10 мая, 23:30

Лев и Валентина Яшины: история любви

Читать «СЭ» в
10 мая на 92-м году жизни скончалась супруга одного из лучших вратарей в истории мирового футбола Льва Яшина — Валентина Тимофеевна. Они были женаты с 1954 года. Лев Иванович умер в 1990 году.

«СЭ» выражает глубокие соболезнования родным и близким Валентины Тимофеевны.

О романе со Львом спутница жизни великого вратаря рассказала обозревателю «СЭ» Игорю Рабинеру в 2011 году.

Подружка сказала: «Кого последней пойдет провожать, та ему и понравилась»

— Читал, что вы на танцах с будущим мужем познакомились. Верно, Валентина Тимофеевна?

— Отчасти. Он жил в Тушине — и я тоже. Мы, девчонки, ходили, смотрели, как тамошние футболисты заводской команды играют. Я знала, что есть такой — Яшин, но знакомы мы в ту пору не были. Зимой на каток ходили — и он за мной, оказывается, наблюдал. Я его там не видела, а он потом рассказывает: «Помнишь, ты там-то каталась?»

Там, в Тушине (оно еще было пригородом, а не частью Москвы), у нас был первый парень на деревне, и я с ним какой-то кружок на катке прокатилась. Уже потом, когда поженились, Лев мне об этом напомнил. «А, так ты видел? — говорю. — Что же тогда не подошел?!»

А лично познакомились действительно на танцплощадке. Он уже играл за дубль «Динамо». Когда его первый раз поставили в основной состав, даже репортаж вели по радио — телевидения не было еще. И все у нас знали: ой, наш Яшин играет в «Динамо»! Но во втором матче он пропустил четыре мяча за один тайм от тбилисцев, и, хоть матч тот команда и выиграла, его еще на два с половиной года в дубль отправили.

Лев приезжал — родители-то по-прежнему жили там, в Тушине. И вот однажды футболист с завода подходит, говорит: девчонки, а сегодня Яшин приедет. Хотите, с ним познакомлю? Мы с подружкой: хотим. И вот появляется Яшин — долговязый такой, в солдатских сапогах большего размера, которые болтаются на ногах. Но танцевал неплохо.

— И что, это была любовь с первого взгляда?

— Я бы не сказала. Но когда он пошел нас провожать (а жили мы далеко от танцплощадки), подружка шепчет мне: «Кого последней пойдет провожать, значит, та ему и понравилась». Лев проводил сначала ее, потом меня. Так и пошло...

Швейцарские часы отдавать было жалко!

— Читал, вы долго не хотели выходить за него замуж?

— Да, года четыре встречались.

— А почему?

— Да трудно сказать. Уезжал надолго, месяцами не виделись. Это, конечно, влияло на отношения. Потом, он в общежитии жил...

Хотя Лев-то был настроен на свадьбу. Однажды гуляем по улице Горького: а там магазины, витрины, и в одну из них видим, что продается какой-то сервиз. Он и говорит: «Когда поженимся — такой сервиз купим». Вроде прямое предложение и не делает, а на что-то намекает.

Однажды говорит: «Бабушка уже рюмки покупает, готовится...» — «К чему готовится?» — «К свадьбе». — «А ты меня хоть спросил, хочу ли я за тебя замуж выходить? А то бабушка готовится, понимаешь...» — «Ты что, меня не любишь, что ли?» Отвечаю: «Да просто не собираюсь сейчас замуж выходить». И на какое-то время мы расстались. Он говорит: «Вот когда тебя все бросят, тогда позвонишь».

— Так и вышло?

— Как-то в одной компании с девчонками незамужними собрались: всем по 18-19, а мне — уже 24 с половиной. Старуха! Сейчас понимаю: как старость быстро приходит, так и молодость — проходит. Вроде все молодая, а потом — бах! И ребята-ровесники все уже вроде переженились... Ну, я и позвонила. А может, встретились случайно — трудно сказать. Но при встрече он сказал: «Ну как — все бросили?» Я промолчала.

Потом они с «Динамо» ездили в Швейцарию, и Лев оттуда привез мне настоящие швейцарские часы. И его друг Вова Шабров привез такие же своей девушке. Но та не стала с ним встречаться, а часы себе оставила.

Я бы, может, со Львом и разошлась бы, не вышла бы за него... Да часы было жалко! У меня никогда не было часов, а тут — такие. Если бы разошлись, их надо было бы отдать. Оставить себе, как та, шабровская, я не могла, совесть замучила бы. И отдать жалко...

В общем, приехал он как-то и говорит: «Я уже дату назначил. Бабушке сказал, всем сказал: «На Новый год мы поженимся». Ладно, думаю, поженимся, а там видно будет. Так и поженились — в канун 1955 года. А через шесть дней он уехал на сборы. На два месяца! И я плакала. Думала: зачем я это сделала, кто заставлял меня замуж выходить?! Ну а потом приспособились друг к другу. И я его тоже полюбила...

— Как свадьба прошла?

— Ему как раз дали комнату на Маяковской, в коммунальной квартире. Там и отметили. Это было на сам Новый год. А 1-го поехали к его бабушке, на ее квартиру. Там в одной комнате одна ее дочка с мужем, в другой — другая, а в третьей сама бабушка жила еще с двумя детьми. Накрыли стол. Не виделись все вместе очень давно, не было таких случаев после войны.

И когда все собрались, сидим — а все как-то сгруппировались по интересам. Родственникам — не до этой свадьбы, они между собой разговаривают, а о нас все забыли. И Лев сидит-сидит и как крикнет: «Горько!» А у меня была подружка, Шубина Лида, тогда в ГИТИСе училась, а по сей день артистка театра Ермоловой. Говорю ей: «Крикни: «Горько!» Они кричит, мы тогда поцелуемся, все спохватятся, встряхнутся... А потом опять забывают. В общем, часа через два-три мы тихонечко ушли, и, кажется, этого никто и не заметил. Уехали на свою Маяковскую.

— Лев Иванович был верующим?

— Нет. Как и его родители.

— Кстати, как вас его отец и мачеха (мама Яшина умерла от туберкулеза, когда Льву было шесть лет. — Прим. «СЭ») приняли?

— Очень хорошо. У него с мачехой на какое-то время испортились отношения, когда Лев вместе со своим другом Шабровым в юности бросили работу, ушли с Тушинского авиазавода и подали заявления в армию (потом они служили в погранвойсках в Сокольниках). По этому поводу в семье начались распри, и Лев обиделся на нее, что она не организовала ему проводы. Но потом, когда мы уже поженились, они помирились, замечательные отношения были восстановлены. У Льва были прекрасные родители, и наверняка во многом благодаря им он был таким добрым человеком. Мачеха много рассказывала мне, какая доброта у Левы проявилась еще в детстве...

И когда выпивал — всегда добрый был. Никогда у него агрессия после выпитого не проявлялась. Примет лишнего — ляжет спать и все. В отличие от того же Эдика Стрельцова, к которому Лев, кстати, очень хорошо относился, все время уделял ему внимание — как и многим молодым игрокам. Рассказывал: такой он тихенький, спокойный, десять раз на дню поздоровается. Но как выпьет — так дурак дураком...

С Гагариным он не был даже знаком. Не тусовочный!

— Вскоре после вашей женитьбы Яшин стал суперзвездой, выиграл со сборной Олимпиаду, Кубок Европы, попал в сборную мира. Жили богато?

— Да что вы! Когда познакомились, он получал совсем немного, но и потом ситуация не сильно изменилась. Он всю жизнь мало получал, не знал, что можно больше. Все игроки «Динамо» уже были приписаны к части (видимо, в воинской части внутренних войск они по тогдашнему обыкновению получали доплату. — Прим. «СЭ»), а Лев почти до конца карьеры на стипендии «сидел».

В 64-м мы вот эту квартиру на Чапаевском получили, тоже не какую-то шикарную. Зато теперь такую любимую... Лев вообще никогда не умел для себя что-то пробивать — только другим помогал, хлопотал, а за себя ему просить неудобно было.

— У некоторых менее звездных футболистов подержаные иномарки имелись, а Яшин всегда водил «Волгу».

— И водил хорошо. Он был единственным человеком, с кем мне спокойно в машине было. Никогда не лихачил, по-европейски всех пропускал, на «зебре» останавливался.

Я, кстати, тоже никогда не кичилась, за кем замужем. Знаменитый матч сборной мира со сборной Англии на «Уэмбли» смотрела в радиокомитете, где работала. А потом надо было ехать за дочками — одна была в школе на продленке, другая в детском саду, — и я поймала такси. Водитель сразу разговор об этом матче завел, но я, хоть и гордилась страшно, не сказала, что Яшин — мой муж. Постеснялась...

— С другими советскими знаменитостями он дружбу водил — к примеру, с Юрием Гагариным? Или с поэтами, которые о нем писали — Высоцким, Евтушенко, Рождественским?

— Нет. С Гагариным он не был даже знаком. Лев не тусовочный, как теперь говорят, человек был. Другие заводили знакомства, он — нет. Разве что Герман Титов даже у нас дома побывал. Когда Лев в Высшей партийной школе учился, с ним занимался космонавт — дублер Титова. Они их свели, в ресторане знакомство отметили. Так отношения и завязались.

— Вы были радиожурналисткой. А кем стали дочери?

— Старшая, Ирина, окончила МАИ и стала конструктором в НИИ, младшая, Елена, — преподавателем кафедры физподготовки в институте гражданской авиации. Внучка Наташа после института устроилась в «Аэрофлот», внук Вася защищал ворота дубля «Динамо», их одноклубников из Санкт-Петербурга и команды Зеленограда, а теперь преподает физкультуру в школе и уже третий год учится на судью.

У нас никогда не было громких ссор

— Ссорились вы со Львом Ивановичем часто?

— У нас никогда не бывало громких ссор. Не предъявляли никогда претензий друг к другу — хотя иногда надо было бы. К нему особенно... (Улыбается.) Когда дулись друг на друга — замолкали. Но долго молчать не могли. На следующий день уже разговаривали, будто ничего и не произошло. Лев не мог долго молчать.

— Всегда он первый шаг навстречу делал?

— По-всякому. Кто виноват — тот первым и подходил.

— А что Лев Иванович любил есть? В первом номере еженедельника «Футбол» в 1960 году было его интервью, и на вопрос о любимом блюде Яшин неожиданно ответил: «Омар под майонезом. Лучше всего его готовят во Франции».

— Это он схохмил. Просто команда ездила в Швецию, и один из ребят возмутился, что не то подали. И сказал: нам бы омаров под майонезом. И Лев так рассердился! Приехал домой и говорит: ишь чего захотели! Дома слаще морковки ничего не ели, а за границей начинается выпендреж.

На самом деле он был всеядный, ел все подряд. Очень любил каши, что редко встречается среди мужиков. И сам готовил неплохо.

— Редчайший случай для советского времени: вы ездили в составе тургрупп на чемпионаты мира 1958 и 1966 годов. Там он вас и с Пеле, и с Эйсебио, и с другими великими футболистами познакомил.

— Да, Лев всегда хлопотал, чтобы меня взяли в ту или иную поездку. Иногда удавалось, иногда — нет. Как-то раз его пригласили на 75-летие клуба «Сантос», так он говорит: «Я у вас часто был, и специально брать отпуск для этого мне неинтересно. А вот если бы с женой — то приехал бы». Они ответили: «Нет проблем». Послали билеты на обоих, и попали они с приглашениями, кажется, в отдел ЦК КПСС, который курировал спорт. И кто-то из чиновников побоялся пойти к руководству с этим приглашением, о чем мы не знали. Знали только дату, когда должны вылетать, чтобы успеть на торжества.

А в итоге выясняется: не едем. Вроде бы уже взяли отпуска — и тут я на работу являюсь. Надо мной смеются, у нас там сотрудница одна зловредная была. Смотрит нагло и говорит: «Как же, в Европу собралась. Чо, не пустили?!» Я промолчала, не стала на конфликт идти. И в тот же день Лев встретил кого-то из руководителей федерации, тот удивился — муж все объяснил. За день-два все документы оформили — и мы полетели. Вот только прибыли уже после того, как все закончилось...

Он был счастлив. Но вслух об этом никогда не говорил

— Был случай в ваших отношениях, когда вам совестно было?

— Однажды Лев меня подначил, сказал: «А у тебя ножки тоненькие!» Я же, только чтобы что-то ответить, заявила: «А у тебя кривые!» Во время следующего матча смотрю — он с ноги на ногу всю игру переминается. Так оказалось, что он все время насчет кривых ног думал!

Вот, думаю, идиотка! Я так жалела, что ему это ляпнула... Но всякая история легендами обрастает — и спустя много лет я прочитала, что якобы каждый раз ему говорила, что у него ноги кривые. Да я в жизни такого хамства себе не позволила бы. Один раз сказала (и не потому, что это было действительно так, а просто чтобы отреагировать на Левину реплику) — и потом места себе найти не могла.

— Часто ходите на Ваганьково к мужу?

— Да. Первое время вообще каждый день ходила, гоняла от могилы всякие экскурсии. А то превратили кладбище в музей, и такую ахинею несут! В прошлом году меня тронуло, как два вратаря «Динамо», Габулов и Шунин, прямо в день матча, совпавший с днем рождения Льва, принесли очень красивый венок. Каждый год на день рождения у могилы собирается очень много народу, хотя никого специально не приглашаю. Приходят не только динамовские ветераны — остальные тоже. И болельщики. Там же и поминки устраиваем, по рюмочке за упокой души выпиваем.

— Яшин говорил вам: «Я счастлив»? И был ли счастливым человеком?

— Счастливым — был. Я видела это. Но вслух он об этом никогда не говорил.

Реклама
Положение команд
Футбол
Хоккей
И В Н П +/- О
1
Зенит 29 19 8 2 66-27 65
2
Динамо 29 16 5 8 52-36 53
3
Сочи 29 16 5 8 49-29 53
4
Краснодар 29 14 7 8 41-29 49
5
ЦСКА 29 14 5 10 38-29 47
6
Локомотив 29 12 9 8 42-39 45
7
Ахмат 29 13 2 14 35-37 41
8
Кр. Советов 29 12 5 12 39-35 41
9
Ростов 29 10 8 11 47-47 38
10
Спартак 29 10 8 11 36-39 38
11
Н. Новгород 29 7 9 13 25-39 30
12
Урал 29 7 9 13 25-34 30
13
Химки 29 6 11 12 32-46 29
14
Рубин 29 8 5 16 33-54 29
15
Уфа 29 5 12 12 27-39 27
16
Арсенал 29 5 8 16 29-57 23
Результаты / календарь
1 тур
2 тур
3 тур
4 тур
5 тур
6 тур
7 тур
8 тур
9 тур
10 тур
11 тур
12 тур
13 тур
14 тур
15 тур
16 тур
17 тур
18 тур
19 тур
20 тур
21 тур
22 тур
23 тур
24 тур
25 тур
26 тур
27 тур
28 тур
29 тур
30 тур
21.05 17:00
Арсенал – Урал
- : -
21.05 17:00
Динамо – Сочи
- : -
21.05 17:00
Краснодар – Ахмат
- : -
21.05 17:00
Кр. Советов – Локомотив
- : -
21.05 17:00
Н. Новгород – Зенит
- : -
21.05 17:00
Рубин – Уфа
- : -
21.05 17:00
Химки – Спартак
- : -
21.05 17:00
ЦСКА – Ростов
- : -
Все результаты / календарь
Лидеры
Бомбардиры
Ассистенты
ЖК
Г
Гамид Агаларов

Гамид Агаларов

Уфа

19
Дмитрий Полоз

Дмитрий Полоз

Ростов

14
Федор Смолов

Федор Смолов

Динамо

12
П
Антон Зиньковский

Антон Зиньковский

Крылья Советов

9
Далер Кузяев

Далер Кузяев

Зенит

7
Реми Кабелла

Реми Кабелла

Краснодар

6
И К Ж
Максимилиано Кофрие

Максимилиано Кофрие

Спартак

16 1 4
Горан Чаушич

Горан Чаушич

Арсенал Т

23 1 4
Гжегож Крыховяк

Гжегож Крыховяк

Краснодар

15 1 0
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости