22:30 23 июня 2017 | Легкая атлетика

"Степанова сама просила дать ей допинг". Другой взгляд на историю информатора

Юлия СТЕПАНОВА. Фото AFP Владимир МОХНЕВ. Фото Елена СОБОЛЬ, "СЭ" Юлия СТЕПАНОВА. Фото REUTERS
Юлия СТЕПАНОВА. Фото AFP

Бывший тренер Юлии Степановой неожиданно решился на исповедь по поводу поступков своей ученицы.

Тренер по легкой атлетике Владимир Мохнев работал с Юлией Русановой задолго до того, как произошла вся эта история с признаниями и "разоблачением" допинговой системы в российском спорте. Она пришла в группу Мохнева в Курске начинающей спортсменкой, а ушла – мастером спорта международного класса, перейдя к Владимиру Казарину. Потом случилась встреча с будущим мужем, Виталием Степановым, чью фамилию она взяла. Вместе они объявили, что намерены бороться с организованной системой применения допинга в России – что из этого получилось, ни для кого уже не секрет.

– Меня отстранили от работы сразу после того, как начался весь этот скандал, – рассказал Мохнев. – Я подал в суд, выиграл его и восстановился. Но через полгода меня снова отстранили, выдвинув обвинения в хранении и распространении препаратов. Названия некоторых из них я вообще не слышал. Когда Юлия Русанова получила дисквалификацию, она уже в то время ушла от меня, у другого тренера работала.

Свою ученицу, к слову, он по старинке называет по девичьей фамилии. Мохнев, которого обвинили в нарушении антидопинговых правил вместе с его учениками, получил десятилетнее отстранение от спорта. Он подавал в суды, выигрывал их, восстанавливался на работе, а затем его снова увольняли. Возможно, желание Мохнева продолжать работу в легкой атлетике, которой он посвятил немало лет, и двигало им, когда он решился пообщаться с журналистами и дать свои объяснения. Как известно, у каждого своя правда, и если мы слышали историю Юлии Степановой, то почему бы не послушать ее бывшего тренера?

Владимир МОХНЕВ. Фото Елена СОБОЛЬ, "СЭ"
Владимир МОХНЕВ. Фото Елена СОБОЛЬ, "СЭ"

Я ЕЙ ПОМОГ, А ОНА…

По признанию Степановой, ее допинговая история началась в 2007 году, когда Мохнев якобы предложил ей инъекции тестостерона. А по словам Мохнева, через несколько лет после начала тренировок Степанова сама стала интересоваться у него препаратами для улучшения спортивных результатов.

– Годам к 22-м она стала меня спрашивать: когда вы мне будете что-то давать? Ответил ей, что я и так даю. Один человек с Алтая мне постоянно привозит травы, все знают, что я травник. Разные коренья завариваю, даю спортсменам. Я этим занимаюсь, до сих пор ко мне обращаются. Она же ждала, чтобы я ей дал "чего-то", чтобы она побежала быстрее. В конце концов она стала очень хитрючей. Вы знаете, у нее же отец сидел за убийство, у мамы было трое девчонок. Хотя при этом она большие деньги получала, тысяч двести, мне такие деньги и не снились.

В юности, признается Мохнев, он знал совсем другую Юлию.

– Когда Степанова пришла ко мне, она делала все беспрекословно. Уже через полгода выполнила кандидата, очень быстро прогрессировала. На самом деле она пришла поздновато, почти в 17 лет. Я взял ее, хотя в этом возрасте обычно уже не берут. В один момент она очень серьезно заболела, ее положили в больницу с туберкулезом. Я вовсю занимался ее здоровьем, искал по своим связям лучших врачей, навещал ее в больнице. Через четыре месяца она выздоровела, все зарубцевалось. И вот что я получил от нее в ответ на это. Я ее возил к специалистам – у нее начинался рак. Я ей помог, а она…

Юлия СТЕПАНОВА. Фото REUTERS
Юлия СТЕПАНОВА. Фото REUTERS

ЛЮБОВЬ И ОБВИНЕНИЯ

Мохнев считает, что у поступка Степановой было сразу несколько мотивов. Первый и главный – это желание отомстить тренеру, в которого она была влюблена, но который не ответил взаимностью, так как был счастливо женат.

– Юля была влюблена в меня, тут и говорить нечего. Первый звоночек был на соревнованиях во Франции, она сказала – давайте останемся здесь?

А у меня и мысли не было, чтобы уехать за границу, у меня родители здесь похоронены. Да и у нее поначалу тоже не было мыслей про переезд. Но потом ее потихонечку муж склонил, она сама об этом говорила. К тому же, ей предложили явно больше, хотя она и тут зарабатывала хорошо, и она пошла. Думаю, на Западе сейчас так просто платить не будут!..

Но ответ на вопрос: "Кто виноват?" Мохнев для себя нашел давно.

– Это Виталий Степанов, двести процентов. Он и Юлю склонил к этому, он шпион! Зачем он вернулся в Россию и пошел работать в РУСАДА? Этот момент органы просто немного упустили. Однажды Юля позвонила мне и говорит: срочно приезжайте, Степанов сфотографировал мои планы. Я приехал и спрашиваю: зачем? В них нет ничего запрещенного, ты спроси меня, я тебе все расскажу. А там же мои разработки, над которыми я трудился столько лет. "Хочу стать тренером", – объяснил Степанов.

Мотивов своего поступка Мохнев так и не раскрыл, заверил только, что надеется на скорейшее восстановление федерации легкой атлетики. Напоследок произошел забавный инцидент: к тренеру подошла журналистка иностранного агентства, которая задавала один из вопросов. Только едва различимый акцент на русском выдавал в ней иностранку. Мохнев категорически отказался давать ей номер телефона и сказал, что не хочет общаться с западной прессой. Он уверен, что его слова обязательно исказят.

Материалы других СМИ