Абакумова хочет вернуться в спорт. Она верит в чудо

14 августа 2019, 14:00
Мария Абакумова. Фото Федор Успенский, "СЭ"

После четырех лет дисквалификации и рождения трех детей 33-летняя российская метательница копья думает начать все сначала

Метательница копья Мария Абакумова – одна из самых харизматичных российских спортсменок своего поколения. В 2008-2012 годах она выиграла серебро Олимпиады и золото чемпионата мира. Она не лезла за словом в карман, регулярно шокировала мир супер-далекими бросками и, в общем, была одним из символов нашей легкой атлетики.

Когда ее, наряду с Анной Чичеровой и Татьяной Лебедевой, обвинили в допинге, это полностью укладывалось в картину глобального краха. Абакумова пыталась судиться, дошла до Спортивного арбитражного суда (CAS), но, как и следовало ожидать, успеха не добилась. В конце концов она подписала признание и приняла дисквалификацию, которая по сути означала неминуемый конец карьеры.

После этого жизнь Марии в корне изменилась. Сейчас она из девушки с копьем превратилась в девушку с коляской. Абакумова – мама троих детей: пятилетних двойняшек Киры и Миланы и сына Акима, которому всего полтора года. Судя по ее мега-яркому и насыщенному Instagram, Абакумовой, в отличие от многих других дисквалифицированных, как раз удалось найти себя в послеспортивной жизни. Тем удивительней, что несмотря на все это, она не оставляет мечты вернуться в спорт. Срок четырехлетней дисквалификации истекает 17 мая 2020 года.

Чичерова показала мне свет в конце тоннеля

– Что в вашей новой жизни многодетной мамы и хранительницы очага – самое сложное?

– Быт и все, что с этим связано! Честно скажу, что как профессиональная спортсменка, я привыкла жить на всем готовом. Мое дело было тренироваться, а в остальном: пришла в столовую, вкусно покушала, вещи отдала в стирку, а забрала уже чистые и поглаженные.... А тут нужно организовывать не только себя, но и график троих детей. Это ведь как раз тот возраст, когда они должны привыкать, что нужно опрятно выглядеть, правильно питаться. Я до сих пор каждый день буквально заставляю себя делать многие бытовые вещи. В принципе, это как в спорте: я поставила себе цель, какими хочу вырастить своих детей, и постепенно иду к ней. В моей жизни сейчас на первом месте слово "надо", и где-то в конце – уже то, чего лично я хочу.

– А какими вы хотите видеть своих детей?

– Мои дети – как спартанцы. Они привыкли путешествовать, любая поездка на чем угодно для них – праздник. Они очень активные, позитивные, ходят на массу секций, причем не только спортивных. Я стараюсь, чтобы развитие было разносторонним, поэтому мои дети занимаются игрой на гитаре, аэройогой, шахматами, английским... У меня есть недельный график, где все расписано: кого, когда и куда нужно отвозить и забирать.

– Вам помогают няня или бабушки?

Раньше у нас была прекрасная няня, но потом я поняла, что это только моя ноша. Я должна нести ее сейчас, чтобы потом не было слишком поздно. Все-таки основы воспитания должны закладывать родители, а не кто-то еще. Хотя моя мама, конечно, очень помогает, да и Дима (супруг Абакумовой, бронзовый призер чемпионата мира-2013 в метании копья Дмитрий ТарабинПрим. "СЭ"), когда дома, может полностью взять детей на себя.

– В ваших соцсетях часто попадаются фотографии на стадионе, да и выглядите вы, как будто остаетесь действующей спортсменкой. Вы действительно тренируетесь?

До окончания моего отстранения осталось меньше года. После этого я не исключаю, что еще вернусь в большой спорт. Если мои два региона, за которые я выступала – Краснодарский край и Ставропольский край – в меня поверят и поддержат, я бы мечтала снова выйти в сектор.

– Очевидно, вас вдохновляет пример Анны Чичеровой, которая вернулась после дисквалификации в 36 лет и показывает одни из лучших результатов в мире?

– Мы с Аней дружим, и когда она вернулась, я ей написала что-то вроде: "Ты показала мне свет в конце тоннеля". Когда ты упал, а потом заново поднялся – это самое дорогое, что может быть в спорте. Я по себе понимаю, насколько это тяжело.

– С другой стороны, Чичерова даже со своими шикарными прыжками сидит дома, не едет на ближайший чемпионат мира и, вероятно, на Олимпиаду в Токио тоже. Вас это не останавливает?

Пока я нахожусь в ожидании каких-то сдвигов в сторону восстановления нашей федерации. Я все-таки возвращаюсь не завтра, и у меня есть надежда, что за это время что-то изменится. С одной стороны, мне очень плохо без спорта и я мечтаю вернуться. А с другой, понимаю: что я четыре последних года не выступала – это даже к лучшему. Эти годы я бы бестолково моталась по чемпионатам России, зато двое моих детей росли бы без меня, а третьего вообще, вероятно, не было бы. Все сложилось словно по сценарию. Поэтому я жду: может, в моем фильме будет еще и красивый спортивный финал?

Не заработаю столько денег, сколько нужно вернуть ИААФ

– Учитывая напряженный график и количество детей, как вам вообще удается тренироваться?

– Жаль, что вы нас не видели на стадионе! Приезжаем всей толпой, выгружаем самокаты, ролики, велосипеды, формочки... Дети начинают везде бегать, кататься, беситься в прыжковых ямах, копаться в песке. А я в это время успеваю сделать какую-то тренировочную работу. Понятно, что это не тот режим, как раньше, но лучше, чем ничего. При этом несмотря на такие умеренные тренировки в удовольствие, силовые показатели не особо падают. Недавно без особой подготовки подняла в рывке 70 кг, при том, что личный рекорд был 97,5 кг.

– Копье берете в руки?

– Первые два года мне даже смотреть на него не хотелось. Но потом, видимо, рана затянулась, и я стала периодически метать. Шиповки я уже обуваю.

– Вы всегда знали, что хотите вернуться, или решение пришло спонтанно?

– Изначально я всем говорила: "Я обязательно вернусь, иначе и быть не может!" Сколько бы мне это ни стоило, что бы ни пришлось перенести.... Но потом я столкнулась с реальностью, в которой все было очень сложно. Руки опустились, в какой-то момент подумала: "Наверно, это все!" Хотя мама и родственники поддерживали и продолжали в меня верить. Вообще, я с вами согласна: казалось бы, какой смысл возвращаться? Ведь чтобы снова выступать, мне нужно вернуть ИААФ очень большие деньги. Это вдвое больше того, что я когда-то получила, ведь курс изменился. Скорее всего, я никогда не смогу столько заработать. Но есть ведь в жизни что-то более важное, чем деньги. Есть вещи, которые нельзя купить...

– Как к вашему возвращению относится супруг, у которого есть норматив на чемпионат мира, но нет нейтрального статуса, чтобы там выступать?

Дима прагматичен и постоянно опускает меня на землю. Естественно, он говорит: "Какой смысл тебе возвращаться? Посмотри на меня: я сижу круглый год на сборах, месяцами не вижу детей, чтобы выступать на чемпионате России".

– Он не прав?

Конечно, прав. Но я не такой человек. Всегда нужно оставлять шанс на маленькое чудо, иначе скучно жить.

– В свое время вы потратили кучу денег на разбирательство в Спортивном арбитражном суде. Сейчас не жалеете об этом?

Мне все говорили, что в этом нет никакого смысла. Ничего доказать не удастся, наши люди в таких судах не выигрывают. Но это не в моем стиле: сложить лапки и смириться с ударом судьбы. Я просто обязана была побороться за свое честное имя, хотя это было тяжело и финансово, и морально. Сначала мне казалось, что если решение будет не в мою пользу, это будет очень и очень больно. Но за два года судов много воды утекло. Когда увидела вердикт, ничего особенного я не почувствовала.

– Я правильно понимаю, что вы еще хотите доказать своим иностранным соперницам, что можете выступать "чистой" – и показывать такие же результаты?

– Я не читала комментариев моих европейских соперниц, и наверное, это к лучшему. Вряд ли они говорили обо мне что-то хорошее. Для меня сейчас их мнение неважно. В России живут 144 миллиона человек, и этого вполне достаточно. Я думаю, большая часть этих людей будут счастливы, что в их стране есть спортсмены, способные выступать хорошо.

– Ваша дисквалификация заканчивается за несколько месяцев до открытия Олимпийских игр в Токио. Вы надеетесь там выступить?

– Если получу допуск, конечно, я готова бороться. Хотя предстоит уладить еще массу формальностей: найти способ, как вернуть призовые, вернуться в пул тестирования, выполнить норматив. Не говоря уж о том, что на набор соревновательной формы у меня останется всего несколько месяцев. Но я не опускаю рук и не теряю этой надежды. Поехать в Токио я хочу, но даже если это не получится, буду настраиваться на следующую Олимпиаду. В принципе, возраст позволяет: в метании копья люди выигрывали чемпионаты мира и в 37, и в 39 лет. У нас опыт и навык часто побеждают молодость и пыл.

Несу ответственность и не отказываюсь ни от чего

 Вы хотите, чтобы ваши дети стали спортсменами?

– Конечно. Но важно, чтобы они сами этого захотели, а не занимались только потому, что мама или папа заставили. Я всегда боюсь передавить своей настойчивостью, чтобы у них не возникло отторжения. По девчонкам уже видно, что они предрасположены к большому спорту. Будет жаль, конечно, если такие шикарные данные пропадут. Я ведь недавно защитила диссертацию и многое узнала, в том числе, о генетике.

– Какова тема вашей диссертации?

"Управление двигательной функцией человека в процессе выполнения финального усилия техники метания копья". Была проведена большая работа, в том числе научный эксперимент, в котором участвовали мы с мужем. Результаты получились очень интересными, и многие вещи, которые я понимала чисто интуитивно, теперь были научно доказаны. Мы с Димой раньше чуть ли не посуду били, когда спорили, куда правильно ставить ногу. А эксперимент показал, что у нас просто разные стили метания, которые требуют разной постановки ноги: у Димы метание координационное и скоростное, а у меня – силовое.

– То есть нет одного правильного варианта, и каждый спортсмен выбирает то, что ему подходит?

У каждой техники есть свои "плюсы" и "минусы". Например, Ян Железны (трехкратный олимпийский чемпион и действующий рекордсмен мира – Прим. "СЭ") метал скоростным способом. Но при таком стиле тяжелее удерживать стабильную форму весь длинный сезон.

– Вы активно ведете в соцсетях аккаунт своих двойняшек Киры и Миланы. Рассчитываете на потенциальный заработок?

Нет, просто хочу запечатлеть для истории приятные моменты. Мир сейчас настолько сумасшедший, что даже я порой ощущаю себя какой-то несовременной. Вдруг они потом посмотрят на свою страничку и скажут: "Мам, зачем ты так делала, это же вообще немодно!" Может, это звучит смешно, но реально страшно.

– Вы о чем-то жалеете из периода своей жизни 2008-2012 годов?

– Сначала я много об этом думала. Может, стоило в то время тренера поменять, или еще что-то сделать... Но это ведь бессмысленно: если бы я что-то изменила, поменялись бы и следующие события, и еще неизвестно, куда бы эта цепочка привела. Сейчас я счастлива: у меня есть любимый муж, дети, мы все здоровы. Нет смысла сожалеть о том, что могло бы быть.

– Вы подписали признание. Это значит, вы признаете свою вину в том, что с вами случилось?

– Понимаете, что бы я сейчас ни сказала, я признана виновной. А после драки кулаками не машут. Я несу свою ответственность и не отказываюсь ни от чего. А дальше – будет больше.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Захотелось💟 #j#my#love#стадион#лето2018

Публикация от Мария Абакумова (@javelin_marija)

Мария Абакумова
Родилась 15 января 1986 года в Ставрополе.
Серебряный призер Олимпийских игр-2008 в Пекине. Чемпионка мира (2011), бронзовый призер чемпионата мира (2009, 2013). Трехкратная победительница командного чемпионата Европы.
После перепроверки проб была лишена всех титулов и дисквалифицирована на четыре года.

 

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
4
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир