«Семак и Рибалта не всегда находили общий язык». Интервью аналитика, который ушел из «Зенита» в «Рубин»

Владислав Зимагулов
Корреспондент
8 марта 2021, 11:00
Сергей Семак и Хавьер Рибалта. Фото ФК «Зенит» Никита Васюхин. Фото ВКонтакте Сердар Азмун. Фото Reuters Артем Дзюба и Сергей Семак. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Большое интервью с Никитой Васюхиным

Никита Васюхин нынешней зимой покинул «Зенит», где проработал три с половиной года, и пополнил штаб Леонида Слуцкого в «Рубине». В Казани он будет заниматься подготовкой к соперникам, анализом и селекцией.

Перед матчем «Рубина» с «Зенитом» «СЭ» поговорил с Васюхиным — о причинах ухода из питерского клуба, о том, как там выстроена работа над трансферами, о проблемах Семака и Рибалты, а также о том, как «Рубину» за счет тактических видео удалось обыграть «Спартак» и сдержать Квинси Промеса.

Приглашение в «Рубин», требования Слуцкого, почему ушел из «Зенита»

— Никита, как возник вариант с твоим переходом в «Рубин»?

— Через общих знакомых я познакомился с главным тренером казанцев Леонидом Слуцким и спортивным директором Олегом Яровинским, мы пообщались. Мне показалось интересным то, что они предложили. Я уже раздумывал над каким-то переходом. В «Зените» рабочий процесс немного приелся, не было возможности организовать аналитический отдел, который одновременно совмещал бы в себе анализ своей команды, соперника и селекцию. А в «Рубине» постараемся это реализовать.

В клубе в очень плотной связке работают главный тренер и спортивный директор. Если в «Зените» ты контактируешь либо с тренером, либо со спортивным директором, то в «Рубине» — одновременно с обоими. Это очень удобно, когда ты и с тренером каждый день взаимодействуешь, знаешь, какие у него требования к игрокам на каждой позиции, и со спортивным директором в полном контакте.

— Почему в «Зените» у тебя было по-другому?

— Со спортивным директором я общался, но у него с тренером не было таких же хороших отношений, как здесь, в «Рубине». Тут они работают в плотной связке, а в «Зените», на мой взгляд, Семак и Рибалта не всегда находили общий язык. Иногда было тяжело понять, что мы ищем конкретно, какие требования у них к игрокам. Мы просто пытались найти хорошего футболиста. А в «Рубине» мне более понятно, что от меня требуется.

— Какой функционал у тебя теперь?

— Буду разгружать тренерский штаб от анализа соперника. Если раньше они были вынуждены смотреть все матчи, то сейчас будут делать это меньше. Я буду давать готовые нарезки по сопернику, предлагать какие-то варианты по «стандартам», как их лучше использовать. Также буду делать все, что касается анализа данных и по сопернику, и по своей команде: какая динамика, кто какие отрезки проводит. На моем отделе также данные по новичкам.

— Ты будешь искать и предлагать игроков либо анализировать футболиста, которого скажут?

— Думаю, что будет работа в обоих направлениях. Буду проверять через наши фильтры тех потенциальных новичков, которых найдет наш селекционный отдел. И предлагать игроков Яровинскому на первом этапе, а если игрок окажется ему интересным, то уже и Слуцкому.

— Грустно было уходить из «Зенита»?

— Есть люди, к которым я очень тепло отношусь и с которыми рад буду увидеться. Но в последние полгода чувствовал какой-то профессиональный застой. Я думал над тем, чтобы найти какой-то более интересный вариант. Естественно, было грустно прощаться с людьми, с которыми долго работал.

— Каково сейчас делать разбор для другой команды по «Зениту»?

— Немного необычно.

— Это же преимущество для «Рубина»: ты хорошо знаешь сильные и слабые стороны команды, в которой долго работал.

— Да, в этом плане мне будет проще. Я очень много моментов помню и знаю, что требует Семак. Иногда смотришь матчи и не сразу можешь понять, какие требования у главного тренера. Иногда вообще не поймешь, что он хочет от игроков.

Я видел все игры «Зенита» в первой части сезона, помню все детали и могу даже не пересматривать их. Знаю, что мне нужно вставить в видео и показать как главному тренеру, так и в индивидуальных разборах игрокам.

Но это не значит, что матч будет простым и мои знания будут иметь какое-то грандиозное влияние. Играют футболисты, а ты можешь просто дать им больше информации. «Зенит» — это все еще команда с сильнейшим набором игроков в лиге. Даже без Малкома. Будет очень тяжелая встреча.

— Слуцкий год назад не взял в штаб аналитика Игоря Мананникова с формулировкой, что у них не сложилась «химия». У вас с ним, выходит, отношения сложились?

— В целом в штабе отношения очень дружеские и человеческие. Постоянно шутки, подколы. И при этом нужно все это с юмором воспринимать. Я считаю, что отношения у нас сложились. Со Слуцким, с Яровинским, с представителями тренерского штаба — Веретенниковым, Кузьминым, Козко.

— Все понимают, что Слуцкий — топ-тренер, который все выиграл в России, работал в Англии, Голландии, в сборной. В чем его главная особенность?

— У него есть четкие требования к игрокам. Они понимают, что от них хотят, и в этих требованиях им проще расти. Тренировочный процесс выстроен так, чтобы индивидуальные качества футболистов улучшались. Основная идея именно в этом, на мой взгляд.

Никита Васюхин. Фото ВКонтакте
Никита Васюхин. Фото ВКонтакте

Отношения с Рибалтой, анализ трансферов Малкома и Барриоса

— Как Семак отреагировал на твой уход в «Рубин»?

— Ничего особенного. В первый сезон я работал с главной командой как аналитик по соперникам, а следующие полтора года — как руководитель аналитического отдела и селекции, подчинялся непосредственно Рибалте. Семаку я передавал только какие-то отчеты по новичкам. Не могу сказать, что мы как-то сильно взаимодействовали в последнее время.

— Знаю, что Рибалта, мягко говоря, не особо рад твоем уходу.

— Да, он не хотел подписывать заявление о моем уходе. Так его и не подписал. Но в России такое трудовое законодательство, что если твой руководитель ознакомлен с заявлением об уходе, то отдел кадров автоматически запускает процедуру увольнения. Через две недели ты по собственному желанию увольняешься.

— А что Рибалта говорил?

— Что не хочет отпускать и не будет подписывать заявление.

— Он предлагал что-то, чтобы ты остался?

— Нет, дело не в этом. Видимо, ему не нравилось, что я веду переговоры с другим клубом. Хотя у меня же обычный трудовой контракт, а не как у футболиста. Не было никакого нарушения трудового законодательства.

Для руководителя всегда плохо, когда из клуба уходят люди по собственному желанию. Условно, если бы это случилось через полгода, когда сам Хавьер, вероятнее всего, уйдет, он бы, конечно, принял это спокойнее. Рибалта не хотел, чтобы люди уходили из клуба до окончания его контракта.

— Как вы взаимодействовали?

— Я занимался тем, что предлагал ему игроков. Мой отдел анализировал футболистов, которых предлагали европейские скауты «Зенита» из разных регионов. Ну и сам предлагал варианты на позиции, учитывая наш бюджет.

— Каково было, когда в клубе работал такой серьезный штаб для анализа новичков, а подписывался Малком из «Барселоны» за 40 миллионов евро?

— Малком пришел летом 2019-го, когда нужен был атакующий игрок на правый фланг с левой ногой. Мы определяли, чего не хватало команде — умения обыгрывать один в один, качественных проникающих передач, создаваемых моментов в полуфланговой и центральной зоне. Аналитический отдел никогда не будет предлагать такого игрока, как Малком. Ты даже не можешь подумать, что такой игрок может перейти в российский клуб.

Одним из наших первых кандидатов на эту позицию был Рафинья, который тогда играл в «Спортинге», потом перешел в «Ренн», а сейчас выступает за «Лидс» в АПЛ. Мы его очень высоко оценивали, он вписывался в тот бюджет, который нам озвучивали. Рафинья за сильно меньшие деньги, чем Малком, перешел в «Ренн» (21 миллион евро, по оценке Transfermarkt. — Прим. «СЭ»). И «Лидс» купил его еще дешевле, чем он переходил в «Ренн» (18,5 миллиона евро). Сегодня он смотрится в АПЛ достаточно качественно. Но не факт, что он бы поехал в РПЛ, потому что многие предпочли бы в качестве трамплина французскую лигу, а не российскую.

Клуб принял решение подписать Малкома, аналитический отдел в такой ситуации никто не будет спрашивать. Спортивного директора и тренера он устраивал. Для гендиректора это тоже имиджевая сделка.

— Как проходила работа по поиску опорника, когда подписывали Барриоса?

— Я тогда работал в первой команде и делал отчет по итогам первой части сезона для Семака. Одним из пунктов было то, что «Зениту» не хватало качественного разрушителя в центре поля. Команда слабо контролировала опорную зону. Нужен был игрок с отбором. Было непонятно, уходит ли Паредес, но со второго сбора мы уже начали разрабатывать варианты.

Шло обсуждение, и появлялись разные фамилии. Например, Сандер Берге, который играл в «Генке» и потом перешел в «Шеффилд Юнайтед», Джибриль Соу, который играл в «Янг Бойз», а потом перешел в «Айнтрахт», впроброс звучала фамилия Малиновского.

— Но он игрок другого плана.

— Конечно. Предлагались разные варианты. Был вариант с Лоботкой, который тогда играл в «Сельте», а потом перешел в «Наполи». Он стоил сильно дороже, чем в итоге обошелся Барриос.

Основное мое участие — я настаивал на том, что клубу нужен разрушающий опорник, который бы контролировал зону, срывал атаки соперника, держал бы мяч под давлением и выходил из-под прессинга. Если к этим качествам добавить умение вести игру, то это уже другие деньги. Плюс настаивал именно на Барриосе и оценивал его выше остальных вариантов. В итоге все удачно сложилось.

Сердар Азмун. Фото Reuters
Сердар Азмун. Фото Reuters

Слабые стороны Азмуна, феномен Оздоева, «Зенит» в этом виде себя изживает?

— Азмуна зимой хотели пригласить «Боруссия» и «Севилья», но он опять не ушел. Он не пересидел в РПЛ?

— По совокупности качеств это очень сильный нападающий, быстрый и прыгучий. У него редкое сочетание скорости и игры вверху. Он подходит под разные модели игры. Очень здорово открывается за спину и на опережение в штрафной. Может завершать моменты низом и головой.

Азмун мог бы спокойно играть в топ-чемпионате в клубе, который борется за еврокубки. Но есть вопрос к оборонительным качествам. В «Зените» его сильно разгружают от черновой работы, и он одно владение может прессинговать, а потом три владения отдыхать. В Европе требования другие.

Если ты едешь, условно, в «Лидс», то, каким бы ты ни был сильным нападающим в атаке, в обороне ты должен прессинговать постоянно и играть один в один против защитников соперника. В «Лацио» нужно играть всей командой за линией мяча, и даже супербомбардир Иммобиле вынужден очень много бегать без мяча, он пробегает 11 километров за 90 минут. Азмун бегает около 9 километров за 90 минут и берет очень большие паузы, когда команда обороняется. Это не хорошо или плохо, это просто условия, к которым надо адаптироваться. Например, Месси вообще пробегает по 8 километров, но делает сумасшедшую разницу в атаке. Если с мячом ты не даешь сумасшедшую статистику, то в Европе тяжело.

— Можешь объяснить феномен Оздоева? Он слабо выглядел у Грасии и Бердыева в «Рубине», ушел в «Зенит» и вдруг стал одним из ключевых игроков.

— Его главные качества — это огромный объем работы и постоянное стремление искать единоборства. У него не всегда чистый отбор, он достаточно много фолит — больше двух фолов за игру. Но Оздоев не сразу заиграл в «Зените». И начал попадать в состав спустя год.

Я же был свидетелем этой истории, когда его не ставили в состав на зимних сборах в 2019 году во время первого чемпионского сезона. Но потом в команду пришло три легионера, и при лимите 6+5 нужен был россиянин в состав. Из этого состава выбыл Нобоа, в центр наигрывался Мусаев, но он сделал несколько ошибок в последней товарищеской игре и выпал из состава. Был первый официальный матч плей-офф Лиги Европы с «Фенербахче», там играл Краневиттер, который действовал очень плохо. И на ответную игру поставили Оздоева, искали варианты. Магомед забил гол, сыграл блестяще. После этого у него пошло.

Оздоев заиграл за счет характера. У него был сложный момент, но он не сломался. Магомед еще анализирует себя, играет на своих сильных качествах: делает то, что получается хорошо, реже то, что получается плохо. И сказался момент, что с ним играет Барриос — футболист, который помогает тебе, страхует, прикрывает зону. С таким партнером твои огрехи меньше бросаются в глаза.

— Мостовой — это реально сильный молодой игрок, за которого адекватно просить 8 миллионов евро?

— Не знаю, сколько за него просили. Но в «Сочи» он выглядел интереснее, чем в «Зените». Там он один в один обыгрывал, хорошо действовал в завершении. У него была хорошая конвертация успешных обводок в удары и созданные моменты. В «Зените» Андрей часто обыгрывает, но не дает качественную концовку. Однако в текущем лимите это хорошая единица: у него есть скорость, дриблинг, он может зарабатывать фолы. А если лимит будет ослаблен, то за меньшие деньги можно найти более интересных игроков в той же Скандинавии.

— «Зенит» в этом виде себя изживает?

— Усиление всегда нужно, в каждое трансферное окно требуется брать игроков, которые будут делать команду сильнее. Не думаю, что «Зениту» нужны кардинальные изменения, потому что есть командный костяк. Нужно не ошибаться и внедрять сильных игроков. И важно усиливать глубину состава.

— Вендела правильно используют?

— Его используют на разных позициях. Он выходил в 4-4-2 на фланге и рядом с опорником, в полузащите из трех игроков он выходил «восьмеркой», какой-то матч играл «десятку». Его оптимальная позиция — рядом с опорником, опускаться глубоко, когда команда коротко строит атаку. Он великолепно действует под прессингом, не теряет мяч, на ведении способен таскать его из своей трети поля в финальную.

Это игрок, который может отдавать нестандартные передачи, обыгрывать один в один в сжатых пространствах, увеличивать скорость комбинационной игры. Он быстро принимает решения, использует мало касаний. Когда он с Малкомом на поле, то они хорошо друг друга понимают. Вендел может поддерживать скорость игры Малкома в плане принятия решений. Это очень хорошо показал матч со «Спартаком», который был перед паузой. Вендел и Малком сыграли главную роль, потому что хорошо друг друга понимают.

— Понятно, что «Зенит» за счет ресурсов и возможностей будет доминировать в РПЛ. Почему все так слабо в еврокубках?

— Последние пять лет уровень нашей лиги идет вниз, об этом говорят результаты не только «Зенита», но и других клубов. Сопротивление в РПЛ и Лиге чемпионов сильно разнится.

— Дело только в уровне РПЛ?

— Лимит — это тоже проблема. Восемь легионеров — это мало, чтобы конкурировать. Все команды, которые нам противостоят в Европе, имеют больше легионеров.

Но и тренерские решения могли быть лучше. С Семака тоже нельзя снимать ответственность.

— Семак — тот тренер, с которым «Зенит» может выйти в плей-офф Лиги чемпионов?

— В прошлом сезоне не хватило одного очка, чтобы выйти. При определенных раскладах и с Сергеем Богдановичем «Зенит» может выйти в плей-офф. Можно ли найти тренера, с которым шансы будут выше? Думаю, что да. Но по-человечески я очень хорошо отношусь к Семаку.

Для сборной России это неплохой вариант в случае ухода Черчесова. У Сергея Богдановича будет шанс поработать с футболистами, которые ему очень нравятся, — Миранчуками, Головиным. Он смог бы переформатировать сборную, которая сейчас играет достаточно прагматично.

— Как относишься к мнению, что «Зенит» с любым тренером при таких ресурсах будет чемпионом? Насколько успехи «Зенита» в России связаны с фигурой Семака?

— Нельзя недооценивать качеств Семака как менеджера, который гасит все конфликты и не позволяет им выйти за пределы раздевалки. А ведь многие игроки в «Зените» по-человечески не очень простые.

И в том, что Дзюба проводит свои лучшие сезоны в карьере с точки зрения влияния на игру команды и своей статистики, большая заслуга Семака. Он дал ему эту свободу двигаться в атаке в те зоны, в которые Артем считает нужным. Под это он подстроил игру команды.

Ведь трансфер Азмуна — это инициатива Семака. Он хотел центрального нападающего, под которым Дзюба мог бы играть, подыгрывая ему и комбинируя. Изначально при Семаке Дзюба играл центрального нападающего, много отходил во фланги, и в штрафной не хватало форварда, который мог бы решить эпизод, с которым можно было бы обыграться. Семак сформировал эту модель с Азмуном, реализовал ее.

Во всех решениях по новичкам влияние Семака было очень важным. Он сделал многое, чтобы этот состав собрался в «Зените».

Артем Дзюба и Сергей Семак. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Артем Дзюба и Сергей Семак. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Разбор «Спартака», подготовка к Промесу, нарезки для игроков

— Как ты участвовал в подготовке игроков «Рубина» к «Спартаку»?

— Мы пытаемся внедрить больше индивидуальных видео для игроков. Перед матчами каждый футболист может попросить видео по соперникам, которым предстоит противодействовать на поле. И уже просят.

— Например?

— Для Старфельта я делал видео по Соболеву, Понсе и Промесу. Для Хвичи — видео о Маслове, против которого он часто оказывался. Еще мы ожидали, что справа в полузащите может сыграть Зобнин. В итоге он играл в опорной зоне, но в матче первого круга он играл правого латераля, и у Хвичи были определенные проблемы. Поэтому я сделал для него нарезку и по Зобнину тоже.

Самошников просит видео по тем игрокам, с которыми ему предстоит сыграть, очень внимательно смотрит. Перед «Спартаком» он смотрел видео по четырем оппонентам. Ведь он начинал против Мозеса, затем на его фланг пришел Промес, там мог сыграть и Зобнин.

Еще мы отмечаем нюансы. Условно, Айртон на первый взгляд очень опасный игрок, но если понимать, что он в 90 процентах случаев обыгрывает в одну сторону под рабочую ногу, в одной манере, то понятно, как против него нужно обороняться. Игроки смотрят эти нарезки по семь-восемь минут на каждого и уже выходят играть более готовыми.

Естественно, Леонид Викторович во время теории тоже комплексно разбирает опасных игроков соперника и то, как против них обороняться. Но в командную теорию нельзя вставить семь минут по Промесу, еще семь минут — по Мозесу. Тогда теория будет идти больше часа. Поэтому я каждому делаю такие видео, у нас есть «облако», куда можно их загружать.

— Насколько вы были готовы к выходу Промеса?

— Рассматривался вариант, что он может выйти вторым нападающим, а не на фланге. Мы не думали, что «Спартак» выйдет с таким рискованным вариантом состава. Они поставили одновременно двух нападающих и двух крайних нападающих, все с акцентом на атаку. При таком составе для нас оставалось достаточно много зон.

К Промесу были готовы те, кому предстояло чаще всего встречаться с ним на поле. То есть Самошников, Зуев, Зотов посмотрели видео по Промесу, Мозесу, Зобнину. Зуев и Зотов еще и видео по Айртону смотрели. И центральные защитники тоже смотрели видео по Промесу, понимали, как он играет.

— А что ты им скидывал? Последние матчи Промеса за «Аякс»?

— Взял последние шесть-семь матчей против сильных соперников. Не очень интересно, как он играет против «ВВВ-Венло» или других команд, которые дают много пространства. Смотрели его против клубов, которые не оставляют много зон, — это «ПСВ», «Фейеноорд», «АЗ», «Аталанта».

— А для вратарей?

— Да, делали нарезку, что он может с острого угла не только подавать, но и бить в ближний угол. Такой ситуации не было в матче, но на всякий случай мы об этом предупредили. Да, ударные «стандарты» он может брать, поставили в нарезку несколько штрафных с хороших точек и несколько стандартов из точек, откуда обычно подают, а он наносит прямые удары, пытаясь застать вратаря врасплох. Какой-то специальной подготовки по Промесу не было. Но была задача, чтобы его игра не стала для футболистов «Рубина» сюрпризом. В итоге сюрпризов для нас не было.

— Как оценишь состояние Промеса?

— Он далеко не в оптимальной форме — до приезда в «Спартак» не тренировался в общей группе. Может, занимался индивидуально. Понятно, что Квинси еще не до конца готов. Думаю, постепенно он начнет выглядеть все лучше.

Некорректно говорить, что это игрок без предсезонки, потому что в Голландии идет сезон. Промес приехал с перерывом в игровой практике в три недели. Непонятно, как он эти недели тренировался. Думаю, что голландец будет набирать форму.

Перформанс Кварацхелии, влияние Деспотовича, проблемы Игнатьева

— Оцени влияние Хвичи на матч. Он сделал игру. Как вы ему помогли?

— Это один из ключевых игроков команды. Он один из лучших игроков лиги на позиции. Понятно, что в первую очередь стоит вести речь о его таланте и данных, работе над собой, работе тренеров с ним. У Хвичи очень разнообразный дриблинг, и не только на чистых мячах, но и в плотном контакте. Если он пробрасывает мяч, то может поставить корпус. Квара очень прибавил физически за последний год.

Качества, где ему нужно прибавлять, — это концовка, завершение атак, создание моментов. На этом постоянно акцентирует внимание Слуцкий и тренерский штаб. Много упражнений на тренировках направлено на то, чтобы крайние и центральные нападающие лучше играли в завершении. После каждой товарищеской игры идет большая работа на теории. Тренер обращает внимание, когда стоит обострять, а когда сыграть аккуратнее. Хвича становится более зрелым футболистом. Если раньше он постоянно лез в обводку, обыгрывал двоих и шел на третьего, то сейчас может искать вариант сохранения мяча.

— Хвича мог сделать два ассиста.

— Да, хотя точность передач Хвичи в матче со «Спартаком» была ниже 60 процентов, но это ничего не говорит об их качестве. Ценность его передач, если они проходят, очень высока. А потеря не так опасна, потому что он теряет эти мячи в безопасной с точки зрения контратак соперника зоне.

У нас есть метрика, которую мы очень любим. Она оценивает, как игрок влияет на владение команды мячом с точки зрения баланса и улучшения вероятности забить гол, а также уменьшения вероятности пропустить. По ней у Хвичи лучший результат в прошедшем туре. Он провел выдающуюся игру и в плане того, как он делал передачи, как продвигал мяч во владении и заставлял соперников на себе фолить. Он посадил игроков «Спартака» на две желтые карточки, могла быть и третья, когда судья дал продолжить атаку.

— Это футболист для топ-чемпионата?

— Если мы говорим про уровень «Севильи» или «Байера», то готов. Думаю, он может там конкурировать за место в составе и выделяться на уровне лиги. Это уже очень сильный исполнитель, который будет еще развиваться.

— Деспотович сегодня — лучший нападающий РПЛ?

— Один из важнейших игроков для команды. Думаю, он в своем текущем состоянии входит в тройку лучших форвардов чемпионата. Да и в гонке бомбардиров конкурирует с Азмуном и Дзюбой.

Джордже выделяется по всем важным показателям для нашей модели игры. Как он открывается и встречается с мячом в опасных зонах, как трансформирует это в моменты, как ведет борьбу, как играет спиной к воротам. Деспот сохраняет очень много мячей после длинных передач, сбрасывает их или ставит спину и принимает. Качество открываний тоже на уровне.

— Как Игнатьеву заиграть под таким конкурентом? Что не получается?

— Он столкнулся с большим различием между тем, что было в «Краснодаре», и тем, что в «Рубине». Это другой тип передач, которые он получает. В «Краснодаре» Игнатьев получал передачи за спину, передачи внутри штрафной в створе ворот и перед штрафной. В «Рубине» от нападающего требуется цепляться за большое количество верховых мячей после длинных передач. Это не его сильные качества. Ему сложно адаптироваться и проявить себя в такой модели.

— А зачем тогда Слуцкий его брал, если он не подходит под его модель? Какие у него плюсы?

— Игнатьев очень хорошо открывается за спину, может решать моменты после таких передач. Но проблема в том, что в «Рубине» полузащита не делает таких передач, которые делал Перейра. Есть в этом плане сложности с получением такого количества мячей. При этом у Игнатьева есть моменты практически во всех играх, в которых он выходил. За время в «Рубине» он не забивал с игры, но по ожидаемым голам у него показатель 4-5. Есть сложности с реализацией.

