19:05 2 августа 2015 | ДОПИНГ

Владимир Казарин: "Меня допрашивали больше часа"

11 августа 2012 года. Лондон. Олимпийская чемпионка в беге на 800 м Мария САВИНОВА (слева) и бронзовый призер Екатерина ПОИСТОГОВА (справа) празднуют успех со своим тренером, Владимиром КАЗАРИНЫМ. Фото AFP
11 августа 2012 года. Лондон. Олимпийская чемпионка в беге на 800 м Мария САВИНОВА (слева) и бронзовый призер Екатерина ПОИСТОГОВА (справа) празднуют успех со своим тренером, Владимиром КАЗАРИНЫМ. Фото AFP

Своим мнением о выходе очередного документального фильма о применении допинга в России и мире на немецком телеканале ARD поделился один из его фигурантов – тренер Владимир Казарин.

Русский допинг снова в моде

– Вы успели ознакомиться с новыми обвинениями в свой адрес?

– Да, я посмотрел фильм в интернете. Что сказать? Опять голос за кадром, который все и комментирует. Спортсменок там не слышно.

– Но бегуньи, снятые скрытой камерой, действительно тренируются в вашей группе?

– Таня Мязина и Настя Баздырева – тренируется. А Екатерина Поистогова перешла к Матвею Телятникову, от которого собственно и пришла ко мне.

– Вы выясняли у них, говорили ли они подобное?

– Естественно, мы обсуждали эту ситуацию. Они говорят, что вообще не вели разговоров на эту тему. В фильме девочки не фигурируют, на видеосъемке их нет. Мязина представлена только фотографией, изображение Баздыревой отсутствует вовсе. Звучит только приглушенный разговор за кадром на русском языке, который перекрывает голос немецкого диктора. Кто там говорит и о чем – ничего не слышно.

– Откуда появилась эта аудиозапись, как вы думаете?

– Полагаю, ее источник тот же, что и в первом фильме о допинге в российской легкой атлетике. Бегунья Юлия Русанова-Степанова, которая тренировалась в моей группе до минувшей осени. Видимо, в первую серию все не вошло. Вот они и использовали этот компромат сейчас.

– В первом фильме фигурировала ваша ученица Мария Савинова, теперь – Мязина и Баздырева. Есть объяснения, почему удар направлен именно против вас?

– Не могу сказать. Я вроде Степановой ничего плохого не делал. Наоборот, поддерживал ее в течение двух лет, пока она была дисквалифицирована. А она мне так отплатила… Ладно, пусть все это остается на ее совести.

– Вы планируете предпринять ответные меры?

– Да бог с ними: не хочется в этой грязи копаться. Сейчас чемпионат страны начинается, мне об этом надо думать.

– Но имя-то свое очистить все-таки следует.

– Все объяснения, которые нужно было предоставить, я уже сделал. После выхода первого фильма в Россию приезжала комиссия Всемирного антидопингового агентства. Ее члены встречались и со мной, и с другими тренерами, и с Машей Савиновой. Разговор шел корректный, но жесткий – не зря инспекторы ВАДА раньше работали в полиции.

– Как выглядела эта беседа?

– Беседовали с инспектором через переводчика. Допрос продолжался чуть больше часа. Вопросы задавались по поводу запрещенных препаратов. "Вы пользуетесь ими?", – интересовался следователь. "Нет", – отвечал я. – "Хорошо". Спустя немного времени вопрос звучал снова: "Так вы используете допинг в России?" В общем, допрашивали почти как Михаила Ножкина в фильме про резидента. Хорошо еще, дело происходило в гостинице, а не в тюрьме (смеется).

Владимир РАУШ

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