«Одно время американцы «быковали». Инсайды тренера-статистика сборной России

26 сентября 2019, 23:35
Волейбольная сборная России на Кубке мира. Фото FIVB Дмитрий Соснин. Дмитрий Соснин. Россия — Камерун — 3:0. Фото FIVB

Один из тренеров сборной России о закулисье волейбола — как устроена аналитика, стоит ли ждать помощи от конкурентов и что не так с Карполем.

«СЭ» поговорил с тренером-статистиком женской волейбольной сборной России и казанского «Зенита» Дмитрием Сосниным и узнал, какая огромная работа проделывается за спиной Серджио Бузато, зачем тренерам наушники, в чем шанс против США и каковы тренды современного волейбола.

У многих появляются очки. Но победы того стоят

— Дмитрий, прежде всего — в чем заключается ваша работа, что за продукт вы делаете?

— Работа делится на две части — разбор соперника и ведение самой игры. Когда начинается матч, мы открываем программу DataVolley. Допустим, скоро встреча Россия — США. Мы заполняем составы, расставляем игроков на площадке. Включаем технику, чтобы параллельно шел видеоряд. И далее прописываем каждое действие во время розыгрыша через код. Условно, Старцева подает из первой зоны в шестую, дальше какой-то номер принимает «на позитив», то есть ставим плюсы. Строчка может выглядеть примерно так: 1SM16.2# К1 а5Х 51.6=. И так далее — вся игра состоит из полутора тысяч таких записей. Все это пишется в онлайне, в перерыве печатается на стоящем рядом принтере и относится с трибуны на скамейку запасных.

Дмитрий Соснин.
Дмитрий Соснин.

— Печатать приходится на суперскорости?

— И слепым методом. Женский волейбол от мужского отличается тем, что мяч держится в игре долго — для статистика это сложнее. Далее в программу встроены статистические формы, которые позволяет выдавать цифры по каждому игроку, выделять тренды. Мы разрабатываем свои примочки в зависимости от того, что нужно сборной.

— Субъективная часть есть?

— Вся система оценки. То есть, я оцениваю качество действий исходя из своего понимания и требований тренера — например, прием или атаку. По-хорошему надо знать волейбол изнутри. Мне довелось играть несколько лет в Суперлиге.

— У некоторых тренеров виден наушник, у нашего такого нет. Почему?

— Все зависит от главного тренера. Если он хочет прямую связь со статистиком — закупают гарнитуру. Но с ней бывают проблемы. В «Динамо» использовали ларингофон, тысяч за 20 его реально купить. Даже крутые наушники с микрофоном на фоне кричащей толпы — вариант нерабочий.

Обычно на игре через командный вай-фай подключены несколько компьютеров, есть головной с цифрами, есть с видеозахватом, который стримит в сеть. На скамейке человек с ноутом, те, кто не на ней, тоже отслеживают информацию. Наконец, есть чат, где все пишут свои замечания. Программное обеспечение за последнее десятилетие шагнуло в будущее.

— То есть можно написать Бузато в онлайн?

— Его помощнику на скамейку — точно.

— Смайлы есть?

— Ну, это не WhatsApp, конечно. Могу поставить две точки со скобкой (смеется).

— Интернет не накрывается?

— Вай-фай вообще штука непостоянная. Плюс помехи. Но ничего, стараемся предвосхитить форс-мажоры. Или налаживаем по ходу дела.

— Советы, которые дает Бузато в тайм-аутах, в том числе на основе ваших подсказок?

— Скорее не подсказок, а сведений, которые поступают в его распоряжение. Например, мы заметили, что защитник выдвигается для страховки блока вперед и оголяет первую зону. Значит, туда можно делать больше скидок. Или смотрим атаки наших доигровщиц — закрыта линия или нет, куда лучше пробить. У нас преимущество — мы можем посмотреть повтор.

Затем аналитика вырастает в подробный отчет.

— Зрение у вас после всего этого не подсаживается?

— У многих появляются очки, да. Но все ради результата. Победы того стоят.

