Чьи нервы крепче?

Аксель Вартанян
Историк/статистик
19 февраля 2021, 00:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Чьи нервы крепче?»

№ 8384, от 19.02.2021

В 1980 году Валентин Иванов (в центре) в третий раз и надолго вернулся в «Торпедо». Справа — его помощник Юрий Золотов. Слева — водитель командного автобуса Владимир Ясалов. Фото Сергей Колганов
Летопись Акселя Вартаняна. 1980 год. Часть десятая

В первых числах августа чемпионат вышел из внеочередного месячного отпуска и с места в карьер принялся отрабатывать долг — девятью матчами 17-го тура завершил первый круг. «Спартак», скромно (2:1) обыграв аутсайдера «Локомотив», осевшего на дне вместе с «Карпатами», не только сохранил лидерство, но и немного (до двух очков) увеличил отрыв от Киева. Нулевая ничья динамовцев в Минске вызвала негативную реакцию из-за излишне миролюбивой игры киевлян, нередко подвергавшейся критике (порой резкой) и в Киеве, и за его пределами.

Лучшими на поле были арбитры

Передаю слово очевидцам. Отрывок из отчета минского обозревателя В. Некрасова в «Советском спорте» (от 7 августа): «Соперники...прежде всего постарались обезопасить свои ворота... и переусердствовали. Особенно это касается киевлян, которые постоянно держали в своих тылах по 7-8 игроков, а во время редких атак больше, пожалуй, полагаясь на случай, ожидая промашки соперников».

Примерно в том же ключе действовали и хозяева, правда не столь акцентированно. Пробиться в штрафные площадки из-за большой скученности было затруднительно, мяч проводил досуг в середине поля, а редкие попытки вогнать его в ворота ударами издали он игнорировал, демонстративно их минуя.

После перерыва игра чуть оживилась, но пару созданных (на двоих) возможностей команды запороли — 0:0. Лучшего игрока матча назвать никто не решился. Находчивость проявил только Некрасов: «Лучшими на поле были арбитры». Просмотровая комиссия оценила их работу (судила бакинская бригада, возглавляемая Эльдаром Азим-заде) высшим баллом.

В Киеве отреагировали более эмоционально. П. Рымаренко в заметке «Устали от футбола?» резюмировал увиденное: «Полтора часа «стоячей игры» без движения и страсти. Кого заинтересует такой футбол?» («Молодь Украiни» от 7 августа).

Л. Каневский в тот же день в статье «Опять выездная модель?» («Рабочая газета» от 7 августа) спел самую, пожалуй, популярную в журналистской среде песню: «Так ли уж сильны минчане, что динамовцы Киева сочли за благо разделить с ними по очку?.. Могут возразить: они все же выступали не дома. Выходит, снова — та же набившая оскомину выездная модель? Да, в родных стенах, вероятно, играть легче. Но если по большому счету, для классной команды пресловутый фактор чужого поля не может иметь решительного значения».

Критиковать свою команду, действительно классную, в момент, когда она идет в лидирующей группе и сохраняет шансы на золотые медали, вообще-то не принято. Часто нами упоминаемый В. Мирский (в раздраженном состоянии похлеще высказывался) на сей раз взял себя в руки и даже готов был простить за потерянное в Минске очко. «Киевская команда давно уже не гоняется за внешними эффектами и верит в целесообразность стратегии, направленной на достижение конечного турнирного результата», — писал он 6 августа в «Вечернем Киеве». Автор не сомневался — динамовцы станут чемпионами, а кульминация придется на сентябрь, еврокубковую пору. «Судя по матчу в Минске, наши земляки-динамовцы готовы экономно тратить силы», — объяснял непонятливым критикам Мирский. Теперь все стало ясно, зря нервничали и команду нервировали. Наступит осень, тогда и убедитесь в эффективности стратегии, нацеленной на успешную борьбу на двух фронтах.

Слухи подтвердились

С промежуточными лидерами определились. Кто за ними? На трехочковом от киевлян расстоянии расположились тбилисцы с ЦСКА. Грузины настигли армейцев благодаря гостевой победе над «Пахтакором». До этого прошли кошмарный отрезок: четыре прокола в пяти встречах. Объяснить природу провала никто не решался, а слухи о неладах в команде не утихали. «Как только узнаю о причине, расскажу», — обещал я не так давно. Знал и до появления слухов. От самих игроков (одного из). Чтобы не подставлять его, ждал информацию в прессе.

Появилась 19 августа на страницах русскоязычного партийного органа Грузии — «Заря Востока». На вопрос редакции: «Почему лихорадит команду?» — ответил экс-игрок тбилисского «Динамо» и сборной СССР Реваз Дзодзуашвили. Подтвердив слухи о конфликте в команде, добавил конкретики. Смена поколений естественна и неизбежна в любом коллективе. Все дело в том, как проходит. В данном случае, на взгляд автора, прошла поспешно, преждевременно, и группу футболистов (Гогия, Кантеладзе, Копалейшвили, братья Мачаидзе), способных принести пользу, «выдернули из команды словно инородное тело».

Сказав о главном, продолжил: «Одно дело, если бы на основе здоровой конкуренции на их места претендовали игроки, превосходящие их по каким-то качествам, хотя бы равноценные... Подобное «освобождение» сильных игроков, оголение линий, замена заслуженных ветеранов не вполне «оперившимися птенцами», да еще в разгар официального сезона... способствует возникновению нежелательных трений между игроками, нарушает нравственный климат в коллективе».

Остается сожалеть, что конфликт, довольно болезненный, случился в одной из сильнейших и самобытных советских команд. Будем верить в скорое ее выздоровление.

За Тбилиси и ЦСКА теснились в очковом друг от друга интервале семь клубов, последний в семерке — на расстоянии трех очков от свободной еще третьей ступени пьедестала. Здесь и высоко поднявшийся «Зенит» с ростовчанами и «Черноморцем», и «Шахтер», испытавший после прошлогоднего успеха серьезный кризис.

Причина заметного снижения уровня игры и, соответственно, результатов прозаичная, банальная. Поведал о наболевшем Владимиру Перетурину тренер горняков. Виктор Носов — из категории молчунов. И в лучшие дни избегал он контактов с журналистами, а тут разговорился, облегчил душу: «В прошлом сезоне мы завоевали серебряные медали, в начале года успешно выступили в групповом кубковом турнире, и некоторые футболисты возомнили себя «звездами», стали меньше работать, с дисциплиной стало хуже».

«Звездняк» — болезнь тяжелая, самый эффективный метод избавления от нее — скальпель. Носов не торопился, предпочел амбулаторное, медикаментозное лечение. За результатом проследим. Хорошая команда, боевая, строптивая, не хотелось бы ее терять.

Очередной эксперимент

Какой по счету? Не скажу. С 1936 года, со дня рождения советских чемпионатов и Кубка для клубных команд, «родители» использовали оба турнира в качестве подопытных, ежегодно проводили над ними эксперименты, порой опасные для жизни. Год олимпийский не стал исключением. Правда, жизни пациента ничто не угрожало. Суть его изложу коротко.

Впервые в стране первые матчи второго круга повторили под копирку заключительные встречи первого: те же соперники поменялись полями, а некоторые пары и победами. Чаще, как и положено, выигрывали хозяева. Отступили от этого правила тбилисцы (сокрушили «Пахтакор» в Ташкенте — 3:0, а у себя не смогли его уломать — 1:1). И торпедовцы. В Москве поделили очки с «Карпатами» (0:0), а во Львове, на глазах земляков, разгромили их — 4:0.

«Спартак» дважды скромно (2:1) обыграл «Локомотив», «Шахтер» — московское «Динамо» (3:2 и 1:0), ЦСКА — младших по званию, ростовчан (2:0 и 1:0), а украинское «Динамо», болезненно восприняв критику в свой адрес после нулевой ничьей в Минске, рассерчало не на шутку и выместило зло на ни в чем не повинных белорусах — 4:0.

Открыла счет «сладкая парочка», Буряк — Блохин. Сыгрались ребята, спелись, понимали друг друга с полуслова, полувзгляда. Буряк преимущественно ассистировал (но и о себе не забывал), Блохин делал свое бомбардирское дело, забивал. «Как часто?» — спросил меня гроссмейстер отечественной журналистики Аркадий Галинский в конце 1980-х, когда оба футболиста из «Динамо» ушли. Готовя материал об этом тандеме, Аркадий Романович поинтересовался, сколько мячей забил Блохин именно с передач Буряка. Когда узнал, ахнул: «Догадывался, что много, но не думал, что до такой степени».

Досмотрим игру. В начале второго тайма слово взял Лозинский. Было ему что сказать. Согласно записи в «метрическом свидетельстве» — защитник, с припиской «атакующий». Не сиделось ему в тылу, вперед рвался, забивать. У Лобановского не забалуешь, обуздывал. А тут вдруг побаловал Владимира, перевел в полузащиту. Роль хавбека воспринял он как повышение и исполнил блестяще. На бис. Страсть как хотелось оправдать доверие тренера. Носился по всему полю, из кожи вон лез. Интуиция подсказывала, куда бежать и когда. Прислушиваясь к внутреннему голосу, туда и бежал, везде поспевал. Возникал в горячих точках и дважды в течение четырех минут забил. Не то сказал — вколотил (удар-то что надо, Господь не обидел), словно гвозди вбивал в минские ворота. Точку на последней минуте успел поставить вернувшийся в основу после долгого перерыва Веремеев.

Жива киевская команда, набрала ход, полна честолюбивых надежд. Споткнется «Спартак», проглотит и не моргнет. Этот впечатляющий успех положил начало солидной победной серии. Когда завершится, узнаете первыми. Пренепременно. А пока притаились динамовцы, дожидались: как только запнется чемпион — проглотит и не моргнет.

Шедевр Евтушенко

В следующем туре чемпион споткнулся. На земляках-армейцах — 0:0. А по числу неиспользованных шансов их превзошел. В боксе «Спартаку» наверняка присудили бы победу по очкам. Но это футбол, хочешь выиграть — нокаутируй, то бишь забивай. Как это сделали киевляне в динамовском междусобойчике с тбилисцами. Исход матча решил «джеб» Блохина. Ассистировал ему... Вы, конечно, догадались — Буряк, кто же еще — 1:0. Расстояние между лидерами сократилось до минимума. Что дальше?

Дальше «Спартак» обыграл «Торпедо» (2:0), Киев с аппетитом пообедал «Кайратом» — 5:0. У москвичей все сделал 18-летний Родионов. И он, как недавно Лозинский, поблагодарил тренера за доверие. Игра у спартаковцев не очень получалась, и Бесков в поисках наилучших сочетаний звеньев выдвинул из средней линии на передний край Родионова. Не пожалел. В первом тайме Сергей хлестким ударом метров с 18 попал в нижний угол, во втором задачу себе усложнил, дистанцию увеличил и, когда на дальних подступах к штрафной получил мяч от Гаврилова, пробил не раздумывая что есть силы. Мяч пулей, простите, снарядом влетел со свистом в ворота. Свежевыпеченный дубль позволил молодому человеку опередить на дистанции спартаковских голеадоров — Гаврилова, Черенкова и самого Ярцева. До конца турнира он никому не позволил себя обогнать.

В Киеве все пять мячей забили разные люди. Один, третий по счету, так и напрашивается на комплимент, требует подробного описания. От него так просто не отделаться. Придется уважить. Вряд ли кто это сделает лучше очевидца, киевского журналиста Г. Борисова, корреспондента центральной спортивной газеты. 23 августа он показал шедевр читателям «Советского спорта»: «Мяч у Лозинского, но бить ему несподручно — кругом соперники, отдать низом под удар партнеру тоже нельзя — потеряешь мяч или вратарь его накроет. И Лозинский носком легонько поднимает мяч вверх. Тот, недосягаемый в верхней части параболы для прыгнувших за ним алмаатинцев, опускается прямо к замкнувшему угол ворот Евтушенко. И вот тут-то последовало нечто невероятное. Не давая мячу опуститься на газон... Евтушенко прыгает ему навстречу, разворачивается в каком-то немыслимом «иммельмане» то ли спиной, то ли боком к земле и ударом с лета через себя вгоняет мяч в сетку... Соперники словно окаменели, а благодарный стадион (нечасто нас балуют такими красавцами) взорвался овацией». Красота-то какая!

