30 апреля, 09:15

Экс-спартаковец Ананидзе закончил с футболом в 29: «Кому-то казалось — симулирую. Как можно «косить» в 22 года?!»

Грузинский футболист Джано Ананидзе объявил о завершении карьеры
Обозреватель
Читать «СЭ» в
Грузинский футболист объявил о завершении карьеры.

Подобрать слова

Несколько дней Джано подбирал слова. Не решался объявить — «заканчиваю». Наверняка прислушивался к собственному организму — а может, всё-таки?..

Но объявил-таки. Каждое слово пропитано болью. Кто знает Джано — тот поймёт. Этот парень любит футбол так... Как я любил лет в четырнадцать. У меня как-то любовь выветрилась, всё закостенело. Дрожь предчувствия охватывает редко.

Джано Ананидзе. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Джано Ананидзе.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

А у Джано всё иначе!

Я даже догадываться боюсь, какая это боль — заканчивать в 29. Пытаюсь читать отстраненно, равнодушно про боль, непрекращающиеся травмы, череду операционных столов...

Джано, мне жаль. Но ты умный и светлый парень — и будешь где-то рядом. Из футбола ты не ушёл.

Знай — из недоигравших получаются лучшие тренеры. Не веришь? Записывай телефон Бышовца — закончившего в 26. Я и сейчас уверен — тренера тоньше у нас после Бескова не было.

Кстати, и Бесков не доиграл...

30.04.2022 | Зенит — Локомотив

Майка словно парус

Каким я буду вспоминать футболиста Джано? Что всплывёт в памяти через 10 лет?

Какой-то эпизод — выпустили его на замену. Худенький, маленький. Казалось, даже майка на нём висит мешком. Не нашёлся нужный размер — дали ту, какая была.

Но вдруг подхватил мяч около чужой штрафной, раскрутил одного, показал другому, что вот-вот отдаст, — двинул по воротам с такой внезапной мощью, что вратарь одними глазами проводил мяч. Просвистевший рядом со штангой.

Майка не по размеру наполнилась воздухом — словно парус пиратского корабля. Всё это было так красиво, так романтично. Все вокруг смотрели заворожённо — и свои, и чужие. Так когда-то глядели на фокусы Феди Черенкова, покачивая головами. Все такие одинаковые — а он такой разный...

Когда в Свердловске совсем юным погиб чудесный поэт Борис Рыжий, в «Литературке» кто-то проводил его словами: «последний поэт ХХ века».

Когда уходит из футбола живой и юный Джано, мне хочется выкрикнуть что-то вроде «Подождите, вы не поняли! Это же последний великий талант!».

Может, не последний. Может, не такой уж великий талант. Какой-нибудь Кокорин талантливее.

Но на уме такие вот слова. Извините.

Недобрый Будда

Помню, как поехали со «Спартаком» Карреры на сбор в Испанию. Команда на пути к чемпионству — а всё равно как-то не верилось. Чтоб «Спартак» — да в чемпионы?

Славное ж было время! Я замечал в спартаковской гостинице гору чемоданов — и отмечал в заметке: «Не это ли — багаж Аленичева?»

Каррера украдкой курил у крыльца — и шептал проклятия, завидев меня с огромным фотоаппаратом. Проклятия на итальянском звучат словно Confessa 80-летнего Челентано. Судорожно затягивался в последний раз — и отшвыривал недокуренную сигарету. Мистер Трабукки смотрел мне вслед недобрым Буддой.

Напряжение было таким! Только дотронься — заискрит. Каррера, помню, запретил присутствовать даже на тренировках — и я пожаловался случившемуся неподалеку Гинтарасу Стауче. Тот усмехнулся: «Они тренируются в низине — а через шоссе мост. Встал да смотри...»

Слава богу, от присутствия на матчах Каррера меня не отстранил — и я ездил в такие городки, что дух захватывало. Ла-Линеа! Вы знаете, что это? Вот футбольное поле — а рядом огромная гора. Гибралтар! Пограничный пункт, шлагбаум, ученая овчарка. Всё по-настоящему.

Чудесный доктор Вартапетов туда в выходной съездил своим ходом — подружиться к тому времени мы ещё не успели, и с собой поэтому не зазвал. Эх, жалею.

Леонид Трахтенберг, широко жестикулируя рукой с кипой листочков, вёл репортаж для всех радиоточек страны. Где-то за морями Россия прильнула к приёмникам.

А рядом сидела красавица Марья, бывшая гимнасточка. Поработавшая в «СЭ» — а теперь вот помогающая Трахтенбергу в лучшем клубе страны.

Мне-то казалось — я парень хоть куда. Личная жизнь яркая — а будет ещё ярче.

А Марья там, в Ла-Линеа, произнесла тихо, участливо. Каждое слово звучало как отдельное предложение:

— Знаешь... Я бы на твоем месте на себе крест ещё не ставила.

Что-то я отхлебывал в тот момент. То ли суп, то ли чай. Не помню.

Зато помню, как поперхнулся...

«Бесогон»

Насколько напряжен был Каррера — настолько милы и добродушны футболисты. Поговорили с Ивелином Поповым — так сразу после прислал пресс-атташе Трахтенбергу СМС: «Пусть этот корреспондент от «Спорт-Экспресса» приходит всегда». Ещё не заслуженный мастер спорта Илья Кутепов рассказывал, что живет от меня неподалеку — в Мытищах. Читает удивительные книжки. Смотрит «Бесогон».

— Что-что? — вытаращил глаза я.

— «Бесогон», — спокойно подтвердил Кутепов. — Очень познавательно.

Впечатление, кстати, произвел фантастическое. Чистейшая душа.

Только-только пришедший в «Спартак» Георгий Джикия ещё ни одного официального матча не сыграл — и делился со мной тревогами.

— Да ну! — произносил я слова, в которых совсем не был уверен. — Пробьётесь!

Джикия замолкал — и решался:

— Был мне сон.

— Так-так, — насторожился я.

— Сон! — подтвердил Джикия. — Выхожу на «Открытие Арену», с кем-то играем, атмосферу чувствую. Так жду этого момента! Трясёт даже во сне! Просыпаюсь — а мысль одна...

— Это какая же?

— Одного хочу, только одного. Не обосраться.

Георгий Джикия, Джано Ананидзе. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Георгий Джикия, Джано Ананидзе.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

Джано в капюшоне

Все были веселы и бодры. Печален только один человек — Джано Ананидзе. Честно скажу — я боялся сталкиваться с ним глазами. Столько в них боли.

«Спартак» играл внизу, под весёлым испанским дождичком. Рядом жестикулировал Трахтенберг, ветер доносил аромат духов Марьюшки, горизонт справа заслоняла та самая гибралтарская скала...

А Джано смотрел на все это из комментаторской кабинки. Прямо надо мной. Не узнав его в капюшоне, я задал какой-то насмешливый вопрос по игре — Джано ответил почти шепотом.

Я увидел этот взгляд, эту боль — когда играют все, но только не ты...

Эх, Джано, Джано.

Батоно Резо

Мне казалось, он гений, и близкие Джано эту мысль поддерживали.

Помню, как с Сашей Кружковым охотились за Ревазом Челебадзе, чудесным нападаюшим сборной СССР и тбилисского «Динамо». Батоно Резо добавил 70 кило к игровому весу — но ему шло.

— 145 килограмм обаяния! — восклицал он сам и первый же хохотал.

Реваз вел дела Джано. Это добавляло нам энергии — и в Москве мы его все-таки поймали.

Это был концерт! Знали б мы, что Челебадзе так ярок, — отправились бы к нему в Кобулети сами.

Принимал нас в какой-то съёмной квартире. Рядом сидел худенький гражданин в темных очках.

— Это папа Джано.

Обвел царственным жестом вдоль стен:

— А это квартира Джано!

— Надо ж, — удивились мы. — Всегда здесь останавливаетесь?

— Или здесь, или у друзей. Не помню, чтобы ночевал в гостинице. В этой квартире живет Джано с отцом, а мы почти родственники. Они тоже из Кобулети. Ананидзе-старший, Амиран, играл в клубе, где я был президентом.

— Амиран был хорошим игроком? — спросили мы — и улыбнулись Амирану.

Тот замер, ожидая ответа. Будто сам не знал, каким был футболистом.

— На уровне Грузии — отличным! — воскликнул Челебадзе. — В советские времена мог играть в первой лиге, «Динамо» Батуми. Но случилось ЧП — загулял с девочками, опоздал на сбор. Вернулся в Кобулети, здесь был капитаном команды. Потом стал старшим тренером. Из региональной лиги вывел команду в высшую. Сына какого воспитал. Я-то Джано заметил совсем маленьким — поражался, как он с мячом работал. Отец от него ни на секунду не отходил. Джано — уникум! Когда я в 2003-м стал президентом батумского «Динамо», забрал Джано в свою школу. Каждый день отправлял за ним в Кобулети машину, вечером обратно отвозили. Потом я ушел — и Джано переехал на год в Тбилиси...

— Оттуда вы повезли его в Киев?

— Да. Там две недели потренировался, попался на глаза Йожефу Сабо. Тот сразу ухватился: «Это что за мальчишка? Надо брать!» Сезон играл в юношеской команде, выиграл чемпионат Украины. Тут пришел вызов в сборную Грузии для 17-летних — а Джано не было и пятнадцати.

— Здорово.

— Только тренер его украинской команды, Крощенко, так не думал — никуда, говорит, Джано не поедет. Не будет за сборную играть. Я изумился: «Как это? Поедет!» — «Ах, так? Тогда отчислим его из киевского «Динамо»...»

— Поехал в сборную?

— Конечно. А через две недели получаем письмо: «Джано Ананидзе отчислен из школы киевского «Динамо». И я повез его в «Спартак».

«Кечинов, клянусь, обнял меня!»

Подробности сыпались такие, какие мы и предположить не могли. Челебадзе рассорился с киевским «Динамо» — всё из-за истории с Джано.

— Договориться нельзя было? — уточняли мы.

— Можно, — отвечал Реваз. — Если б начали финансировать. А нам говорили — пока не исполнится 18 лет, никаких денег не получите. «Спартак» же был готов говорить о деньгах, только привозите.

— Черчесов нам как-то рассказывал — если б не он, тогдашний спортивный директор, Джано в «Спартаке» не было бы.

— Не знаю, кто первым его увидел, но мне звонил Смоленцев. Честно скажу, не хотелось портить отношения с Киевом, но тут пришло это письмо об отчислении. Сначала «Спартак» смотрел Джано на фоне ровесников, затем решили подключить к дублю. Едем в спартаковском автобусе на «Октябрь». Смотрю, Валера Кечинов недобро косится — что за мальчишка сидит? А рядом какой-то грузин, похожий на сумоиста.

— Не признал вас?

— Нет, конечно. Шепнул ему тихонько: «Я — Резо Челебадзе...» Так Кечинов, клянусь, обнял меня! С такой душой отнесся! Указываю ему на Джано — так и так, мой пацан. Надо выпустить в игре. А их с Мирославом Ромащенко, главным тренером дубля, никто не предупредил. Кечинов взглянул: «Хорошо, минут на 15 запустим». — «Мы две тысячи километров летели, чтоб на 15 минут выпустить?!»

— Что было дальше?

— 15-летнего мальчишку выпускают за дубль — он две голевые передачи сделал и сам два забил! 5:0 выиграли! До этого я со Смоленцевым говорил об одной сумме, а он упирался: «Много просите». Так после пятого гола сам ко мне подошел: «Мы договорились о цене, больше не увеличиваем». Только дурак мог не взять Джано в команду.

Джано Ананидзе. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Джано Ананидзе.
Александр Федоров, Фото «СЭ»

Джано и сборная России

Мы слышали историю — будто могли заиграть Джано за сборную России.

— Могли, — подтверждал батоно Резо.

— Так что ж?

— Я этого не хотел, да и Джано тоже. Мы — грузины. Появился самородок — какое я имею право отбирать эту радость у своей страны? Но если б Джано и его родителям вовремя сделали российский паспорт — они стали бы россиянами, и о сборной России можно было бы говорить. Но мы слышали только: «Завтра, послезавтра, через месяц...»

— Так и не сделали?

— Нет. Хоть у Джано мать — русская. А когда Ананидзе сыграл за сборную, вопрос закрылся. Но лично я чувствовал бы, что подвел свою страну, если б Джано играл за Россию. Мне было бы стыдно.

«Кто — она?» — «Она, Дасаев...»

Нам казалось — Джано скромный. Да и русский знает немногим лучше легендарного Тенгиза Сулаквелидзе. Который в сборной СССР объяснялся с помощью пальцев: «Я даю — она выходит...» — «Кто — она?» — «Она, Дасаев...»

Выяснилось — все не так. Джано скромный, но умница. Правильно говорил Николай Старостин — «дураки в футбол не играют». Да и говорит прекрасно. Хоть и негромким голосом.

Однажды мы встретились — и разговор получился. Мы смотрели на этого мальчишку. Ну что такое — 24 года? А в «Спартаке» он был к тому моменту дольше всех — почти 10 лет!

Сколько месяцев, недель он чувствовал себя футболистом основного состава?

В тот момент он был счастлив — еще не зная, что скоро все это обернется новыми разочарованиями и болью.

Рассказывал, какое ж это чудо — Массимо Каррера.

— Я в клубе с лета 2007-го, лишь на год уезжал в «Ростов». Такого коллектива, как при Каррере, не было никогда. Сегодня один за всех и все за одного. Это Массимо создал атмосферу! Вы же видите, какое желание бороться, побеждать...

— Неужели при Аленичеве всего этого не было? Люди те же.

— Люди те же — а не было! По себе чувствую: за Карреру могут встать все. А доверие — к каждому. Любой в «Спартаке» сейчас так ответит. Каррера — сильнейший тактик! Здорово объясняет, как обороняться, как действовать впереди. Кто-то говорил: «В нападении нужна импровизация». Каррера же выстраивает игру от соперника. С кем-то надо по центру атаковать, с кем-то — через фланги. Мне кажется, над тактикой он работает круглые сутки. С первого дня, едва стал исполняющим обязанности, бросилось в глаза, что хочет выигрывать. Все же тогда писали — в «Спартак» должен этот прийти, тот... Каррера никого не слушал! Заряжал эмоциями! С ним очень комфортно, каждая тренировка — как праздник.

«Маленький Пирло»

Кстати, именно Каррера и произнес это — «маленький Пирло».

— Да-да, он, — улыбался Джано. — Месяца через полтора после назначения. Подошел неожиданно перед двусторонкой: «Хорошо начинаешь атаки, хочу тебя попробовать в опорной зоне. Будешь маленьким Пирло!» Рассмеялся.

Подумал и добавил:

— Хоть до Пирло мне далеко. Он такие передачи вырезает — только беги, мяч тебе сам в ноги придет. Да и в мощи стоило бы мне чуть прибавить. Хотя многие футболисты на этом прокалывались. Садились на протеин, не вылезали из тренажерного зала. Мышцы росли — но пропадала скорость, резкость. Зачем мне это? Божович в «Ростове» тоже говорил — не надо подкачиваться. Главное — выдерживать 90 минут на поле. Сейчас-то могу хоть 120 отбегать. А знаете почему?

— Почему же?

— Играю регулярно. Как перестаешь играть — уже сложнее...

Джано улыбался — и рассказывал нам, как встретит однажды Карреру в Грузии. Ах, как это будет вкусно!

— Сначала в Кобулети проведу по улице, которая считалась самой длинной в СССР. Раньше называлась улица Ленина, теперь — Агмашенебели. Кажется, 16 километров. Недалеко Батуми, вот там есть что посмотреть. Ботанический сад, например. Или курорт Лопота в Кахетии, большое озеро. Красота необыкновенная. У нас что захочешь — то и получишь. Смотря какое настроение. Но если Каррера приедет в Тбилиси — это совсем другая песня! Я бы водил его по Старому городу, а вечером — в ресторан.

— В какой? — уточнял дотошный корреспондент Кружков.

— Чтоб понятно было — ты в Грузии! — восклицал Джано, проделав рукой что-то закручивающееся вверх. — Тарелки глиняные, еда на кеци... На Грузию надо десять дней, не меньше. Ну как Сванетию пропустить? Уникальное место. У меня жена оттуда.

«А вам голову никогда не отрывали?»

Кого-то спросишь про травмы — поморщится. Может, и расскажет, но без наслаждения. Кто-то и вовсе может разгневаться — как тафгай Юдин. Как-то спросили — все ли ломал пальцы на руках? Вопрос как вопрос. Если дерешься, лупишь по чужому шлему — какие пальцы выдержат?

— А вам голову никогда не отрывали? — посмотрел на нас Юдин исподлобья.

Ничего доброго этот взгляд не обещал. Выяснилось, говорить про травмы — форма сглаза. Мы и не думали. Юдин всё понял — и оттаял.

Сглаз? Джано так не считал! Прошёл столько, что счет госпиталям потерял. Что уж тут бояться сглаза, расспросов?

Мы слышали, что два года парень играл с больным голеностопом. Но не верили. Так не бывает.

— Бывает, — произнес Джано и приподнял брючину.

Не помню, что мы разглядели в полумраке кафе. Кажется, расплывчатые очертания шрама.

— Да-да, шрам. Вот он! — указал Джано. — Здесь сухожилие, по этой линии была травма. Бегу по прямой — нормально. Чуть рывок в сторону — адская боль! Но врачи не могли определиться с диагнозом, потому что МРТ ничего не показывала. Ни в Москве, ни в Риме.

— Такое бывает?

— К сожалению. Наши думали, проблема со связками, итальянцы решили — сухожилие. Что-то вкололи — полегчало. Так и предложили тренироваться.

— На уколах?

— Ну да. Одного хватало на три-четыре дня. Если нагрузки поменьше — недели на полторы. Но перед матчем укол был всегда. И в «Спартаке», и в «Ростове».

— Кошмар.

— Концовку сезона в «Ростове» вспоминать страшно. Последние пять туров стопа болела так, что делали не обычный укол, а анестезию. Как зубы лечат — др-р-р... После этого ногу вообще не чувствовал. Порвался бы — не заметил.

— Что потом?

— В отпуске вроде стало получше. Аренда закончилась, приступил к тренировкам в «Спартаке» — боль вернулась. Бегать мог только трусцой. Если в сторону движение, сразу в ноге — «тук-тук»! Итальянские врачи поражались: «На МРТ — ничего. Откуда боль?» Но я же не придумывал!

— Мы понимаем.

— А кому-то казалось — «закосил», симулирую. Как можно «косить» в 22 года?! Да и не в моем это характере. После тридцати пяти отдохну... Честно, был на грани. Успокоил Диего Мантовани, тренер по реабилитации. Сказал: «Случается такое в медицине — травма есть, но ее никто не видит». Посоветовал чудесного финского хирурга Сакари Ораву.

— Это доктор легендарный. Лечил Бекхэма, Гвардиолу, Дешама.

— С Диего прилетели в Турку. Орава пальцем коснулся сухожилия и сообщил, что завтра в 11.00 операция. Даже МРТ не делал!

— Фантастика.

— Наркоз был не общий. Ногу отключили — и я следил за операцией, которая длилась минут сорок. Оказалось еще хуже, чем предполагал Орава.

— Не томите. Что было-то?

— Не одно сухожилие порвано, а два. Но как он мог пальцем почувствовать?! Операцию выполнил идеально, с тех пор никаких проблем. Волшебные ощущения: дотрагиваешься до мяча — а боли нет. Огромное этому доктору спасибо.

Джано Ананидзе. Фото Алексей Иванов, "СЭ"
Джано Ананидзе.
Алексей Иванов, Фото «СЭ»

«Мама отдала 700 грамм печени, себе оставила 300»

Что, впрочем, все эти травмы — если пережил Джано трагедию самую настоящую?

Смерть отца — который сделал для него всё.

— Я отца вспоминаю каждый день, — тихо произнес он. — Ему было 49. Я потом долго играл под этим номером.

Мы с Кружковым глядели в стол — чтоб не замечать блеснувшую в глазах Джано слезу. Ему будет неудобно, нам тоже.

Он пережидал с полминуты — и рассказывал уже спокойнее. Разве что голос чуть дрожал.

Говорил, как мама отдала часть своей печени для пересадки. Как оперировали папу в Измире. Как помог деньгами «Спартак».

— Папа чувствовал себя отлично, будто и не было сложнейшей операции.

— А мама?

— Вот она еле передвигалась. У человека печень весит килограмм. Мама отдала 700 грамм, себе оставила 300...

— Сколько стоила операция?

— 110 тысяч евро. А получал я тогда 15 тысяч долларов.

— Заняли?

— «Спартак» одолжил мне 100 тысяч евро. По десятке ежемесячно вычитали. Но реабилитация — это тоже расходы, каждые две недели — пять тысяч долларов.

— Ого.

— Уже сил никаких, сплошные долги. Папа решил: «Хватит платить! Еду домой!»

Казалось, всё позади, — но закончилось все трагично.

— Через десять дней пошел смотреть, как играет мой брат, угодил под дождь. Простуда, температура... Я как раз прилетел в сборную. Против Испании не играл, нога болела. Отец тоже добрался до Тбилиси. Я ужаснулся. Лицо такое... Белое! Тут же позвонил в Измир, отвечают — немедленно в клинику. Его сопровождали мама и брат, уложили в реанимацию. Там сердце и остановилось.

Передышка

Этот миниатюрный, славный паренёк Джано пережил столько боли — что желаю ему сегодня одного: передышки. Освобождения от скверных мыслей. Депрессия неизбежна — но кто-то справляется быстрее.

Я желаю, чтоб этим «кто-то» был ты, Джано.

Отдыхай, мой друг. Забудь про боль и травмы. Всё это позади.

Отдыхай год, два. Сколько надо. Изголодайся по футболу.

А потом возвращайся. Роль выберешь сам. В России тебе рады все и всегда. Память самая добрая.

Впрочем, всё это ты знаешь...

Возвращайся!

Реклама
Положение команд
Футбол
Хоккей
И В Н П +/- О
1
Зенит 0 0 0 0 0-0 0
2
Сочи 0 0 0 0 0-0 0
3
Динамо 0 0 0 0 0-0 0
4
Краснодар 0 0 0 0 0-0 0
5
ЦСКА 0 0 0 0 0-0 0
6
Локомотив 0 0 0 0 0-0 0
7
Ахмат 0 0 0 0 0-0 0
8
Кр. Советов 0 0 0 0 0-0 0
9
Ростов 0 0 0 0 0-0 0
10
Спартак 0 0 0 0 0-0 0
11
Н. Новгород 0 0 0 0 0-0 0
12
Урал 0 0 0 0 0-0 0
13
Химки 0 0 0 0 0-0 0
14
Торпедо 0 0 0 0 0-0 0
15
Факел 0 0 0 0 0-0 0
16
Оренбург 0 0 0 0 0-0 0
Результаты / календарь
1 тур
2 тур
3 тур
4 тур
5 тур
6 тур
7 тур
8 тур
9 тур
10 тур
11 тур
12 тур
13 тур
14 тур
15 тур
16 тур
17 тур
18 тур
19 тур
20 тур
21 тур
22 тур
23 тур
24 тур
25 тур
26 тур
27 тур
28 тур
29 тур
30 тур
15.07 20:00
Химки – Зенит
- : -
16.07 15:00
ЦСКА – Урал
- : -
16.07 17:30
Оренбург – Кр. Советов
- : -
16.07 20:00
Ахмат – Спартак
- : -
17.07 15:00
Торпедо – Сочи
- : -
17.07 17:30
Локомотив – Н. Новгород
- : -
17.07 20:00
Краснодар – Факел
- : -
17.07 20:00
Динамо – Ростов
- : -
Все результаты / календарь
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости