00:12 18 декабря 2012 | Легкая атлетика

Проба Пищальниковой пять месяцев хранилась незапечатанной?

Август. Лондон. Дарья ПИЩАЛЬНИКОВА. Фото AFP
Август. Лондон. Дарья ПИЩАЛЬНИКОВА. Фото AFP

Вчера на связь с корреспондентом "СЭ" вышла серебряный призер Олимпийских игр 2012 года в Лондоне Дарья Пищальникова, которой грозит пожизненная дисквалификация за употребление допинга. Российская метательница диска, ранее избегавшая публичных выступлений на эту тему, решила прервать свое молчание.

- Я обращаюсь к прессе потому, что оказалась лишена права на получение копии документов по исследованию моей пробы - так называемого лабораторного пакета, - заявила Пищальникова. - Между тем такое право мне гарантирует кодекс WADA. Российское антидопинговое агентство (РУСАДА) в ответ на обращения мои и моего адвоката просто отписывается, ссылаясь на то, что таких документов у них просто нет.

Для того чтобы понять, в чем суть дела, надо вернуться к самому началу моей истории.  20 мая 2012 года, то есть перед Играми в Лондоне, у меня по заданию WADA была взята проба. Забор сделал инспектор  РУСАДА. Пробу предварительно протестировали в российской лаборатории. Результат был отрицательным - иначе меня не выпустили бы на Олимпиаду. Затем, уже после Лондона, ту же пробу затребовала лаборатория WADA в Лозанне. И на этот раз анализ дал неблагоприятный результат. Возникает вопрос: почему наша лаборатория не обнаружила запрещенных препаратов, а зарубежная - обнаружила? Ведь по статусу обе лаборатории равнозначны, обладают одинаковой аккредитацией WADA.

Теперь главное. На 12-м листе лабораторного пакета, который мне прислали из Лозанны, есть пометка: образец пробы, поступивший в лабораторию, был закрыт, но не запечатан. Это явное нарушение международных стандартов для исследований. Почему моя проба хранилась пять месяцев незапечатанной и почему она была в таком виде передана в Лозанну? Кто имел к ней доступ и что с этой пробой делали? Ответов на все эти вопросы я не знаю. Потому и прошу выдать мне документы о работе, которая была проделана с моей пробой здесь, в России. Считаю, в данной ситуации задета не только моя честь спортсменки, но и честь страны. Я ведь выступала под российским флагом, и моя медаль вошла в общую копилку сборной.

- Что вы имеете в виду, когда говорите, что РУСАДА "отписывается"?

- Мы с адвокатом написали заявление в эту организацию. Однако там утверждают, что соответствующих бумаг у них нет. Как же так? Поймите, речь идет о том, что проба, взятая  РУСАДА, на протяжении пяти месяцев хранилась незапечатанной, что указано в документах из Лозанны. Могу вам процитировать пометку. По-английски это звучит так: closed, but not sealed. То есть, закрыта, но не запломбирована. Лабораторный пакет нам просто необходим, чтобы узнать, что же с этой пробой происходило.

В конце ноября дело было передано в РУСАДА. Всероссийская федерация легкой атлетики, насколько я знаю, не несет за него никакой ответственности. Решение будет вынесено антидопинговым комитетом  РУСАДА после того, как пройдут слушания.

- Вам уже известно, когда они состоятся?

- Пока нет. И это меня тревожит. Слушания могут назначить в любой момент, а у меня на руках до сих пор нет полной информации. Как же мне защищаться? В такой ситуации у меня очень мало пространства для маневра с точки зрения спортивного права. Ведь доступ к лабораторному пакету - одно из немногих прав, которым я обладаю.

Хочу, чтобы меня поняли правильно. Я занимаюсь этим делом уже два месяца. Для меня это очень тяжело, как психологически, так и эмоционально. Я стремлюсь защитить свою честь и достоинство. И надеюсь, что моя страна мне в этом поможет.

- У вас самой есть ответ на вопрос, который вы подняли: почему ваша проба сначала дала отрицательный результат, а затем положительный?

- Я не знаю, как это случилось. Но если стакан пять месяцев стоит на столе открытым, могут возникнуть разные варианты.

- Почему именно ваша проба была подвергнута повторному тестированию, тоже непонятно?

- Я и сама многим задавала этот вопрос. Но ни у кого не было на него ответа. Только предположения.

- Одно из таких предположений заключается в том, что после вашей первой дисквалификации в 2008 году за вами велась целенаправленная слежка.

- Я не замечала за собой сверхжесткого контроля. Все было как обычно. Я регулярно сдавала пробы, и все они были чистыми. Только в этом году прошла семь тестирований. Этот факт могут подтвердить в РУСАДА. Я не давала никакого повода для слежки за собой.

Сергей БУТОВ

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...