00:40 24 марта 2016 | Хоккей — НХЛ

Кен Хичкок: "Дубль Ковальчука в финале Квебека – моя боль!"

Главный тренер "Сент-Луиса" Кен ХИЧКОК. Фото AFP
Главный тренер "Сент-Луиса" Кен ХИЧКОК. Фото AFP

НХЛ. Регулярный чемпионат

Главный тренер "Сент-Луиса", обладатель Кубка Стэнли во главе "Далласа" рассказал обозревателю "СЭ" о Владимире Тарасенко и его прогрессе, дружеских чувствах к Сергею Зубову и разочаровании в Николае Жердеве.

Игорь РАБИНЕР
из Сан-Хосе

Многие тренеры НХЛ, особенно старшего поколения, с виду кажутся суровыми – но тех, кто бежит от журналистов как от огня и раздражается от их вопросов, почему-то еще не встречал. Как и тех, кто отделывается от назойливой прессы одной-двумя ничего не значащими фразами, что у нас происходит сплошь и рядом. Такое впечатление, что по этой части тренеры проходят какой-то естественный отбор.

В этом году мне довелось пообщаться уже с тремя элитными тренерами НХЛ – Майком Бэбкоком, Барри Тротцем и вот теперь Кеном Хичкоком, – и все они с большим удовольствием говорили о России и российских игроках, с которыми им довелось работать. Из них ничего не надо было вытаскивать клещами – в здешней культуре общения тренеров с журналистами есть стремление рассказывать и объяснять.

И таким образом рушить невесть кем созданные стереотипы. Один из которых – что Хичкок не любит российский стиль игры и "душит" русских – развеяла уже сама жизнь на двух примерах из разных времен – Сергея Зубова и Владимира Тарасенко.

С масштабным во всех отношениях тренером Хичкоком мы встретились после тренировки "Сент-Луиса" в SAP Center в Сан-Хосе. Я успел представиться ему, когда тот только шел в коньках с занятия, и прежде чем перейти к ежедневной рутине трех коллег из Сент-Луиса, Хичкок сказал: "Вы – первый". И терпеливо ответил на все мои вопросы.

ЗУБОВ – ОДИН ИЗ ЛЮБИМЫХ ХОККЕИСТОВ. А ЖЕРДЕВ ОСКОРБЛЯЛ СВОЙ ТАЛАНТ

– Когда-то в России существовал стереотип, что Кен Хичкок – тренер-консерватор, который не любит наш хоккейный стиль. Поэтому, не скрою, многие у нас в стране были удивлены, как эффективно принялся реализовывать у вас свой талант Владимир Тарасенко и как вы ему с первого дня в лиге доверяете.

(Улыбается.) Нахожу этот стереотип юмористическим. Хотя бы потому, что один из моих любимых хоккеистов, с которыми я когда-либо работал, – это Сергей Зубов (нынешний главный тренер СКА в "Далласе" Хичкока выиграл Кубок Стэнли 1999 года. – Прим. И.Р.). Мы с ним по-прежнему большие друзья.

Другое дело, что я не поклонник кого бы то ни было, любой национальности и гражданства, кто не любит работать. Когда я возглавлял "Коламбус", там была пара ребят такого типа, и их больше в лиге нет. И даже не знаю, как у них идут дела – и вообще идут ли как-то – в КХЛ...

– Имеете в виду Николая Жердева и Никиту Филатова?

– Да. Считаю, что эти парни по-настоящему оскорбляли свой талант. Они могли быть элитными игроками в НХЛ, но у них не было той рабочей этики, которая для этого требуется. Очень жаль, однако они не смогли извлечь пользы из набора своих способностей, который был замечательным. Но все это не имеет никакого отношения к моему восприятию совершенно другого типа российских игроков. Таких, как Зубов, Сергей Федоров, с которым мы работали в "Коламбусе", и Тарасенко.

– Слышали ли вы, что Зубов в роли главного тренера СКА принял очень нашумевшее решение – вывел в плей-офф из состава команды капитана и звезду Илью Ковальчука?

– Да, слышал.

– Удивлены ли такой смелости молодого тренера?

– Ничуть. Зубов всегда очень ответственно и осознанно относился к игре, к каждому своему решению в ней. Не сомневаюсь, что так же дело обстоит и сейчас, в новой профессии.

ТАРАСЕНКО НАПОМИНАЕТ МНЕ КРУТОВА

– На днях Тарасенко забил свой сотый гол в регулярных чемпионатах НХЛ. Согласны ли с его отцом Андреем, сказавшим, что сын пока "не супермастер, а мастер"?

– Не знаю, что именно отец Владимира хотел этим сказать. Но пока можно с уверенностью говорить о том, что старт его карьеры получился хорошим. Тарасенко показал способность забивать голы на регулярной основе.

– Считаете ли, что богатый хоккейный опыт отца, трижды выигрывавшего титул лучшего снайпера в российской Суперлиге, помог хоккейному воспитанию Тарасенко?

– Да. Уверен, что игровой опыт и внимание отца здорово ему помогли.

– Согласны с мнением, что кистевой бросок Тарасенко – лучший в НХЛ?

– Не знаю, можно ли назвать его самым сильным, но по быстроте нанесения – да.

 

- Как-то раз вы сравнили Тарасенко с великим советским форвардом Владимиром Крутовым. Почему вам пришла в голову такая аналогия?

– В свое время я много наблюдал за тройкой KLM. И подумал, что Тарасенко – мощный игрок, который способен сам пробиваться и находить себе позицию, из которой мог бы нанести моментальный, в одно касание, бросок. Крутов при всей комбинационности игры своего звена и своей команды регулярно заканчивал матчи с 7 – 8 бросками в створ ворот соперника. Причем каждый из этих бросков наносился из качественной позиции.

Это означает, во-первых, умение правильно открываться, во-вторых, умение бросать и добиваться цели. И мне пришло в голову, что все эти качества элитного игрока, которыми обладал Крутов, у Влади тоже есть.

– В чем ему еще надо прибавлять для полной реализации своего потенциала?

– Ему нужно чаще идти в по-настоящему тяжелые зоны, под ворота. Юбилейный гол, который он забил в Ванкувере, – как раз из таких. Эта шайба показывает, что он растет и его карьера развивается. Влади надо будет забивать все больше и больше таких голов, делать это стабильно. Потому что соперники с каждым сезоном станут все глубже анализировать его игру и не позволять, например, оказываться в удобных для него точках при розыгрыше большинства. И голы надо будет выгрызать.

Чтобы в НХЛ много забивать, нужно идти на ворота – туда, откуда забивать сложнее всего, но никто тебя там не может "прочитать". Это то, чему научился Александр Овечкин.

– Кое-кто считает, что результативность Тарасенко страдает от отсутствия в "Блюз" элитного для НХЛ центрфорварда. Будь таковой рядом с ним – и он мог бы забивать по 50 голов за сезон. В этом есть доля истины?

– Не уверен в этом. Не стал бы выделять необходимость именно центрального нападающего. Мы использовали в этой роли Штястны, Лехтеря. Лехтеря читает его просто здорово, они очень много вместе играли – причем не только в НХЛ (финн был партнером Тарасенко по звену еще в "Сибири". – Прим. И.Р.).

Другая важная вещь, которую многие недооценивают, заключается в том, что в звене Тарасенко есть элитный левый нападающий – Шварц. Он один из лучших в своей роли в лиге. На мой взгляд, роль центрфорварда в нашей игре иногда преувеличивается. Он должен управлять игрой – но когда в звене с одним из лучших снайперов лиги есть другой элитный крайний форвард, это помогает ему как минимум не меньше.

ХАРАКТЕР ТАРАСЕНКО НЕ ПОЗВОЛЯЛ ОПАСАТЬСЯ ЗА ЕГО РЕАКЦИЮ НА НОВЫЙ КОНТРАКТ

– Прошлым летом Тарасенко подписал свой первый в карьере длительный, 8-летний, контракт на 60 миллионов долларов. Многие хоккеисты, в частности российские, после такого резко снижают уровень игры, считая, что жизнь удалась. У вас не было опасений на этот счет?

– Не было. И не думаю, что такое опасение было хоть у кого-то, кто его хорошо знает. Влади очень любит хоккей, и я просто рад за него. Если бы у него не было такого мощного характера, каким он обладает, за этот момент можно было бы беспокоиться. Но именно в его случае это наименьший повод из всех возможных тревог. И я тут с вами абсолютно честен.

– В двух предыдущих сезонах у Тарасенко был один из лучших показателей "плюс-минус" в лиге: +20 и +27. В этом же – -1. В чем, по-вашему, тут причина?

– Есть разница в том, против кого он играл тогда и сейчас. Когда Тарасенко только приехал, он в основном играл в третьем звене, и это принесло нам большую соревновательную пользу – оппонентам, пытавшимся понять, от кого исходит наибольшая опасность, пришлось распыляться.

А в этом сезоне против Влади акцентированно выпускают лучших хоккеистов своих клубов. Поэтому считаю, что любой, даже самый маленький, "плюс" по итогам этого регулярного чемпионата будет для него достижением. Потому что играть в первом-втором звеньях против ведущих защитников – это совершенно другое дело.

– В АХЛ играет один из лидеров российской молодежки на МЧМ-2015 Иван Барбашев. Какое будущее у него вы видите в "Сент-Луисе" и когда планируете попробовать его в первой команде?

– Думаю, что у него будет хороший шанс в тренинг-кемпе на следующий сезон. В этом сезоне он проходит через очень познавательный и важный опыт на уровне АХЛ. Мы видим его как качественного игрока третьего звена уровня НХЛ.

Барбашев по натуре боец, очень любит ввязываться в борьбу и выигрывать ее. Но самая главная проблема, с которой он в связи с этим столкнется и ему необходимо будет ее решить, – это мощь. Чтобы постоянно играть в НХЛ, она – в том числе это касается и веса – должна присутствовать. Он играет и должен играть в очень силовой манере, из-за чего, кстати, уже получил пару травм, а для этого нужно быть достаточно крепким. Надеюсь, что он залечит все болячки летом и попадет в первую команду уже в следующем сезоне.

НА КУБКЕ МИРА ХОККЕЙ БУДЕТ ЛУЧШЕ, ЧЕМ НА ОЛИМПИАДЕ
 

– Вы возглавляли сборную Канады на чемпионате мира в Квебеке – единственном за сто лет, который проходил в вашей родной стране. Решающий дубль Ковальчука по-прежнему для вас – боль?

– Да. Не могу сказать, что это очень уж глубокая боль, но то, что боль, – да. Я бы сказал – боль в заднице (смеется).

– Как расцениваете шансы сборной России на Кубке мира, где выступят не только классики – Овечкин, Дацюк, Малкин, но и новое поколение – Тарасенко, Кузнецов, Панарин?

– Могу только сказать, что это, в том числе и в исполнении сборной России, будет великолепный хоккей! Верю в то, что качество хоккея на Кубке мира выше, чем на Олимпиаде. Потому что игроки свежее, на них не висит груз проведенных в сезоне матчей.

Особенно это касается целого ряда европейских игроков-ветеранов, которые по уровню своего мастерства должны проводить на льду много игрового времени. В этом смысле для них – и для их сборных – проводить турнир именно в это время намного более справедливо. Мы увидим в Торонто много хороших матчей!

– В Ванкувере и Сочи вы как член тренерского штаба "Кленовых листьев" наблюдали за матчами с верхотуры, представляя тренерскому штабу свое видение игры. Как вы чувствовали себя в этой роли и почему решили отказаться от нее на Кубке мира?

– Я работал на четырех Олимпиадах и одном Кубке мира. И в какой-то момент понял, что не позволяю более молодым тренерам быть вовлеченными в игру на таком уровне. Получалось так, что мое присутствие пресекало возможность для моих перспективных коллег сделать то, что сделал я сам, когда был моложе.

Поэтому сразу же после Сочи я сказал, что, будь то Кубок мира или Олимпиада, на моем месте должен быть кто-то другой. Со мной в штабе Канада завоевала три золотые медали на Олимпиадах и еще одну – на Кубке мира, и пора на мое место прийти кому-то другому. Генеральный менеджер команды Стив Айзерман после Игр в России ушел – и я сделал это вместе с ним.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