00:04 18 мая 2012 | ШАХМАТЫ

Ничейная жизнь

Вчера. Москва. Пятая партия между Вишванатаном АНАНДОМ (слева) и Борисом ГЕЛЬФАНДОМ. Фото FIDE. Фото "СЭ"
Вчера. Москва. Пятая партия между Вишванатаном АНАНДОМ (слева) и Борисом ГЕЛЬФАНДОМ. Фото FIDE. Фото "СЭ"

ШАХМАТЫ. МАТЧ НА ПЕРВЕНСТВО МИРА

Пятая партия матча за мировую шахматную корону между чемпионом мира Вишванатаном Анандом (Индия) и Борисом Гельфандом (Израиль) на 27-м ходу закончилась вничью. Счет матча, продолжающегося в Инженерном корпусе Третьяковки, - 2,5:2,5. Шестая партия состоится сегодня, белыми будет играть Гельфанд.

Юрий ВАСИЛЬЕВ из Москвы

КОМУ ПОВЕЗЕТ?

В 1995-м я освещал для "СЭ" матч Каспаров - Ананд, который проходил в Нью-Йорке. Тогда восемь первых партий закончились вничью. Воспринималось это как сенсация: претендент боролся с Каспаровым на равных! И это действительно было так. Семнадцать лет назад Ананд начинал партию, как советовал величайший шахматист в истории шахмат Роберт Фишер. В ответ следовала царица шахматных полей - Сицилианская!

Это были захватывающие битвы, которые держали в напряжении весь шахматный мир! Никому не приходило в голову говорить о "ничейной смерти" шахмат: это была бурная ничейная жизнь! Никого не смущали и не слишком продолжительные партии: первая длилась 27 ходов, вторая - 29, четвертая - 21, пятая - 27, шестая - 28, восьмая - 22.

Как говорил мне Гарри после матча в квартире с видом на Статую Свободы, его тактика была такая: сначала он проверял соперника в тех дебютах, которые его интересовали, намечал слабое место, а потом в него бил.

Поначалу Каспаров проверил Ананда в Шотландской, в Открытом варианте Испанской. Усыпив бдительность, заложил дебютную мину страшнейшей силы (жертву ладьи!), вывел соперника из душевного равновесия, выиграл 10-ю, 11-ю, 13-ю и 14-ю партии. И борьба в матче на этом закончилась.

Через пять лет в Лондоне Каспарова самого "проверили" в Грюнфельде: Крамник сотоварищи вынудили его после второй партии, где Гарри ждала мощнейшая новинка, перейти на рельсы Принятого ферзевого гамбита и Защиты Нимцовича.

А ведь Каспаров, казалось бы, владел контрольным пакетом акций в Грюнфельде! Он говорил мне, что мог бы написать многотомную монографию по этому дебюту, однако страх нарваться на новую дебютную бомбу заставил главного "грюнфельдиста" тогдашней элиты отказаться в том матче от любимого начала.

Помощь в матче больших аналитических бригад, оснащенных самыми мощными компьютерами, недооценивать нельзя. Игрокам необходимо сохранять свежую голову. Как нам недавно на страницах "СЭ" поведал массажист и психолог Валерий Крылов, много лет помогавший Карпову, а затем и Крамнику, в матче самое главное - ясная голова и хороший сон, а варианты подготовят помощники, пока их подопечный отдыхает. Работа тяжелая, но хорошо оплачиваемая, к тому же обычно в команду приглашаются люди проверенные, как правило, друзья.

Здесь пора, мне кажется, назвать аналитические бригады соперников. Ананду помогают датский гроссмейстер Петер-Хейне Нильсен, чемпион мира ФИДЕ 2004 года Рустам Касымджанов, поляк Радослав Войташек и индийский гроссмейстер Сурия Гангули. Бригаду Гельфанда составляют израильские гроссмейстеры Александр Хузман и Максим Родштейн, а также украинец Павел Эльянов.

Это имена тех, кого участники матча озвучили. Но, вероятно, есть и те, кто дает советы с помощью современных средств коммуникаций. Так, например, после матча с Топаловым Ананд сообщил изумленному шахматному человечеству, что в подготовке к матчу ему помогали (на "дружеской основе", разумеется!) Гарри Каспаров, Магнус Карлсен и Владимир Крамник.

"Мне очень повезло, что они мне помогали!" - сказал Ананд в интервью The Times of India.

Кому повезло на этот раз, мы, вероятно, узнаем после матча. А может быть, не узнаем никогда.

СМЕНА ДЕБЮТНЫХ ДЕКОРАЦИЙ

Главной интригой пятой партии матча в Третьяковской галерее для меня лично был вопрос: появится ли вновь Грюнфельд? Как я говорил выше, даже великий Каспаров, зная об этом дебюте почти все, не рискнул после неудачи во второй партии с Крамником продолжать применять его в матче.

Казалось, что после того, как в третьей партии Гельфанд чудом избежал поражения, Грюнфельд должен быть отправлен в косметический ремонт... Но произошло неожиданное: владевший белыми Ананд сыграл на первом ходу так, как делал это в матче 17-летней давности: 1.е2-е4!

Мне сразу вспомнилось фишеровское, обращенное к Роберту Бирну: "Почему вы играете 1.d4?! Ведь есть гораздо более сильный ход: 1.е2-е4!"

- Как вы думаете, почему Ананд решил отказаться от Грюнфельда? - спросил я старшего тренера мужской сборной России гроссмейстера Юрия Дохояна, с которым мы познакомились на том самом матче 1995 года в Нью-Йорке. - Не хотел рисковать?

- Риск не выиграть, конечно, есть... - тонко улыбнувшись, ответил гроссмейстер.

На этот же вопрос многолетний тренер Гельфанда Альберт Капенгут ответил иначе:

- Возможно, Ананд ничего не нашел в Грюнфельде. Занервничал. И решил преподнести сюрприз Борису в расчете на Русскую партию, которую Гельфанд постоянно применял в Мексике. Вероятно, там Бориса ждала новинка.

Но что меня удивило еще больше, так это реакция Гельфанда. Ни секунды не думая, словно он был внутренне готов к резкой перемене декораций, Борис сыграл 1...с7-с5! Сицилианская!

Но Сицилианская защита - это отдельный дебютный континент, в котором наряду с острейшим вариантом Созина - Велимировича и популярным вариантом Найдорфа, а также Шевенингеном и Драконом, которые дискутировались в матче Каспаров - Ананд 17 лет назад, есть и вариант Свешникова, где черные на четвертом или пятом ходу играют е7-е5.

Совпадение из разряда невероятных: как только на доске возникли очертания знаменитого варианта Свешникова, в пресс-центре матча появился его автор - Евгений Эллинович Свешников!

"ГУДИНИ" ДОЛЖНА СВЕШНИКОВУ

Окинув цепким взглядом ситуацию на демонстрационной доске, Свешников выдал маленький монолог:

- Так, как сыграл Гельфанд, я играл примерно 50 лет назад, мне было тогда 12. Развитие белопольного слона на g2 - это последний "писк моды", но, думаю, он пошутил, ибо для черных главное не ходить f7-f5, чтобы не оживлять этого слона на g3. Позиция для черных абсолютно безопасная!

Изучив порядок ходов, Свешников воскликнул:

- 9.Кd5 - ошибка! Вместо этого надо играть 9.Сf6 - и у черных большие проблемы. То, что Ананд так пошел, - это удивительно, ведь он играл этот вариант раньше...

- Может, не ожидал?

- Наверное, не ожидал, потому что Гельфанд всегда раньше играл 4...d6.

Однажды у нас с Борисом произошел интересный разговор на тему этого варианта, - продолжил Свешников. - Мы летели в самолете, возвращались вместе с какого-то турнира, и он мне говорит: "Евгений Эллинович, вот 5...е5 в вашем варианте - это отличный ход, а 4...е5 - ерунда". Я ему отвечаю: "Боря, ты меня удивляешь. Так хорошо играешь в шахматы и говоришь такую глупость! 4...е5 гораздо сильнее, я к этому пришел, потому что понял, что черным надо оставить без работы чернопольного слона на "с1".

Знаменитому теоретику (не так давно Свешников заявил, что сможет "закрыть шахматы", для этого ему нужно всего пять лет) сказали, что сильнейшие компьютерные программы "Гудини" и "Рыбка-Аквариум" согласны с его оценкой в его варианте. На что он отреагировал так:

- А знаете почему? Потому что я начал играть этот вариант задолго до их рождения! И они просто-напросто воруют ходы из моих партий! Мне бы с них, по идее, надо деньги брать!

Евгений Свешников не шутил. Авторское право в шахматах - его любимая тема. На первом чемпионате мира по нокаут-системе в 1997-м в Гронингене он дал мне по этому поводу большое интервью, которое было опубликовано в "СЭ". С тех пор видный теоретик прошел большое количество судов, требуя признать авторское право, но понимания пока не встретил...

Однако его "приговор" варианту, избранному Анандом и Гельфандом в пятой партии матча, "вступил в силу" уже вскоре после оглашения вердикта в пресс-центре.

Хотя слон белых сумел перебраться из своего тесного "домика" на g2 по маршруту h3-d7-c6 на активную позицию, перевеса это белым не дало. Более того, компьютерная программа "Гудини", с которой Свешников хотел бы получить деньги за плагиат, в заключительной позиции давала белым не перевес, а недовес. Оценка "-0,03" говорит, что формально у черных "на 3 копейки" лучше.

Когда на пресс-конференции у Гельфанда спросили, может ли он назвать защиту черными в пятой партии матча самой легкой для него, Борис, на секунду опустив голову, ответил коротко и емко: "Да".

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