13:00 2 октября 2015 | Бокс

Хабиб Аллахвердиев: "Я не настолько крепкий, как моя мать"

Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ. Фото BoxingScene.com Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ (справа) на тренировке с Костей ЦЗЮ. Фото Татьяна ДОРОГУТИНА, "СЭ" 20 июня 2012 года. Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ (слева) в бою с Кайзером МАБУЗОЙ. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ" Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ с чемпионскими поясами. Фото Антон СЕРГИЕНКО 12 апреля 2014 года. Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ (справа) в бою с Джесси ВАРГАСОМ. Фото REUTERS Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ (справа) в бою с Сулейманом МБАЙЕ. Фото AFP Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ на тренировке с Роем ДЖОНСОМ (в центре) и Федором ЧУДИНОВЫМ (справа). Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ. Фото BoxingScene.com

Российский боксер проведет 3 октября в Лас-Вегасе бой против американца Эдриена Бронера за титул регулярного чемпиона WBA в первом полусреднем весе. Накануне поединка "СЭ" попросил боксера рассказать свою историю.

Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ
32 года.
На любительском уровне выигрывал чемпионат России, также стал бронзовым призером чемпионата мира 2005 года.
Чемпион мира по версиям IBO и WBA в 2012-2014 годах.
В апреле 2014 года потерпел первое поражение в 20 боях на профессиональном ринге – проиграл по очкам американцу Джесси Варгасу и потерял пояс WBA.

ЖЕЛТЫЙ ШКАФ

Раньше мне не нравилось то, чем я занимаюсь. Такой прямо любви к своему виду спорта не было. Но и без него я тоже не мог. Когда оставлял – тянуло обратно, я хотел боксировать. Но вот сейчас у меня была пауза, я думал – все, с боксом расстался. И даже депрессия появилась. Было ощущение, как будто я что-то не доделал. Но потом мне пришло предложение вернуться, и я его с такой радостью принял!

Я начал заниматься боксом в десять лет. Ребята с нашего двора записались в секцию, я увязался за ними и прозанимался там полгода. Это было начало 1990-х – развал во всем. И спортзал у нас тоже держался на соплях. Из-за сырости его в итоге закрыли. Но тренер что-то во мне и в моем брате тогда увидел. О нас он знал только то, что мы учимся в школе № 31. Через два года после закрытия зала он пришел в школу, встретил моего одноклассника и спросил: "Знаешь Хабиба Аллахвердиева?" Одноклассник указал на мой дом: "Видишь тот желтый шкаф на балконе? Вот в той квартире Хабиб живет". Я тренера сразу узнал. Он рассказал, что у них открыли новый хороший спортзал. А я тогда уже ходил на футбол, а брат – на каратэ. Тренер сказал: "Все бросайте, приходите". Так с 1993 года я начал снова заниматься боксом.

Однажды вечером я встретил свою учительницу. Было часов десять, уже темно. И я с огромной спортивной сумкой в автобусе. Она увидела и спросила: "Ты что, Хабиб, ходишь куда-то?" Я рассказал. Она поняла, что мальчик что-то полезное делает и нельзя его заставлять учиться. С тех пор она мне помогала. Потом из министерства спорта стали приходить благодарственные грамоты на имя директора. И у меня в школе началась совсем лафа, можно было приходить когда хочешь. Но я все равно старался учиться, потому что мне не хватало школы.

Когда я женился, то переехал в Каспийск – в 2009 году. А так до этого все время жил в Махачкале. Там у нас надо было уметь постоять за себя. Когда я решил пойти на футбол, брат сказал: "Какой футбол? Надо научиться драться!" У нас в республике каждый хочет показать, какой он крутой. Тем более в детском возрасте.

СПОРТСМЕНЫ ПРОТИВ БЛАТНЫХ

Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ с чемпионскими поясами. Фото Антон СЕРГИЕНКО
Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ с чемпионскими поясами. Фото Антон СЕРГИЕНКО

Наша школа находилась в районе, который назывался "Пятый поселок". Там жил вор в законе, было много блатных. Они всегда ходили толпой. Что хотели, то и делали. Но было и много самодостаточных пацанов-одиночек. Только толпа всегда сильнее, может поломать. Вот и поломала многих сильных парней, но некоторые свое отстаивали. Переломный момент пришелся на 1995-1996 годы. Тогда начали появляться спортсмены, у них был свой костяк, который начал ломать блатных. Блатные ведь в основном непорядочные люди, и диалоги о жизни у них были неправильные, и по законам они жили воровским.

Я тоже сначала думал, что крутые ребята должны быть блатными. Но потом я пошел на спорт. Еще в то время у одного парня с моего двора произошел конфликт с блатными. Парень учился классе в десятом, а блатные уже закончили школу, но все равно приходили туда, как гиены. И вот того моего соседа побили, хорошенько. А у него были братья, тоже спортсмены – они забили блатным стрелку. Но не стали бить толпой, а предложили бой один на один. Спортсмен, конечно, побил самого главного из блатных. Для нашей школы это был перелом. Большинство из тех блатных сейчас, как я знаю, либо умерло от передоза, либо сидит в тюрьме. Кончились как личности.

Конечно, блатные пытались переманивать спортсменов к себе. Только немногие шли, потому что у блатных и понятия, и образ жизни был другой, который спортсменам не подходил. Потом начали появляться другие группировки, которые затягивали спортсменов. Главари, руководившие блатными, быстро поняли, что теперь им нужны крепкие пацаны. Кто-то попадал в эти сети, кто-то их избежал. Меня, кстати, туда никогда не звали.

ПО МИЛОСТИ ВСЕВЫШНЕГО

20 июня 2012 года. Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ (слева) в бою с Кайзером МАБУЗОЙ. Фото Никита УСПЕНСКИЙ,
20 июня 2012 года. Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ (слева) в бою с Кайзером МАБУЗОЙ. Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

Я сразу начал относиться к боксу серьезно. Подумал: раз тренер столько времени потратил, чтобы меня найти, значит, есть во мне что-то. Значит, может получиться. Ведь вокруг было столько ребят, но искал он именно меня и моего брата. Он к нам и после этого приходил домой, отпрашивал у матери, чтобы она на соревнования отпустила. Отца у нас тогда уже не было. Он умер в 1991 году, когда я маленьким был. И наша мать жила только ради нас. Себе ничего не позволяла, работала на заводе. Сначала они там делали пластмассовые детали, сами не знали, для чего. Там начались сокращения, мама потеряла работу. Но потом по милости Всевышнего она устроилась на хлебозавод. После этого нам всегда было что покушать. Потом, когда мы уже стали боксерами, начали зарабатывать. И, кажется, в 2002-м маме сказали: "Не надо ходить на работу, мы будем сами обеспечивать семью".

Вы знаете, я никогда никому не жаловался на свою жизнь. Может быть, было и тяжело, если сравнивать с тем, как живут сейчас мои собственные дети. Я вот никогда не думал, что у меня машина будет. Но отношение к жизни во многом зависит от воспитания. Есть люди, которые любят жаловаться. Моя мать никогда никому не жаловалась, не говорила: "Вот, у меня четверо детей, нет мужа, мне так тяжело". Всегда работала и все делала сама. Она была гордой, не позволяла себе у кого-то что-то просить. И нам всегда хватало. Может, я и не был одет в бренды, но то, что носил, всегда было чистое и опрятное. Большего и не требовалось. Я сейчас вспоминаю, как наша мать все это делала для нас, и очень ею восхищаюсь. И вот я мужчина, боксом занимаюсь, но, кажется, я не настолько крепкий, как моя мать.

КТО ТАК СДЕЛАЕТ, ТОТ БУДЕТ В АДУ

Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ (справа) на тренировке с Костей ЦЗЮ. Фото Татьяна ДОРОГУТИНА,
Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ (справа) на тренировке с Костей ЦЗЮ. Фото Татьяна ДОРОГУТИНА, "СЭ"

Самое главное в воспитании детей – научить их быть честными. Вот лежит вещь, если она не твоя, ее даже трогать нельзя. Даже если она будет два дня лежать, ее все равно нельзя трогать. Хотя не все зависит только от родителей, есть еще и среда, где дети растут. Надо стараться, чтобы и вне дома они общались с правильными людьми. У меня вот мальчик хулиганистый. Стараюсь его контролировать. Недавно он мне про своего друга говорит: "Деньги украл в машине". Спрашиваю:

– И что потом он сделал?

– Пошел в магазин.

– Ты что-нибудь поел из того, что он купил?

– Нет.

И вот я его учил, чтобы он никогда с ворованных денег ничего в рот себе не смел положить. Это очень плохо, Бог накажет.

Детей стараются приучать к деньгам. Но когда один день не дашь, понимаешь, что уже есть потребность. Сын очень любит деньги, страшно! Я ему предлагаю: "Давай начинай копить: несколько лет складывай деньги в копилку, потом купишь себе мотоцикл". Он сразу загорелся. И вот после этого разговора даю ему 300-400 рублей.

– Пойдем в магазин? – спрашивает.

– Но ты же сказал, что начнешь копить.

– Ах да!

Потом еще раз специально его искушаю, даю тысячу рублей. Он опять дергаться начинает.

Сыну сейчас пять лет. Есть еще старшая девочка, в третий класс в сентябре пошла. Жена фотографию присылала. Рассказала, что надо было на 1 сентября прийти в школу к часу, а дочь уже в десять утра была готова, у порога стояла. Учиться вроде любит, но пока не скажешь ей делать уроки, сама не сядет. Еще есть одна девочка, ей три года. И вот недавно появилась еще одна дочка, София, ей четыре месяца.

Что может быть лучше детей? Когда мы станем старыми, только они будут возле нас. И мы сами для них сейчас в этом смысле тоже являемся примером. Они же видят, что к маме я приезжаю при первой возможности. Мама осталась в Махачкале. Но я, когда проезжаю мимо, всегда обязательно захожу, хотя бы на пять минут. Она спрашивает: "Зачем ты зашел всего на пять минут?" – "Но ведь лучше же на пять минут, чем не зайти?" Она соглашается. Нас религия учит не делать плохого своим родителям. Кто будет так делать, тот будет в аду. Тем более мать столько для нас сделала! И как после этого можно проезжать мимо, не заехав к ней?

НАИВЫСШАЯ ЛЮБОВЬ

12 апреля 2014 года. Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ (справа) в бою с Джесси ВАРГАСОМ. Фото REUTERS
12 апреля 2014 года. Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ (справа) в бою с Джесси ВАРГАСОМ. Фото REUTERS

Женя моя – родственница. Я ее никогда в детстве не видел. Но знал, что у меня есть дальняя тетя, а у нее есть дочка. Их отец жил в Москве, там у него была вторая семья. Так как мужчин в доме не было, то в гости к ним я и не приходил. Знал только, что есть такая хорошая, воспитанная девушка. Но однажды мы поехали в наш горный аул, у родственников была свадьба. Там и познакомились. Всей толпой гуляли по горам, там мы вдвоем друг к другу и привязались. Я уехал и через какое-то время почувствовал, что мне чего-то не хватает. Оказалось, что у нее то же самое. Потом я ее засватал, улетел на чемпионат мира по любителям в Китай. Вернулся, и через два дня у нас была свадьба.

Я сразу для себя решил, что у меня должна быть хорошая, воспитанная жена. Ведь если она хорошая, от этого ты ее и любить больше будешь. И любовь твоя не пропадет. Если у тебя только страсть, то со временем она может исчезнуть. От этого и происходят разводы. А наивысшая любовь – это когда есть и уважение. Ты сможешь человеку во всем доверять, и твое слово для нее будет превыше всего. Такая любовь может продолжаться вечно.

Я на самом деле вообще не думал, что так быстро женюсь. Все произошло резко. Так же и дети родились. У меня не было плана: вот сейчас надо одного, потом второго... Точнее первого ребенка мы решили завести сразу, а второй для нас был... таким нежданчиком. Я пришел, а жена мне и говорит: "Я беременна". Конечно, я был счастлив! И когда она в четвертый раз сказала мне, что беременна, и тогда я тоже был очень счастлив. Вот я сейчас смотрю на свою маленькую дочку, она меня так радует! Когда приезжаю домой, почти не отхожу от нее. Все время хочется обнимать, целовать. Уезжать не хочется.

ЧЕЛОВЕК, КОТОРОМУ ПОМЕШАЛ ХАБИБ

Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ на тренировке с Роем ДЖОНСОМ (в центре) и Федором ЧУДИНОВЫМ (справа). Фото Никита УСПЕНСКИЙ,
Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ на тренировке с Роем ДЖОНСОМ (в центре) и Федором ЧУДИНОВЫМ (справа). Фото Никита УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

Мне всегда было сложно заниматься боксом, с самого детства. Я даже бросал его несколько раз, на неделю-две. Максимум – на месяц. И обратно приходил в спортзал. Просто делать было больше нечего! Хотя я видел, как все пацаны гуляют во дворах. Мне тоже хотелось там остаться, в прятки, например, поиграть. Хорошо, что у меня был старший брат, который мог пинок дать и сказать: "Ты что расслабился, давай обратно в спортзал". Брат всегда меня очень мотивировал. В трудные моменты – заставлял. А когда трудный момент проходил, я и сам ходил в спортзал с радостью. Потом снова наступал трудный момент, я видел – все в "казаки-разбойники" играют. Хочется с ними. Но я слышал: "Давай иди на тренировку".

Брат меня на три года старше, но он не такой, как я. Он с детства любил спорт. Сильно. Его еще отец, пока жив был, записал на вольную борьбу. Три года борьбой он занимался и все там выигрывал. Но потом спортзал закрыли.

Стать большим чемпионом брату, на самом деле, помешал я. В любителях ведь как – все боксируют по очереди. И часто получалось так, что сначала я выходил, а после меня должен был идти брат. И он просто-напросто перегорал. Смотрел мой бой, не разминался, не настраивался. А в бою ведь нужна полная концентрация, чтобы тебя ничего не отвлекало. Я, конечно, за брата тоже переживал... Мы решили, что в боксе должен остаться только кто-то один из нас. А потом я уехал в Америку и начал боксировать по профессионалам. И брат решил мне помогать. Он всегда мне помогал.

ЗЛЫЕ РОДНЫЕ ЛИЦА

Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ (справа) в бою с Сулейманом МБАЙЕ. Фото AFP
Хабиб АЛЛАХВЕРДИЕВ (справа) в бою с Сулейманом МБАЙЕ. Фото AFP

В Майами я жил пять лет. И как мне было там тяжело и плохо! Нет, на самом деле все там было хорошо. Мне сняли квартиру возле моря, дали машину, назначили зарплату, создали все условия. Не было такого, что мне кушать нечего. Но очень меня всегда тянуло домой. Первая неделя была самая сложная. Я был один. И очень хотелось увидеть пусть злые лица, но свои, искренние. Там тебе вроде все улыбаются, но я чувствовал, что это фальшивое. После Америки я даже в Москве себя стал чувствовать как дома. Раньше приезжал в столицу, мне там становилось плохо. Но в Америке было еще хуже! Поэтому когда я прилетал в Москву, начинал думать: "Наконец-то я дома, эти злые лица вижу!" Смотрел передачу "ЧП": этого убили, того зарезали... "О, наконец-то я дома!"

Но потом снова надо было возвращаться в Америку. Я по четыре месяца был вдали от дома. Каждый день во сне видел горы. В Махачкале я их вообще не замечал. Уже два года хочу выбраться к себе в аул. Это самое высокогорное село в Европе, называется Куруш. У нас там есть скала – 1200 метров отвесной стены. А за селом есть еще одна скала, острая, пиком. Вокруг – снежные горы. Поэтому и получается так, как будто это гнездо. Там я родился. И хотя с трех лет жил в Махачкале, но именно этот аул – мое самое любимое место на земле. Место для души. Хочу там провести свою старость. И чтобы дети ко мне приезжали.

8
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (8)

mikitim

Как искренне и проникновенно.. не ожидал такого услышать от боксера-профи. Удачи тебе Хабиб!

09:38 8 октября 2015

.Martin

Такое искреннее интервью... оставляет сильное впечатление. Хороший парень этот Хабиб. Удачи!

00:29 4 октября 2015

Хидетоши Наката

Как просто и искренне. Особенно про родителей. Приятно и интересно читать )

16:18 3 октября 2015

.BattleFish.

Один Хабиб и ты погиб!)

13:05 3 октября 2015

vsvtjo

Интересный парень, этот Хабиб

04:50 3 октября 2015

Dzho Blаck

Хаба,ждем!

20:29 2 октября 2015

A.A.V.

Мотивация - великая вещь. Хорошее интервью.

15:09 2 октября 2015

super_bear

В Майами я жил пять лет. И как мне было там тяжело и плохо! Нет, на самом деле все там было хорошо. Мне сняли квартиру возле моря, дали машину, назначили зарплату, создали все условия. Не было такого, что мне кушать нечего. Но очень меня всегда тянуло домой. Первая неделя была самая сложная. Я был один. И очень хотелось увидеть пусть злые лица, но свои, искренние. Там тебе вроде все улыбаются, но я чувствовал, что это фальшивое. После Америки я даже в Москве себя стал чувствовать как дома. Раньше приезжал в столицу, мне там становилось плохо. Но в Америке было еще хуже! Поэтому когда я прилетал в Москву, начинал думать: "Наконец-то я дома, эти злые лица вижу!" Смотрел передачу "ЧП": этого убили, того зарезали... "О, наконец-то я дома!" Вот это гениально! ))

13:42 2 октября 2015