01:00 1 октября 2016 | Допинг

Как России реагировать
на новые нападки ВАДА

В данный момент происходит самая массовая в истории спорта перепроверка допинг-проб, взятых у представителей одной страны в течение одной Олимпиады. Фото AFP Можно ли гарантировать прекращение антидопингового кошмара в случае "покаяния" России? Или наши недруги только рассмеются и потребуют от нас новых унижений? Фото AFP Григорий РОДЧЕНКОВ. Фото The New York Times. Ричард МАКЛАРЕН. Фото REUTERS
В данный момент происходит самая массовая в истории спорта перепроверка допинг-проб, взятых у представителей одной страны в течение одной Олимпиады. Фото AFP

ОСОБОЕ МНЕНИЕ

Если комиссии по расследованию допинговых обвинений в адрес России придут к негативным выводам, у нас останется только два пути – спортивная изоляция либо признание собственных ошибок

Олег ШАМОНАЕВ

На этой неделе Совет Федерации России принял заявление о недопустимости политизации спорта, в котором пообещал поднять в ООН вопрос о соблюдении в олимпийском и паралимпийском движении Всемирной декларации прав человека. Вероятно, тот же самый вопрос будет поставлен нашей страной 8 октября на саммите МОК в Лозанне. Есть шанс, что это немного приведет в чувство наших самых ярых оппонентов по антидопинговым вопросам. Но, переходя в атаку, мы не должны забывать о том, что нас самих ждут по-настоящему драматические несколько месяцев.

БРЕД ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?

В данный момент происходит самая массовая в истории спорта перепроверка допинг-проб, взятых у представителей одной страны в течение одной Олимпиады. В ходе расследования информации о якобы имевших место манипуляциях в Московской и Сочинской лабораториях МОК и ВАДА проводят реанализ всех биотестов "А" и "Б" российских спортсменов, сданных во время Игр-2014. Точное количество пробирок, подлежащих новому исследованию, не озвучено. Но очевидно, что речь идет более чем о 200 единицах тестирования, а также о судьбах более чем сотни российских спортсменов и о репутации нашей страны в целом.

Если новые методы поиска допинга позволят найти в размороженных анализах хотя бы одного из 50 российских призеров Сочи-2016 следы запрещенных веществ, нас ждет пересмотр результатов Олимпиады и "публичная порка" с отъемом медалей. Подобное мы уже проходили в отношении призеров трех последних летних Игр. Можно сказать – дело привычное. Но это еще не самое страшное. Страшно будет, если пробы "Б" окажутся положительными при отрицательных пробах "А" или если обнаружится несовпадение ДНК в тестах одних и тех же спортсменов. Это будет означать, что подмена пробирок – реальность, а не бред беглого экс-главы Московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова.

В этом случае нас с 95-процентной долей вероятности ждет прощание с зимней Олимпиадой-2018 и очень серьезные проблемы с домашним чемпионатом мира по футболу. И здесь не помогут ни закулисные переговоры, ни суды, ни даже чудо. Пять процентов оставляю на то, что нам удастся переложить ответственность на тех, кто транспортировал и хранил пробы два с половиной года (мы и в самом деле не обязаны были все это время следить за целостностью пробирок, а во время Олимпиады-2014 злоупотребления в Сочинской лаборатории были обязаны предотвратить иностранные специалисты). Можно также объявить "махинации" частной инициативой Родченкова или тех, кто отдавал ему приказы без ведома руководителей Минспорта РФ и ОКР. Но шансов, что в нынешней политической ситуации такую версию удастся отстоять на международном уровне, – минимум.

Григорий РОДЧЕНКОВ. Фото The New York Times.
Григорий РОДЧЕНКОВ. Фото The New York Times.

СПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ

Разумеется, хочется верить в хорошее. В то, что все три работающие в данный момент комиссии – Макларена, Каниве и Освальда – докажут абсурдность обвинений в адрес России. Что МОК и ВАДА извинятся перед нашей страной, снимут санкции, и мы заживем как раньше. Однако опыт допинговых нападок на Россию последних лет подсказывает, что надо готовиться к худшему, вне зависимости от того, имеют ли обвинения под собой какие-то основания или нет. А при худшем раскладе у нас будет всего два варианта реакции – либо объявить негативные выводы комиссий грязными измышлениями и оказаться на какое-то время в спортивной изоляции, либо хотя бы частично признать собственные ошибки и попытаться найти быстрый (а главное – мирный) выход из ситуации.

Не факт, что гипотетическая дисквалификация наших сборных по большинству олимпийских видов спорта – это катастрофа. Оставшись наедине с собой, мы получим возможность остудить голову и избавиться от давних структурных проблем. Правда, пример нашей легкой атлетики, которая уже почти год живет за железным занавесом, особого оптимизма не добавляет. Но это вопрос организации работы по "спортозамещению". Другое дело, что для кого-то из звезд нашего спорта год-два безвременья могут оказаться решающими в карьере. И именно об этих людях мы должны помнить, выбирая между худым миром и громким хлопаньем дверью.

Увы, агрессивная стратегия ВАДА в отношении России привела к тому, что сейчас многие горячие головы ведут себя так, словно нас уже исключили из Международного олимпийского комитета. Конечно, Всемирное антидопинговое агентство в его нынешнем виде – во многом антироссийская организация, но приравнивать чиновников из Монреаля к фашистам и объявлять им войну до полного истребления в данный момент – неправильно. Хотя бы потому, что у ВАДА пока сейчас гораздо больше возможностей надолго закрыть российский спорт, чем наоборот. Проект создания альтернативной антидопинговой организации, озвученный накануне Игр в Рио, похоже, не получил в МОК должной поддержки. И мировой спорт будет жить с ВАДА дальше, нравится нам это или нет.

Ричард МАКЛАРЕН. Фото REUTERS
Ричард МАКЛАРЕН. Фото REUTERS

НАША СИЛА – В ПРАВДЕ

Не получилось и сместить акцент с российского допинга на проблему терапевтических исключений (ТИ) для западных звезд. Никакого расследования правомерности выдачи ТИ, похоже, не будет, пересмотра существующей системы – тоже. Нет у нас и научных светил, способных оспорить методы исследования проб и составление Запрещенного списка ВАДА с научной точки зрения. Состояние отечественной спортивной медицины, увы, делает научные дискуссии невозможными. Наше Федеральное медико-биологическое агентство держит круговую оборону и не в состоянии ответить даже на обычные вопросы журналистов. Все это не оставляет других вариантов, кроме как послать наших оппонентов вдаль либо прислушаться к тому, чего они от нас хотят.

Допускаю, что некоторые из борцов с русским допингом действительно спят и видят как бы разрушить наш спорт до основания, навсегда устранив нас как конкурентов и как большую спортивную державу. Печальный опыт дисквалификации Всероссийской федерации легкой атлетики и Паралимпийского комитета России также показывает, что наши инквизиторы не обладают способностью внятно формулировать свои требования и ставить перед наказанными реальные задачи по исправлению. Однако некое рациональное зерно из всего пережитого извлечь реально. Все достаточно просто: для начала мы должны элементарно признать свои ошибки. Не говорить про то, что "допинг – проблема всего мирового спорта" и что у нас тяжелое наследие "советской школы", а честно сказать: "Да, были случаи. И мы это осуждаем".

Конечно, будет очень тяжело, и признание вины не в наших традициях, многие считают это позором. За последние 15 лет по пальцам одной руки можно пересчитать российских спортсменов, которые признались, что намеренно употребляли запрещенные препараты. В тот же период в допинговые инциденты оказались вовлечены более 400 представителей нашей страны. Объявлять всю эту армию жертвами случайностей или диверсий со стороны конкурентов – просто смешно.

И все-таки переломить эту традицию реально – ведь речь идет не об обывателях, а о спортсменах, которым не привыкать приносить жертвы ради конечной победы. Можно ли гарантировать прекращение антидопингового кошмара в случае "покаяния" России? Или наши недруги только рассмеются и потребуют от нас новых унижений? Такой вариант не исключен. Но разве кому-то может стать хуже от того, что откроется правда? Ведь всем же известно, что наша сила именно в ней. Возможно, Россия – не самая задопингованная страна мира, и некоторые наши конкуренты просто тщательно маскируются. Но правда как раз в том, что менять окружающий мир надо начинать с себя.

Результаты опроса

115624 чел.

Верите ли вы комиссии ВАДА, что Россия занималась допинг-махинациями?
43.9%
Да
56.1%
Нет
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...