Чемпион продолжает спотыкаться

Московская разборка «Динамо» — «Спартак». Подсобят динамовцы одноклубникам из Киева или землякам помогут? Ни то ни другое, самим очки нужны позарез, своя рубашка ближе к телу, не время благотворительностью заниматься. Желали того или нет, а на киевскую мельницу ведерко водички налили — 0:0. Весьма кстати, украинцы привезли два очка из Ташкента, достали «Спартак» по очкам и место его на первой строке заняли, потому как превзошли по всем предусмотренным дополнительным показателям. А когда уже не лидер, но еще чемпион оставил очко в Краснодаре (0:0), Киев, обыграв дома «Арарат» (2:0), превзошел спартаковцев по очкам. И по игре, добавлю.

Команда Лобановского, чеканившая победы, смотрелась, особенно дома, уверенно, привлекательно, соперникам шанса не оставляла. Раскрывалась в среде больших мастеров молодежь, училась футбольным премудростям. «Спартак» в сравнении с недавним прошлым, когда кровь в жилах бурлила, энергия наружу рвалась, разными эффектными штучками-дрючками соперников озадачивал, а поклонникам шоу устраивал, заметно сдал — в быстроте, легкости, точности, импровизации, как следствие, результативности. Объясняли произошедшую трансформацию усталостью ведущих игроков, занятых в сборной и в клубе: к сентябрю сыграли более пятидесяти матчей. В следующем туре, когда новый лидер довел победную серию до пяти (обыграл в Баку «Нефтчи»), «Спартак» снова распилил очко, на сей раз в Москве с «Зенитом». Нет, не распиливал, настроился, забил один гол, другой... Но выиграть не дали. Это признали и официальные футбольные органы.

Кто виноват?

Став из преследуемых преследователями, красно-белые на игру настроились, агрессивный Ярцев, возвращенный Бесковым в основу, необузданной энергией, нацеленностью на гол взбудоражил товарищей. В дебюте матча едва не забил: мяч просвистел в сантиметрах от цели. Повторный рейд Ярцева гости предотвратили в своей штрафной площади с нарушением правил. Мирзоян, исполняя экзекуцию, был, как обычно, убедителен.

Гаврилов после перерыва преимущество удвоил. Пробил в один угол, а мяч уткнувшись в ногу защитника, подумал немного и свернул в противоположный. Вратарь Ткаченко, успев перегруппироваться, вынес его из ворот... когда тот «границу нарушил». Судья Мирослав Ступар из Ивано-Франковска направился к центральному кругу, показывая всем своим видом: гол засчитан. Спартаковцы принялись душить в объятиях Гаврилова, а гости, видя, что арбитр встречу не остановил, намеревались организовать наступление. Кто-то из москвичей это заметил. Оставив недодушенного товарища, они бросились к судье, кричали, размахивали руками, требовали гол Гаврилова засчитать. Ступар непреклонен. А когда Желудков забил Дасаеву, арбитр решительно показал на центр — 1:1. Ничья.

Эпизод со взятием зенитовских ворот прокручивали по телевизору во время трансляции и после с разных камер: мяч полностью линию ворот пересек, с запасом. Это видели все, кроме главного арбитра. Видел ли помощник главного, Рудольф Ходеев из Воронежа? Неизвестно, стоял он неподвижно и вел себя отстраненно: не мое, мол, дело. В отличие от нынешних судей, телевизор они не смотрели, не имели такой возможности.

СМИ возмущались, требовали разобраться и наказать виновных. Разбирались через несколько дней на заседании президиума Федерации футбола СССР. Вердикт вынесла Всесоюзная коллегия судей (ВКС): «За нечеткое судейство матча «Спартак» — «Зенит» отстранить от игр чемпионата СССР до конца сезона главного арбитра Мирослава Ступара (Ивано-Франковск) и судью на линии Рудольфа Ходеева (Воронеж)».

«За что наказали Ходеева?» — спрашивали в письмах в редакции газет продвинутые читатели. Они, в отличие от высокого суда, знали: по действовавшему законодательству помощник судьи реагировал, подавая сигналы главному, в основном на положение «вне игры». Мнение о взятии ворот мог высказать лишь в том случае, если бы судья в поле, засомневавшись, обратился к нему за советом. Однако Ступар этого не сделал и должен был ответственность взять на себя. А Ходеев вел себя методически правильно, наказали его несправедливо.

«Спартак» результат матча опротестовал. На заседании президиума Федерации футбола СССР протест отклонили, напомнив: «Положение о первенстве СССР не допускает рассмотрения протестов на решения судьи, связанные со взятием ворот». Виновных нашли, назвали поименно, наказали. Что толку, легче от этого «Спартаку» не стало, очко не прибавило.

Кто же в доме хозяин?

Аутсайдеров мы не шибко жалуем, вспоминаем о них постфактум, когда выпроваживаем в провинцию, как в Китае во время «культурной революции», на перевоспитание. Турнирная ситуация вынуждает уделить им несколько слов. Подозреваю: разговор об аутсайдерах быстро свернет в сторону и коснется нервной реакции руководства клубов, оказавшихся в бедственном положении. Начну с «Карпат».

Перед началом сезона, когда по призыву львовян коллективы высшей лиги принимали социалистические обязательства (подробности в «СЭ» от 18.12.20), писали о них восторженно. Видимо, переусердствовав в выполнении взятых на себя обещаний, львовская команда запустила дела турнирные и дорого за это заплатила, обосновалась в конце августа на последней турнирной ступени. Без слез смотреть на унылые цифры было тяжело. Рискуя и вас растрогать, кое-какие все же покажу. После 20 туров они реже остальных (три раза) побеждали, забивали (13), очков набрали (11), зато больше остальных проиграли (13) и пропустили (33).

Виновных находят быстро на железной дороге и в футболе. Это стрелочники. В футболе называют их тренерами. Вы, конечно, поняли, куда клоню. Верно, начальственный гнев обрушился на старшего тренера «Карпат» Иштвана Секеча, который вывел команду из первой лиги в высшую. Однако здесь игра с самого начала не задалась, команда пять месяцев барахталась на турнирном дне. Остается удивляться долготерпению председателя Львовского областного спорткомитета товарища Ю. Зайцева. Без малого полгода терпел. Всем бы начальникам такой воли железной и нервов, сплетенных из толстенных канатов. Лишь в августе, когда терпение иссякло, Зайцев попросил Иштвана Йожефовича с вещами на выход и прикрыть за собой дверь.

Тут на сцене появилось начальство повыше. Напомнил о себе Спорткомитет союзный в твердой решимости показать, кто в спортивном доме хозяин. Лучше бы этого не делал. Скоро узнаете почему. Вы должны помнить (я часто об этом рассказывал), что физкульткомитет на протяжении многих лет делал вид, будто без его ведома никто не смеет назначать и снимать тренеров. В эти сказки мало кто верил (правда, людей, веривших в каждое напечатанное и услышанное по телеку слово, хватало, и сейчас хватает). А злые языки и нытики (в их числе и автор этих слов) посмеивались над святой верой больших начальников в собственную непогрешимость и могущество, а то и уличали в отклонении от истины, иллюстрируя их беспомощность конкретными примерами.

На сей раз Спорткомитет, дабы продемонстрировать силу свою и мощь, решил власть употребить — стукнул кулаком по столу и издал постановление. Небольшой из него отрывок: «Считать необоснованным решение об увольнении И.И. Секеча с должности старшего тренера команды «Карпаты» и поручить Всесоюзному совету ДСО профсоюзов принять необходимые меры к строгому выполнению существующего порядка назначения и освобождения тренеров».

Подпись под постановлением поставлена в конце сентября, через месяц после увольнения Секеча, и все это время, пока большие начальники сотрясали воздух, «Карпаты» тренировал помощник уволенного, Ярослав Дмитрасевич, преспокойно проработавший до конца сезона. Вывод: выходит, кто-то из товарищей, сидящих в более высоких и комфортных кабинетах, легким движением мизинца левой руки нейтрализовал постановление Спорткомитета СССР. Публично униженный, он все же поиграл мускулами (должен заметить, дряблыми), объявив своему подчиненному (на бумаге) Ю. Зайцеву выговор. От этого никто не умирал, Зайцев сохранил за собой председательское место, и его решение об увольнении Секеча никто отменить не смог. Так кто же в доме хозяин?

«Динамо» и другие

Терпения, между прочим, больше оказалось у руководителей московского «Динамо», сменили тренера только в сентябре, когда команда вплотную приблизилась к зоне вылета. В это же время со страниц печатных изданий раздался тревожный звон набата. Олег Кучеренко, журналист известный, авторитетный, обратился к руководителям команды: «Думается, что московское «Динамо» пожинает сейчас плоды бесконечных организационных перетрясок, которые лихорадят команду за последние полтора года». Перечислив пятерых тренеров, которые, сменяя друг друга, работали в этот период с командой, автор продолжил: «У всех у них разное отношение к игре, к организации учебно-тренировочного процесса, к футболистам, контакт с которыми многим из них так и не удалось наладить. В свою очередь, и игроки при таком положении дел снизили требовательность к себе.
Конечно, дело Центрального совета общества «Динамо» искать и находить меры, которые помогли бы популярнейшей нашей команде крепко вновь встать на ноги» («Советский спорт» от 16 сентября).

Кучеренко, когда писал заметку, о принятых мерах не знал. Мера обычная, стандартная — сменили тренера. Поняв, что Евгений Горянский (прослыл во властных структурах специалистом квалифицированным, даже национальную сборную как-то ему доверили) не задержит титулованную орденоносную команду в высшем обществе, вежливо с ним попрощались. Вскоре после того, как динамовцы, руководимые Горянским, довели безвыигрышную серию до магического числа «13». Спасать положение позвали Адамаса Голодца. Подробности последуют (сегодня уже не успею, мне бы затеянный разговор завершить).

Если у начальников московских и львовских нервы, как я изволил выразиться, сплели из канатов, то в Ташкенте отоварились железными. Терпение в Узбекистане (в дела футбольные там часто вмешивались местные партийные вожди) — беспредельное. Когда случилось несчастье, «Пахтакор» получил от Спорткомитета СССР охранную грамоту сроком на три года с гарантией сохранения прописки в высшей лиге. Независимо от итогового места. За это время в республике надеялись создать боеспособную команду.

Старший тренер «Пахтакора» Олег Базилевич (по счастливой случайности его не было в потерпевшем авиакатастрофу лайнере) ушел в ЦСКА. На вакантное место пригласили Сергея Мосягина, тренера уже известного: добился он большого международного успеха с молодежной сборной страны. Со взрослыми, однако, получилось не очень. Команда света белого не видела, соседствовала в турнирных недрах с себе подобными, менялась с ними местами, случалось, и на последнем оседала. Но Мосягина не беспокоили. Так и проработал до конца сезона. С «Пахтакором» понятно, ему место в высшей лиге сохранили.

Впору восхищаться волей, терпением и прежде всего благоразумием руководителей «Кайрата», «Нефтчи», «Кубани» и «Локомотива». Ходили они на протяжении едва ли не всего чемпионата по краю обрыва (одна из названных команд не удержалась, сорвалась), и ни с одной тренерской головы четырех этих клубов не упал ни один волос. Фантастика!

Раз уж затронул эту больную тему, обязан ее завершить. Первая отставка случилась летом, в месячном перед Олимпиадой интервале: дирекция московского «ЗИЛа» уволила приглашенного из Донецка Владимира Салькова и вновь усадила в тренерское кресло своего, чистокровного торпедовца Валентина Иванова. В третий раз Валентин Козьмич сел за баранку «ЗИЛа». Уже надолго, будет крутить ее до самого исчезновения СССР. А в 1990-е и по российским ухабистым дорогам погоняет.

Год 1980-й оказался в этом смысле исключительным. Во-первых, самая ранняя тренерская отставка отмечена лишь в июле. Во-вторых, сменили тренеров только в трех командах из 18 (!). Случай редкий, но не рекордный. Нынешнему поколению описанная картина на фоне тренерской вакханалии, происходящей в российском футболе, может показаться идиллической. В следующий раз иллюзию развею.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
12
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир