18 января, 09:00

«Без России ни один чемпионский титул я не считаю действительным». Виталий Петров — о санкциях

Корреспондент отдела спорта
Читать «СЭ» в Telegram Дзен
Интервью с первым российским пилотом «Формулы-1».

В прошлые выходные в пригороде Тольятти прошла юбилейная, 25-я «Гонка чемпионов». На нее приглашают лучших российских пилотов в разных классах. Среди участников был и уже легендарный Виталий Петров — первый россиянин, попавший в королевскую серию гонок «Формула-1». Сейчас Петров пробует себя в разных классах автогонок, он прошел и серию DTM, и гонки на выносливость, участвовал и в кольцевых сериях. «Гонка чемпионов» — 2023 — уже третья в его карьере, и хотя удачным выступление не получилось, Виталий действительно неплохо смотрелся на фоне пилотов Lada Sport, которые день и ночь проводят в автомобилях Lada Vesta.

После гонки Петров нашел время пообщаться с «СЭ», чтобы не только обсудить заезд по ледовой трассе на берегах Волги, но и олимпийские перспективы автоспорта, проблемы «Феррари» и будущее «Ред Булл» с «Мерседес» в «Формуле-1», трагедию на «Дакаре» и будущее российского автоспорта в условиях международной изоляции.

Человек должен учитывать риски, когда приходит смотреть автогонки

— Следили за прошлым чемпионатом «Формулы-1»?

— Немного. Не все гонки смотрел, но результаты отслеживал.

— На ваш взгляд, он получился интересным или с предсказуемым результатом?

— Естественно, был явный фаворит. Многое стало понятно еще после первых тестов. Уже тогда было видно, какое преимущество «Ред Булла» в целом и Макса Ферстаппена в отдельности. Но мне все равно было любопытно следить за их противостоянием с «Феррари», как Скудерия проиграла, по каким причинам, сколько они различных ошибок допустили. Интересным будет и следующий сезон, посмотрим, смогут ли «Мерседес» вернуться, как «Феррари» учтет свои ошибки. Получится ли бороться с «Ред Буллом».

— Что глобально не так с «Феррари»? Уже который год они претендуют на победу, но в критический момент все у итальянцев идет не так...

— Я не знаю. «Феррари» очень серьезно относится к своим машинам, обычно у них все очень строго в плане подготовки и жестко. Одна ошибка, и человека меняют. А тут проигрывают пит-стопы, на тактике проигрывают, шины не могут подобрать. Сами себя загнали в такой угол, из которого бороться за титул было невозможно. Проблемы где-то наверху, в руководстве, что-то пошло кардинально не так, как надо. И это продолжалось весь сезон.

— Про «Мерседес» и его доминирование мы забываем? Это прошлая эпоха?

— Они вполне могут вернуться в этом году в лидеры. Нет уверенности в этом, но шансы есть. А к вопросам о доминировании... Вот все критиковали за это «Мерседес», а сейчас «Ред Булл» еще пару лет подряд победит в Кубке конструкторов, и уже будут говорить об этом доминировании. Надоели красные, давайте кого-то другого уже. Болельщики и журналисты в этом плане никогда не меняются. Но это объяснимо, людям нужны эмоции, шоу. За этим и существует спорт.

— У «Ред Булл» ситуация сложнее — нет своих моторов. Разве может команда без собственной конструкторской базы доминировать на большом временном отрезке?

— Почему нет? У «Ред Булл» есть ресурсы. Большая команда, большие специалисты. Большие средства, в конце концов. Они точно знают, что хотят делать и как, там работают профессионалы. Конечно, если твоя команда работает с конкретным автоконцерном, у тебя собственные уникальные разработки — это весомое преимущество. Но это не значит, что у других команд возможностей побеждать нет.

— «Дакар» этого года омрачила трагедия с фанатом. На ваш взгляд, его смерть — это провал организаторов или стечение обстоятельств?

— Одно дело, если бы это были случайные люди, местные жители. Которые могли и не знать, что тут проходит гонка. Но совсем другое — это болельщики. Они фотографировали, прятались за поворотом, понимая, что пилот их не видит. То есть базово они понимают автоспорт, и в этом случае и сами болельщики должны верно оценивать риски, думать своей головой. Что для тебя важнее — эффектное видео в соцсети или твоя жизнь?

Случилась трагедия. Для всех, для пилота, для организаторов, конечно, для семьи, которая лишилась близкого человека... Но сложно найти в ней виновного. Организаторы не могут учесть все, и каждый человек, который едет на соревнования, должен учитывать риски. Вы вообще представляете себе, что такое «Дакар»? Сколько километров он проходит по бескрайней песчаной пустыне? Физически невозможно все перегородить, так что я бы не стал всю ответственность перекладывать на организаторов. Даже здесь, в Тольятти, болельщик может выбежать на трассу. И что ты с этим сделаешь? Пока его поймаешь, уже может произойти непоправимое.

— Решение пилота сняться с гонки — это мужской поступок?

— Это понятное решение, поскольку выступать после такого может не каждый. Это личная трагедия. Его так или иначе будет преследовать мысль, что из-за него умер человек. Такое остается на всю жизнь, с этим трудно жить дальше... Но нужно стараться, я буду рад, если он продолжит карьеру.

Виталий Петров. Фото Global Look Press
Виталий Петров.
Фото Global Look Press

Пусть FIA подтирается своими политическими требованиями

— Насколько вы считаете легитимным чемпиона «Дакара» этого года? С учетом того, что гонки проходили без участия пилотов «КАМАЗа».

— Без России ни один чемпионский, ни один олимпийский титул я не считаю действительным. Тем более «Дакар». Сколько раз наши спортсмены его выигрывали! Мы не последними были, мягко скажем. 19 побед! Но я не только про «Дакар» говорю, а про все виды спорта. Нужно перестать уже бояться наших и вернуть Россию в мировой спорт.

— Политические требования FIA невыполнимы? Технически ведь международная федерация автоспорта допускает участие россиян, но с рядом особых условий...

— Каждый решает сам... Я бы такого не сделал, для меня это неприемлемо.

— По сути, FIA ставит людей под уголовную ответственность...

— Это полнейшая чушь. Я вообще не понимаю того, когда людям навязывают какие-то взгляды и что-то требуют. В таком случае пусть подтираются своими требованиями, я так скажу.

— Может ли российский автоспорт развиваться в условиях изоляции?

— Она пойдет даже на пользу нам.

— Каким образом? А как же мечты о «Дакаре», «Формуле-1», NASCAR?

— Я понимаю вас, безусловно, это печально. Но если говорить в целом об автоспорте, то если все сильнейшие пилоты будут соревноваться внутри России, это сильно поднимет внутреннюю конкуренцию и общий уровень гонок. Люди будут пробовать разные классы, привозить новые машины будут, публика новая появится. Мы можем использовать текущую ситуацию как толчок к развитию автоспорта. Тренировать молодежь, чтобы в дальнейшем ее направить дальше. Ведь вечно изоляция не продлится.

— Главное — не потерять на это время мотивацию развиваться.

— Руки нельзя опускать никому. Я понимаю, что ситуация тяжелая, я сам всю жизнь шел к «Формуле-1», хотел выступать в престижнейших автогонках. Так что молодых пилотов я прекрасно понимаю. Но нужно набраться терпения, тренироваться и верить в лучшее. Чтобы, когда будет такая возможность вернуться, нам всем быть готовыми.

Виталий Петров. Фото Global Look Press
Виталий Петров.
Фото Global Look Press

Олимпиада заинтересует и пилотов «Формулы-1» при грамотном регламенте

— Автоспорт — это соревнования не только пилотов, но и конструкторов, механиков. В тех гонках, на которых у всех участников одинаковые авто, этот фактор исключается?

— Не бывает двух одинаковых автомобилей. Всегда есть нюансы, не может быть такого, что у всех будут полностью равные условия. Вопросы есть к обслуживанию авто, его состоянию. Как их собрали. Организаторы стараются сделать так, чтобы пилоты боролись на равных. И на «Гонке чемпионов» мы видели, что время круга схожее у пилотов, так что в целом это получилось. Но свои особенности у каждого авто даже одной серии будут.

— Сейчас автоспорт активно ведет переговоры с МОК о включении гонок в олимпийскую программу. Насколько это реалистичная идея, если соревнования будут проходить на одинаковых авто?

— Давно пора. Только надо четко продумать регламент. Естественно, должны быть машины одной модели. И обслуживать их должны организаторы, механики должны быть независимыми. Пилоты получают авто только в день первой тренировки и не имеют права вмешиваться в механику авто — тогда условия будут равными. За всем этим нужно следить, чтобы не было зависимости от финансовых условий команд. Иначе Олимпиада мало чем будет отличаться в этом плане от «Формулы-1», а задача ведь — выявить именно лучшего пилота в равной борьбе.

— Какой формат гонок может прижиться на Олимпиаде? Перед Лос-Анджелесом-2028 идут разговоры об электрокартинге.

— Электромобили — это сейчас тренд. Экология, инновации. Наверное, это интересно. Но я бы хотел видеть несколько разных классов. Нужна дисциплина и по картингу, и по кольцевым гонкам, и по ралли. Это разные виды спорта и пилоты с разными навыками. В легкой атлетике же много дисциплин, и мы не сравниваем стайеров со спринтерами. Так и здесь, в идеале нужно три-четыре дисциплины для всех желающих.

Кольцевики вряд ли заинтересуются участвовать в ралли, как и наоборот. К тому же это станет драйвером для развития всего автоспорта, а если поддержать только одну конкретную дисциплину, будут проседать некоторым образом остальные. Введут в олимпийскую программу ралли — все пойдут заниматься ралли ради олимпийского золота, и те же кольцевые гонки потеряют хороших пилотов.

— В целом появление автоспорта в олимпийской программе вызовет ажиотаж в среде профессиональных пилотов? Им будет интересна Олимпиада?

— Почему нет? Олимпиада интересна любым спортсменам. Мы боремся ради семьи, детей, своей страны. Мне бы хотелось стать олимпийским чемпионом, думаю, и другим пилотам той же «Формулы-1» это было бы интересно. Другой вопрос, что все эти разговоры мы слышим давно, но они так ни к чему пока не привели. Все остается разговорами, и пока мне тяжело поверить, что автоспорт действительно попадет в программу Олимпиады, много различных «но». Буду рад ошибаться. Если действительно все получится, пилоты заинтересуются точно. Главное — четко проработать регламент.

Кирилл Ладыгин и Виталий Петров. Фото Соцсети
Кирилл Ладыгин и Виталий Петров.
Фото Соцсети

У пилотов Lada Sport было весомое преимущество — я не знал нюансов этой машины

— Какие у вас остались впечатления от гонки в Тольятти? Как от мероприятия в целом, так и от своих заездов.

— В целом от мероприятия — 10 из 10. В восторге от организации, трассы, подготовки. Ни одного нарекания, все как нужно. Народу много, болельщиков. Последние два года их не было из-за пандемии. К себе всегда есть повод придраться, я ни один старт не выиграл. Это не похоже на меня, я очень пристально отношусь к подготовке к гонке. Но весь этот уик-энд был сам не свой, не мог победить. Не было уверенности, нужного сцепления с трассой.

В четвертьфинале это тоже сказалось, я потерял важные секунды на старте по отношению к Шешенину... Если бы не эта ошибка, я бы финишировал как минимум ближе к нему. Не скажу, что выиграл бы, все-таки он чемпион. Но побороться мог. Вообще состав на гонку интересным получился, у всех были шансы. И это здорово.

— Пилоты часто уходили в дрифт. Вам как пилоту быстрых классов эта техника знакома?

— Каждый проходит повороты, как считает для себя удобным. Важно было не перегибать с дрифтом. В заносе ты теряешь время на круге, иногда лучше сбавить скорость или срезать.

— Насколько сложно было пилотировать на ледовой трассе? По такому гололеду даже пешком ходить — нетривиальная задача...

— После каждого выезда машины покрытие трассы меняется. Мы срезаем этот лед и оставляем колею. Где-то она тоньше, где-то меньше, где-то выше, где-то ниже. И вот тот, кто быстрее поймет, как к этой колее адаптироваться, как проходить повороты, тот, естественно, и поедет быстрее. Еще один фактор — знание машины. Нужно больше ездить на Lada Vesta. Причем я не конкретно про эту трассу, а про чувство автомобиля. Больше опыта было бы на нем, и можно много времени отыграть у самого себя.

— В этом плане наверняка преимущество у тех, кто был в команде Lada Sport?

— Естественно, ведь они буквально живут в этой машине. Даже если не брать «Формулу-1», когда я участвовал в Кубке Лады, мне тренер говорил: ты не имеешь права ездить на других машинах. Ты обязан ездить на «Ладе» всегда, на «восьмерке». И я ездил, учился переключать скорости, чувствовать авто. И поэтому уверенно выиграл все гонки, в которых участвовал в 2002-м. Пилоты, которые каждый день ездят на этих машинах, не только на тренировках, но и по делам по городу, всегда будут иметь преимущество. Человек становится единым целым с машиной. Хорошо бы в следующий раз пораньше приехать, поездить побольше на Vesta, изучить ее.

— Вы в первый раз были за рулем Vesta?

— Нет, я третий раз в «Гонке чемпионов», и все три года ездил на Vesta. Но мой опыт несравним, конечно, с пилотами Lada. Есть непонимание нюансов машины. То, что касается старта, техники поворотов. Есть над чем работать, можно прилично отыграть по секундам.

Прогнозы на спорт
Онлайн-игры
Новости