На таком отрезке это, скорее всего, связано не с качеством игрока, а с дисперсией. Когда он был в «Краснодаре», то очень хорошо реализовывал моменты. Но там у него было много ситуаций, когда он завершал атаки в одно касание после фланговых передач низом, в створе ворот, с близкого расстояния. В «Рубине» таких моментов не так много, потому что у команды другая модель игры. Есть сильные фланговые нападающие, которые много мячей получают один в один, смещаются в центр и потом бьют или делают передачи на дальнюю штангу. Деспотович очень хорош для таких ситуаций, а Игнатьев пока адаптируется. Если менять по ходу игры одного нападающего на другого, то нельзя при этом полностью менять модель игры.

Чем хорош Леон Мусаев, почему Абильдгор не хуже Норманна и Барриоса

— Макаров в перспективе топ-игрок для сборной России?

— Игрок с очень хорошим потенциалом. Он левша, но при этом правая нога у него очень хорошая. Это преимущество, что он обыгрывает в обе стороны. Обычно левши с правого фланга смещаются только в центр под левую ногу, и даже очень хорошие левоногие игроки достаточно предсказуемы. У Макарова в этом плане есть преимущество, что он может обыгрывать и под правую ногу. Для крайних защитников это очень тяжелый оппонент.

Денис может завершать моменты и головой, идти на дальнюю штангу, хоть в этом компоненте и надо прибавлять. Над скоростью принятия решений тоже нужно поработать. У него хороший дриблинг, но часто перебарщивает с улучшением позиции. Хотя у Макарова хороший удар, и он может сразу после первого обыгрыша бить, повышая свою эффективность.

— Мусаева ты видел в «Зените» и в «Рубине». Почему его хотел Слуцкий, за что его ценил Семак, который не хотел расставаться с ним?

— Проблема Мусаева в том, что он пересидел на скамейке в «Зените». Нужно было уйти в аренду раньше. У него был очень сильный сезон в ФНЛ-2018/19 в «Зените-2», когда команда вылетела. Результат был слабый, но Мусаев выделялся относительно лиги очень сильно. Это объем и качество единоборств, борьба вверху, продвижение мяча, умение играть под давлением. У него очень хорошее сочетание качеств, он здорово выглядел по данным в ФНЛ.

В том же сезоне Фомин играл за «Нижний Новгород», и по многим показателям Мусаев его превосходил, хотя выступал в более слабой команде. Фомин сразу ушел в клуб РПЛ, Леону тоже стоило искать варианты в премьер-лиге. Он сейчас был бы гораздо выше уровнем и статусом.

— Мусаева в «Рубине» видят в роли разрушителя?

— Редкий случай, когда у игрока самые любимые упражнения — на отбор мяча. Обычно футболисты такое не любят, а Мусаев еще с академии иногда просто кайфует от обороны. Но и с мячом он может быть полезен, разыгрывать его из глубины. Со «Спартаком» у него не всегда были хорошие решения с мячом, но это его первый матч в РПЛ на позиции центрального полузащитника в стартовом составе. В «Зените» он выходил с первых минут, когда команда уже обеспечивала себе чемпионство и последние четыре-пять игр применяла ротацию, градус уже был не тот. Часто он появлялся не на своей позиции: левый центральный защитник, левый защитник. Сейчас же Леон на своем месте.

Это игрок с большим потенциалом, который будет только прибавлять.

— Абильдгор — это реально топ-игрок по меркам РПЛ? Кажется, его не так ценят в лиге, как Норманна или Барриоса.

— По метрикам, связанным с продвижением мяча, сохранением, по действиям под давлением Оливер входит в число лучших игроков за три последних сезона. Это король верха, у него самый высокий процент выигранных верховых единоборств среди центральных полузащитников. У Абильдгора большое количество перехватов, заблокированных передач. Оливер за счет качественного отбора снимает нагрузку с центральных защитников.

До прихода датчанина Уремович был лидером РПЛ по числу попыток отбора и числу перехватов. И это не очень хорошая ситуация, когда на центрального защитника выпадает такой объем. Это говорит о том, что в команде нет опорника, который бы снял это давление, заставлял соперника идти во фланг либо разрушал атаки в центре. Оливер на втором месте в «Рубине» по сыгранным минутам при Слуцком после Старфельта. Абильдгор для нашей команды ключевая фигура.

Да, считаю, он входит в тройку лучших опорников наряду с Барриосом и Норманном. Но это разные игроки. Барриос в большей степени разрушитель, у него простые решения с мячом, в основном он сохраняет его под давлением (с чем отлично справляется). Норманн — это более рискованный профиль передач, он агрессивнее играет вперед диагоналями, забросами, но в плане позиционной обороны и качества расположения он обоим уступает. А Оливер — более сбалансированный игрок, который может отдавать диагональные передачи, продвигать мяч, при этом играет вверху сильнее обоих.

Бот для трансферов, работа в Европе, подготовка к «Зениту»

— Сколько игроков ты просматриваешь в процессе селекции?

— В идеале надо успевать смотреть десяток интересных игроков в неделю. Мы строим работу так, что у нас есть бот, который предлагает нам интересных футболистов в разных лигах.

— Бот?

— Да, он предлагает кандидатов под наши критерии. Учитывается число сыгранных минут и показатели по нашим метрикам выше определенной отметки, чтобы нас заинтересовать.

— Вы сами его сделали?

— Да, мы сами сделали. Это не так сложно, надо лишь анализировать таблицы с данными.

— Кто из найденных тобой игроков через какое-то время стал топом?

— Их много. О норвежце Хауге из «Милана», который до этого играл в «Буде-Глимт», мы узнали за год до того, как о нем все заговорили. Холанна тоже — в первый сезон Семака мы играли с «Мольде», норвежец тогда был там. Сразу было понятно, что это потенциальный топ-игрок. Но он не мог оказаться в «Зените». У него уже была договоренность, что он переходит в «Зальцбург». Хотя широкая публика тогда о нем мало что знала. Тот же Карбовник, который перешел в «Брайтон». Нам очень нравился центральный защитник Кох из «Фрайбурга», который потом оказался в «Лидсе». Это был один из первых номеров моего отдела на позицию центрального защитника, но в итоге взяли Ловрена. По Коху не сложилось.

— Сейчас какие рынки ты ведешь?

— Топовые лиги мы смотреть не будем. Нам интересен скандинавский рынок, балканский, Азия в меньшей степени, хотя там есть интересные футболисты. Южная Америка тоже, и не только Аргентина с Бразилией, но и Уругвай, Эквадор и Мексика. Наша задача — получать как можно больший объем информации, чтобы давать клубу больше возможностей найти сильного игрока.

— Ты хочешь уехать работать в Европу. Расскажи об этой цели?

— Да, хотел бы организовать аналитический отдел в европейском клубе. Это цель, которую бы я хотел когда-нибудь реализовать. В отличие от футболистов тут 35 годами можно не ограничивать свою карьеру. Можно пока наращивать связи и улучшать свои компетенции.

Учу языки, ищу всякие знакомства с людьми из Европы. Можно же поехать в Чехию или Швейцарию для начала. Во многих странах у меня есть знакомые. И не только для общения. Например, в период пандемии мы не могли посмотреть игрока вживую, но можно попросить видео с тактической камеры, где мы увидим игрока, когда он все время в кадре.

— Перед матчем против «Зенита» особые чувства?

— У меня там много людей, с кем поддерживаю теплые отношения. Для «Рубина» это важная игра с точки зрения продвижения к зоне еврокубков. Нужно держать темп, который команда взяла после паузы, — я сосредоточен на этом.

— Как «Рубину» обыграть «Зенит»? Ты лучше многих знаешь, за счет чего это можно сделать.

— Основная идея — нужно дисциплинированно обороняться и использовать свои шансы в быстрых атаках. У нас сильная тройка нападения, и за счет Хвичи, Макарова и Деспотовича в быстрых атаках нужно забивать. «Стандарты» тоже могут сыграть свою роль.

— Какие у «Рубина» перспективы на ближайшие годы?

— Мы это обсуждали, когда я приходил в клуб. По многим показателям «Рубин» должен быть выше — как минимум в пятерке. То есть команда будет прогрессировать. Думаю, если добавить несколько качественных игроков, «Рубин» сможет по меньшей мере навязывать борьбу за место в тройке.

Чемпионат России: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Результаты опроса

проголосовало: 38565
Все опросы
Кто главный претендент на золото в РПЛ после рестарта сезона?
Зенит
45.1%
ЦСКА
15.1%
Сочи
6.4%
Спартак
24.9%
Кто-то другой
8.5%

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
17
Офсайд