С американками надо рисковать на подаче

— Давайте про США. Что говорит аналитика, как нам их обыгрывать?

— Они играют от первых темпов — просто так не бросишь. А края им здорово помогают. Особенно такие опытные люди, как Ларсен. Она пришла с возрастом к полному рационализму и мудрости. Против США мы столкнемся с системой очень быстрой игры. Против этого у нас фактически одно средство — подача. Чтобы заставлять их делать ошибки при доводке, выводить на высокие мячи, которые мы можем закрыть блоком. Надо рисковать, особенно на подаче. При стандартных действиях и их хорошем приеме у нас шансов немного.

— Еще одно резонансное событие — поражение мужской сборной России от Словении в четвертьфинале чемпионата Европы. Оцените взглядом аналитика?

— Словенцы играли матч плей-офф не так, как в группе. Часто после победы в первой встрече на турнире во второй надо приложить больше усилий, ожидать перестроений у соперника, чего у нас не произошло. Наступили на грабли, подумали, что нашей привычной игры достаточно. А словенцы при сумасшедшей поддержке своих трибун рисковали в атаке, на подаче, связка раскрепощенно сыграл. Как следствие, у нас появились проблемы в приеме. Мы уже начали о них забывать — а они существуют до сих пор. Ошибки в этом элементе потянули за собой и другие, неуверенность переросла в панику. С этим можно было бороться только своими позитивными действиями в переломные моменты, перестоять где-то. Не получилось.

Готовиться нужно даже к Кении

— Сколько в среднем занимает подготовка к одной игре?

— Это как раз второй вид работы — подготовка до игры. В идеальном случае — несколько дней. Два-три собрания, для каждого своя аналитика. Одну игру соперников расшифровать по видео — до пяти часов.

— Значит ли это, что на Кубке мира подготовка идет наспех? Тут же игры каждый день.

— Нет, наоборот. Готовимся заранее. Мы уже отсмотрели и подготовили все к игре Россия — Бразилия.

— Вы всех должны посмотреть? Даже Кению?

— Конечно. Нельзя позволять себе расслабиться, иначе вся команда почует, что где-то можно недоработать.

— Как построено взаимодействие между сборными? Я видел, что вы друг с другом разговариваете, делитесь информацией.

— Да, есть такая практика. Я могу подойти к скауту другой сборной, и мне пришлют видеозапись игры и так называемый скаут-файл — это набор тех самых кодов. По нему, кстати, хорошо виден у всех уровень аналитики.

— Бывало, что подходишь к будущему сопернику, а он говорит: «Не дам»?

— На заре становления системы во внутреннем чемпионате это было сплошь и рядом. Победили очень просто: федерация сделала видеообмен обязательным. Принимающая команда должна выложить видео и коды на файлообменник. Иначе штраф,

— Большой?

— По-моему, в районе 50 тысяч рублей. За рецидив — увеличение.

— Не так уж и много для клуба.

— Но ответственный — статистик, и с его зарплатой это уже существенные деньги.

— То же самое и у сборных, на этом Кубке мира в частности?

— Да. Тоже есть система, куда заливают файлы. Здесь мы договаривались с другими сборными: давай ты снимешь и зальешь эту игру, а мы останемся попозже завтра. В Лиге чемпионов тоже есть файлообменник.

Дмитрий Соснин.
Дмитрий Соснин.

— Соперники не задерживают выгрузку? Это же тоже стратегия.

— Это почти исключено. Тут же получишь «ответку». Но, например, в последней Лиге чемпионов итальянцы долго не выкладывали скаут-файлы. У всех почему-то нормально, а они постоянно задерживают. Если мне очень нужны их игры, достаю через их соперников.

— Но в целом у вас кодекс чести, все сотрудничают?

— Ну, отношения везде разные. Одно время американцы «быковали». Они вообще не идут на контакт, это и сейчас остается. Часто даже когда мимо пройдут, поздороваешься — не ответят. На своей волне, так сказать. Бывают форс-мажоры, здесь из-за ошибки не записалась игра Кения — Бразилия.

— Конкуренция на рынке этих систем есть?

— Их создатель DataProject была итальянской, но недавно ее выкупили американцы. Так что теперь, по сути, монополия, мировой стандарт. Раньше лицензия была бессрочная, а теперь они требуют ежегодного продления где-то за 800 евро. Это дает верификационный USB-ключ. Они есть у нескольких членов тренерского штаба.

Камерунец предлагал водку и спрашивал состав за 20 минут до игры

— Как-то все очень серьезно. Случались забавные истории на работе, на этом Кубке мира?

— Ребята из Камеруна нас регулярно веселят. Мы же все сидим за соседними столами. На матче с нашей сборной камерунский скаут успевал и кофе попить, и по телефону поболтать со всеми друзьями. Уже подача идет, я с пальцами на клавиатуре, а он только кладет трубку и набивает то, что успел. Или вот водку предлагал в номер принести.

— Поэтому Камерун всем и проигрывает.

— Отчасти. Перед игрой еще веселее было — он ко мне подходит и говорит: «А можно список вашей команды, заявку?»

— Прямо перед началом?

— За 20 минут.

— Понятно.

— Ну, повисла пауза. Отвечаю: «Да пожалуйста», а самого смех берет. Получается, они к нам вообще не готовились. Просто не знают, кто против них играет. Ребята на таком релаксе, живут в стиле регги.

Россия - Камерун - 3:0. Фото FIVB
Россия — Камерун — 3:0. Фото FIVB

Рассказывали еще историю с Олимпиады. Забежал к нам прямо на командное собрание кубинский доктор с флешкой. Спрашивает: есть видео игры? Точно уже не помню, какой матч. Мы говорим: «Есть, только давайте попозже? Когда у вас предматчевое собрание?» Отвечает: «Уже идет». Такая вот олимпийская подготовка (смеется). Уже другой камерунский чудак мне на этом Кубке мира постоянно давал заполненную флешку. Ну, я его предупреждал, в итоге снес ему все файлы. Личные фото? Не моя проблема, извините.

Бузато как тренер сильнее своих предшественников

— Сколько человек в статистической службе сборной России?

— Трое. Но Сергей Юркин еще и тренер в зале, помогает на тренировках. Например, у итальянок была Эгону, так у нее удар как мужской. Серега вышел ее имитировать на двусторонку, играл с девчонками.

— Никого не убил?

— Пробовал понакатывать сначала, так они ему сказали: «Давай включайся». Все без травм обошлось.

— А сколько нужно людей?

— Минимум двое, лучше трое, чтобы мы хотя бы спали ночью (смеется).

— У китайцев в столовой сегодня видел целый стол со штабом. Полно статистиков?

— Может, врачи? Статистиков у них всего двое. В Бразилии много людей, например. На лавке все с компьютерами и вокруг на трибунах. Целую систему сигналов изобрели.

— Вы смотрите все матчи Кубка мира. А зачем смотреть тех, с кем уже сыграли?

— Да, это может вызывать у кого-то скепсис. Но когда пришли Серджио с Юрием Булычевым, подход к аналитике стал более углубленным. Это их видение. И теперь, как в мужской сборной, формируется база, big data. Перед Олимпиадой, конечно, все равно надо будет смотреть свежие матчи. Но если их не будет — будет страховка. Вообще многое зависит от тренера. Не каждый тренер может стать аналитиком, но у любого аналитика есть хороший шанс стать тренером. При современном развитии тот, кто владеет цифровыми технологиями, в теме. Он уже на несколько ступенек выше конкурентов.

— Бузато как раз аналитик. Значит ли это, что он сильнее своих соперников как тренер?

— Думаю, да. Он выше, чем предыдущие тренеры женской сборной. В этом смысле точно. А аналитика тянет за собой и тренировочный процесс, и тактику. Их тоже программируют.

— Что изменилось после прихода итальянца?

— Можно даже у девушек спросить — они отметят отличия. Появились упражнения на тактику, на командное взаимодействие. Игроки пробуют силовую подачу в прыжке. Техника тоже подтягивается: определенных людей чаще ставят принимать на тренировках. У кого-то талант и руки стоят, у кого-то не так.

— На этом Кубке мира часто в Лазареву подают, например.

— Соответственно надо идти через объем, количество повторений. И появится чувство мяча.

— Учитывая то, что у нас много молодежи, приходится много времени уделять таким повторениям?

— Да, но не только из-за возраста. В нашем волейболе в принципе техническая оснащенность стала слабее, это тренд, и в сборной есть над чем работать. Игроки стали более габаритные, координироваться сложнее. Плюс у нас была потеря в тренерских кадрах. Приходится на уровне сборной возвращаться иногда к азам. Но вообще такое существует в каждой команде.

Я работал в свое время с американцем Ридом Придди. Даже после 2008 года, когда он стал олимпийским чемпионом, перед каждой игрой он выполнял ритуал из упражнений. Из-за небольшого роста ему нужна была особая техника на блоке. Он лично разработал систему шагов, доводил все до автомата.

Что выиграл Карполь за последнее время?

— Наверняка среди тренеров есть антагонизм к новым технологиям и вашей статистике.

— Да, есть такая беда есть. Резервы точно еще имеются. Везде есть статистики, потому что иначе — штраф. Но отношение к работе разное. Во многих командах делают стандартные выкладки и этим ограничиваются. Особенно сложно со специалистами старшего поколения.

— Женский волейбол ассоциируются с Николаем Карполем. Он тоже за консерватизм, противник ваших подходов?

— Можно так сказать. Когда тренер с большими заслугами — против него ничего не скажешь. Он всегда ответит — я же выигрывал без этих ваших выкрутасов. Но давайте посмотрим: что он выиграл за последнее время? Назовите громкие победы. Ни в коем случае не принижаю его заслуг. Но сегодня этого недостаточно. Да, он прекрасный психолог. Как бы он ни кричал, его подопечные целуют в щечку после игры.

— Но, при всем уважении, не аналитик?

— Нет. Он исповедует простейшие схемы. Все знают, как играет «Уралочка».

— Кто-то пробовал его переубедить?

— Сейчас там работает Александр Герасимов, заслуженный наш волейболист и профи. Он делает свою работу, но сверх нормы не заходит. Скепсис играет свою роль.

— Среди игроков есть такие скептики? Вы же работали со Спиридоновым. Он мог послать в ответ на цифровую выкладку?

— Леха в этом смысле адекватный, кстати. Интересуется своей статистикой, воспринимает спокойно. Но это работа тренерского штаба — привить игроку культуру использования статистики как инструмента. Мы же просто помощники игроков. Тренер не выбежит на площадку сам, но может помочь в настрое, придать уверенность, обеспечить игрока знаниями. Лучше же знать соперника в лицо, чем играть неизвестно против кого. Плюс статистика дает объективную картину. По трансляции может создаться ощущение, что кто-то очень круто отыграл: забил «пол-потолок», по голове кому-нибудь зарядил мячом. А на деле у него два удачных действия за матч. За сильный удар, как говорится, два очка не дают.

— Приходится спорить с игроками об этом?

— Каждый год возникают ситуации. На эмоциях они могут не воспринять информацию, но потом во время личной беседы принимают аргументы. Иногда нам приходится извиняться, если не так подсчитали. Такое редко, но случается.

— Последнее. Ваc не пугает и не расстраивает, что волейбол, по сути, оказывается набором цифр?

— Волейбол в принципе вид спорта, состоящий из ряда стандартных ситуаций. Не все стандарты просчитываются, а к выигрышу приводят как раз отклонения от таких стандартных действий. Раньше мы играли четырехчасовые матчи до 15 очков в сете. Сейчас задача в волейболе одна — набрать на два брейковых очка больше, чем соперник. Просчитать можно многое, но игра остается игрой, и никаких цифр не хватит, чтобы предугадать ее полностью.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
9
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир