03:00 4 марта 2011 | ЛЫЖНЫЕ ГОНКИ

Юрий Каминский: "Ставлю себе "неуд"

Среда. Осло. Никита КРЮКОВ (лежит) и Александр ПАНЖИНСКИЙ после финиша командного спринта. Фото REUTERS
Среда. Осло. Никита КРЮКОВ (лежит) и Александр ПАНЖИНСКИЙ после финиша командного спринта. Фото REUTERS

 ЧЕМПИОНАТ МИРА

Интервью специальному корреспонденту "СЭ" дал руководитель нашей звездной спринтерской команды, которой на чемпионате мира в Осло не удалось повторить успех Ванкувера-2010

Сергей БУТОВ
из Осло

НОРТУГА ИНТЕРЕСНО НЕ ТРЕНИРОВАТЬ, А ОБЫГРЫВАТЬ

Я не решился подойти к Юрию Каминскому после провала россиян в индивидуальном спринте. Вопросов к нему уже тогда накопилось масса, но впереди была эстафета, от исхода которой во многом зависел эмоциональный фон вокруг спринтерской команды.

Бронзовая медаль Никиты Крюкова и Александра Панжинского напряжение в какой-то степени сняла. И хотя их выступление оказалось вовсе не таким, каким многие представляли, провальным его точно не назовешь. Однако тренер был настроен очень самокритично.

Беседовать с Каминским о лыжных гонках на самом деле достаточно непросто. В своем анализе он уходит, увлекая за собой собеседника, на такую глубину понимания вида спорта, что подобное погружение предполагает доскональное знание предмета разговора. Всякое интервью с Каминским превращается в своеобразную игру, суть которой - уловить направление его мысли, вытащив на свет всю цепочку размышлений. Не пытаться сделать этого - значит, потерпеть от Каминского поражение за явным преимуществом.

- Медалям принято радоваться, но делать это искренне у меня не получается, - первым делом сказал старший тренер спринтеров. - Крюков и Панжинский завоевали бронзу - значит, сделали свою работу неплохо, но гонка показала, что они пока еще не столь большие мастера, как о них стало принято думать после Ванкувера. У меня есть к ним претензии.

- Какие?

- Видите ли, спортсмены экстра-класса умеют "вытаскивать" гонки, как бы те ни складывалась. На российском уровне Никита и Саша доказывали, что могут повернуть ситуацию в свою сторону, выиграть, так сказать, на классе. Но в Осло сделать этого не сумели. Была заметна сильная "отдача", у них не получалось быстрого отталкивания. Следовало изменить технику в стойке - "подняться", как мы говорим. А они, наоборот, "легли", пошли затянутым ходом, который им совершенно несвойствен. Мы все лето отрабатывали попеременный ход, с набеганием, на быстром скользящем шаге. Но здесь все это куда-то подевалось.

Второй момент. Когда Крюков выкатился с мостика на финиш, ему надо было моментально перестроиться на свободную лыжню. Скорость в этот момент максимальная, потеря времени - мизерная. Но Крюков зачем-то уселся за канадцем и прыгнул в соседнюю лыжню уже в тот момент, когда потеря времени, если переводить ее в расстояние, составляла полметра-метр. Как раз столько он в итоге проиграл на финише.

Конечно, были определенные нюансы, к которым Крюков и Панжинский отношения не имели. В частности, мы немного проиграли тем же канадцам в смазке. Во время индивидуального спринта протестировали 41 вариант порошков. Если откинуть самые стрёмные варианты, то разница между лучшим и худшим на отсечке в 8 секунд составляла 0,2 секунды. А потом мы получили новые лыжи от Fischer для Петухова, откатали их и увидели, что с нанесенной на них структурой разница составила уже 0,4. Получается, не в порошках, собственно, дело.

На этом чемпионате раз за разом лучше остальных "мажутся" финны. Я выяснил, что один их специалист в Вуокатти сделал накатку, которая имеет 26 вариантов на погоду. В том числе отдельно на спринт. И что там какие-то уникальные рисунки. Не традиционные "елочка", "волна" или "сеточка", а кружочки, кружочки. Нечто принципиально новое. Что-то на уровне физики поверхности.

- Искусство смазки в лыжах - тайна за семью печатями?

- Безусловно. В частности, поэтому никто толком не может понять, работает ли финская структура настолько эффективно конкретно здесь, в Осло, или в принципе. Стояла бы здесь погода - "минус три-четыре, солнце" - вопросов не было бы, все оказались бы примерно в одинаковых условиях. Но в последние дни потеплело до нуля, да еще сыро, очень высокая влажность. Не снег - мука. Мы ему дали определение - масляный. Кто-то откровенно "замазался", как шведы. Про нас, конечно, не скажешь: "Не попали в мазь". Намазались нормально, но не великолепно, как финны и канадцы. И это в самые нужные моменты сказывалось. Петухову не хватило 0,2 секунды, чтобы пройти дальше четвертьфинала в коньковом спринте, Крюкову - метр, чтобы победить. И так далее.

- Норвежцы в эстафете поставили на позицию финишера не Нортуга, как все ожидали, а Хаттестада. Что они хотели этим сказать?

- Видимо, они считают Хаттестада более классным "коротким" финишером в "классике". Возможно, планировали за счет Нортуга сделать Хаттестаду определенный задел. Но Нортуг, если честно, меня здорово удивил своей суетливостью и довольно бестолковой активностью, которая ему обычно несвойственна. Скажем, он на равнине зачем-то делал свое фирменное, с напрыгиванием, ускорение просто для того, чтобы выйти с последней позиции на первую. Зачем? Ведь очевидно было, что потеря энергии ему потом выйдет боком.

Как надо бежать спринт, показали финны и канадцы. Они построили тактику, исходя из исполнителей. Яухоярви вышел на своем последнем этапе вперед - и дотерпел. Финны не победили только потому, что их второй номер - Нусиайнен - явно был слабым звеном. Канадцы, конечно, всех удивили, но на самом деле они весь сезон шли по нарастающей. Могу сказать, что они переняли после Ванкувера технику одновременного хода как раз у Крюкова с Панжинским. Впрочем, это нормально - лидерам всегда стараются подражать.

- Хаттестад уронил Крюкова на снег в полуфинале. Я потом специально у Никиты интересовался - даже не извинился.

- Норвежцы и шведы вообще держатся очень обособленно. Я бы сказал - заносчиво. Да что говорить, если до Олимпиады со мной норвежские тренеры даже не здоровались.

- А сейчас?

- Сейчас здороваются.

- А вам хотелось бы познакомиться с ними поближе?

- Конечно, было бы интересно. Но ко всему прочему, увы, я не говорю по-английски. Благо, что достаточно русскоязычных наставников высокого класса, которые работают с иностранными сборными. Скажем, Владимир Королькевич тренирует женскую команду Словении, Александр Веретельный занимается с Юстиной Ковальчик.

- Вам, как тренеру, было бы интересно поработать с таким спортсменом, как Нортуг?

- Хм, никогда не задумывался, если честно. Отвечу так: мне, как тренеру, очень интересно его обыграть. Подобрать к нему правильные ключи. Хотя Нортуг - это феномен. Он один такой в мире. Говорят, у него уникальная способность переносить лактатное переутомление. Очень высокий анаэробный порог. Если обычный спортсмен способен находиться в анаэробной зоне от силы две минуты, то Нортуг - чуть ли не в два раза больше.

Он приезжает на финиш и падает замертво - значит, устает так же сильно, как и все. Но штука в том, что там, где другие больше терпеть не могут, норвежец терпит. Мы изучали с ребятами Нортуга в этом году достаточно подробно. Рассматривали в деталях его технику, в ней, кстати, есть крайне любопытные моменты, которые нам хотелось бы перенять. А взять над ним вверх - это, думаю, вопрос времени.

Я ДОПУСТИЛ РЯД ОШИБОК

- В какой момент по ходу сезона вы поняли: Крюков и Панжинский, начавшие Кубок мира из рук вон, в порядке?

- На красногорской гонке. Да и не было у них явного провала. Первый плохой старт был обусловлен неверным выбором даже не смазки, а лыж. За неделю до этого старта на контрольных тренировках они уверенно обыгрывали Петухова с Мориловым. А Коля, между прочим, на том этапе был 7-м. Крюков и Панжинский не прошли тогда квалификацию еще и потому, что мы не учли возросших после Ванкувера скоростей. Если раньше разница между первым и тридцатым местом в прологе составляла секунд 8 и даже больше, то теперь - 5-6. Ребята прибавляли, ощущения безнадежности не было. Видно было, что где-то не везет, а где-то они совершают ошибки - скажем так, устраняемые. Главная проблема заключалась, как это мне сейчас видится, в том, что мы не смогли сделать полноценную интервальную работу.

- Как это выглядит в спринте?

- Условно, ребята бегут несколько раз по полтора километра, а интервал отдыха - не больше двух минут. То есть отрабатывается вариант командного спринта. Прошедший через такую работу организм лучше сопротивляется утомлению, в первую очередь закислению мышц. Мы сделали одну такую тренировку, а надо было две-три.

- Вам труднее стало работать с Крюковым и Панжинским после Ванкувера?

- Есть немного. У них стала проявляться повышенная э-э-э… самооценка. И еще более критическое осмысление работы тренеров. Все это, правда, в пределах разумного. Такого, что "это буду делать, а это - нет", безусловно, нет. Если я на чем-то настаиваю, проблем не возникает.

Главная проблема была с мотивацией. Парням непросто было собрать себя в кулак, потому что любой чемпионский титул - сверхцель, достижение которой подразумевает постановку новой, еще более высокой задачи. Кажется, когда Боб Бимон сделал свой феноменальный прыжок, Анатолий Тарасов сказал об этом так: "Будь я его тренером, меня хватил бы удар. Потому что я понимал бы, что обязан поставить перед ним еще более высокую цель".

- Почему проиграл Петухов, тем более так внешне легко - еще в четвертьфинале?

- Мне не совсем понятно, почему Петухов должен был обязательно выигрывать. В лучшем случае он был лишь одним их фаворитов, а то и просто претендентом. И в этом была своя логика, потому что Леша не выиграл ничего, кроме двух этапов - в Дюссельдорфе и Рыбинске. Но в Германии была легкая трасса, где бежали одни лишь спринтеры, а рыбинский этап всегда пропускает кто-то из фаворитов.

- То есть всеобщей эйфории в отношении Петухова после Рыбинска вы не поддались?

- Абсолютно. Разумеется, 14-е место для него - провал. Я не раз ему говорил: выкатываешься на финиш последним - считай, что не попал дальше. В забеге Петухова так все и получилось, хотя он прекрасно знает, что тактически слабее того же Морилова, а на чемпионате мира сумасшедшая борьба идет уже в четвертьфинале.

- Кажется, схожую ошибку Алексей совершил в Либереце-2009, когда тоже проиграл именно в четвертьфинале.

- У Петухова всегда одни и те же ошибки, обусловленные его слабым местом - недостатком "короткой", взрывной скорости. Когда он только пришел в спринт, проигрывал ребятам две секунды на ста метрах, а это пропасть. Сейчас он уступает им на том же отрезке 0,5 секунды, и это по-прежнему немало. Леша силен в тот момент, когда спринтеры набирают дистанционное утомление, когда можно выстрелить из-за их спин. Он и сейчас-то почти выбрался из безнадежной ситуации, не хватило чуть-чуть.

- Как сам Петухов отреагировал на неудачу? Один холостой залп на чемпионате мира, теперь вот другой. А годы-то идут.

- Это самое печальное. Петухов отреагировал поначалу так: просто, говорит, оказался не готов. Потом посмотрел протоколы: его забег был очень быстрым. Фактически с таким временем швед Хеллнер выиграл финал. Потом Петухов посмотрел видео: там мог бы, здесь мог бы… И вот тогда он начал кусать локти. Но что теперь поделаешь? Надо четко оценить свои ошибки и исправить их.

- Так это же самое сложное - оценить свои ошибки! Нет ощущения, что Алексею не хватает психологического запаса?

- Пожалуй, психология - еще одна причина поражения. Видимо, он перегорел. Моя задача была направить его в правильное русло, но это непросто. В тренировочном плане Петухов достаточно сложный спортсмен. Привык к определенному стереотипу занятий, не все схватывает с полуслова, что объяснимо - все же он не "чистый" спринтер. Но все равно надо работать дальше, если мы хотим делать на него ставку в Сочи, где индивидуальный спринт будет коньковым. В этом смысле плюс Алексея в том, что он хорошо бежит на высоте. Я даже пытался олимпийскую сочинскую трассу немного "под него" пробить.

- Мы все время говорим о Петухове, позабыв о Морилове. А ведь он приехал в Осло теневым лидером, в статусе действующего бронзового призера в спринте. Но и Морилов здесь выступил ниже своего уровня, вылетев в полуфинале. К тому же сказал, что чувствовал себя неоптимально.

- Так и было. А Коля может бороться с лидерами на равных только тогда, когда его состояние оптимальное. К Либерецу-2009 мы с ним удачно подошли, здесь - увы, нет. В работе с Мориловым я в основном ориентируюсь на его ощущения. Коля очень адекватно чувствует свое состояние, всегда осознанно тренируется. И здесь он мне говорил, что вроде все идет хорошо. Но это была обманчивая уверенность. Функциональное состояние действительно было на уровне, но мышцы подсаживались.

- Я все-таки не могу точно понять ваше настроение. Как в двух словах оценить выступления вашей команды в Осло?

- Могу и одним - неудовлетворительно. В том, что Крюков и Панжинский получат какую-то медаль, я был уверен. Но надеялся и на Петухова с Мориловым. С кем-то мы действительно не "попали в форму", в чем-то не повезло. Очевидно, что я, как тренер, совершил ряд ошибок. Не самых крупных, но напрямую повлиявших на результат. Лично себе ставлю за этот чемпионат "неуд".

СДЕЛАТЬ СОЧИНСКУЮ ТРАССУ "ПОД ПЕТУХОВА" НЕ УДАСТСЯ

- Вы сказали, что пытались "пробить" сочинскую трассу "под Петухова". Получилось?

- Нет. Оказалось, поздно спохватились. Хотя я еще по приезду из Ванкувера пытался выяснить, кто конкретно будет проектировать трассу в Сочи. Оказалось - норвежец. Самое главное в трассе с точки зрения спринта - финиш. Петухову выгодно, чтобы он был неравнинным. Но финиш в Сочи будет примерно таким же, как в Ванкувере. Подъем, спуск, выход на равнину, финиш.

- То есть ничего изменить уже нельзя?

- Что-то на уровне планировки грунта мы, разумеется, постараемся предложить. Но принципиально - уже ничего не поделаешь. Предстоит готовиться к той трассе, которая будет.

- Можно ли внимательно изучить структуру сочинского снега, продублировать его где-нибудь в другом месте и накатываться уже сейчас?

- Продублировать снег безумно сложно технологически. Но обкатывать разные варианты смазки можно, и первая такая наша группа в Сочи уже побывала. В общем, работа в этом направлении началась. Уже в декабре в Сочи должны пройти тестовые соревнования. Наша задача - как можно раньше отработать там соревновательную модель.

- Нынешний сезон прошел под знаком вашего противостояния с президентом федерации Еленой Вяльбе. Было много посторонних разговоров, которые порой заслоняли сам спорт. Вяльбе вас поддевала в отдельных интервью, вы - ее. Зачем все это?

- Я не назвал бы это глобальным конфликтом. Мне хочется думать, что это просто притирка двух людей. Здесь, в Осло, мы с Еленой Валерьевной посидели, поговорили. Высказали друг другу все, что хотели высказать. И, мне показалось, нашли общий язык. Более или менее разграничили зоны ответственности, а я убежден в том, что некая граница в рабочих отношениях - необходимость. Уверен, проблем в будущем станет намного меньше.

- Откуда растут ноги у разговоров, что вашу спринтерскую группу нужно чуть ли не распускать, а гонщиков подключать к дистанционной подготовке?

- Сам точно не знаю. Но хочу сказать, что за спринтом будущее лыж. И это мнение не только мое, но и многих авторитетных специалистов. Практически в каждой серьезной команде сегодня есть отдельные спринтерские команды - у норвежцев, шведов, немцев. А если нет команды, обязательно есть тренер по спринту, координирующий работу тех спортсменов, которые рассматриваются на спринт.

Сегодня спринт и дистанция по-прежнему являются пограничными дисциплинами, у них много схожего в тренировочном процессе. Но рано или поздно лыжный спорт придет к варианту велоспорта, в котором есть место узкой специализации - горняки, спринтеры, однодневщики, многодневщики. Так что вклад в спринт сегодня - это вклад в будущее. Надеюсь, это поймут и в FIS, у которой почему-то зуб на спринтерскую эстафету, хотя она, как и городской спринт, одна из немногих возможностей отвлечь зрителя от биатлона. На мой взгляд, мужской командный спринт стал самой зрелищной гонкой на этом чемпионате мира. Просто какая-то коррида!

* * *

Безоговорочную победу в женской эстафете 4х5 км вчера одержала сборная Норвегии во главе с непобедимой Марит Бьорген, для которой это уже четвертое золото нынешнего чемпионата. Сборная России во многом благодаря усилиям Юлии Чекалевой показавшей на третьем этапе быстрейшее "чистое" время, финишировала шестой.

Чемпионат мира. Осло. Женщины. Эстафета 4х5 км. 1. Норвегия (Скофтеруд, Йохауг, Стейра, Бьорген) - 53.30,0. 2. Швеция - отставание 36,1. 3. Финляндия - 59,8. 4. Италия - 1.26,1. 5. Германия - 1.41,8. 6. РОССИЯ (Новикова, Иксанова, Чекалева, Михайлова) - 2.15,4.