21 ноября, 14:00

«Чек на миллион долларов подарил фанату. Слишком большой». Немков вернулся в Россию и дал масштабное интервью

Шеф отдела единоборств
Читать «СЭ» в Telegram Дзен
Про Федора, Бейдера, Анкалаева, Андерсона, контракт с Bellator, капы, шлемы и бандажи.

Сегодня утром Вадим Немков прилетел в Шереметьево из Чикаго, где на турнире Bellator 288 победил единогласным решением судей Кори Андерсона, защитил титул чемпиона Bellator в полутяжелом весе, выиграл «Гран-при» и миллион долларов. К сожалению, пока у Немкова нет такой популярности, как у его тренера Федора Емельяненко в конце 2000-х. Его встречали лишь друзья, в том числе Роман Коробко — артист цирка, фотограф. В руках он держал табличку — «Такси до Белгорода. 1 000 000 у. е.». Намек на выигрыш Немкова.

— Вадим, а где большая табличка с миллионом? — вопрос Вадиму.

— Да оставили [в Чикаго], большая слишком. Много сумок накопилось, и пришлось оставить табличку в гостинице.

— Как тебе летелось в самолете? Как нога себя чувствует после такого большого количества лоу-киков?

— Бывало, пожестче отбивал, конечно. В бою с Макгири, с Дэвисом было тяжелее. Сейчас, если честно, даже практически нет никаких травм. Чуть-чуть мышцы забиты и все. Самочувствие вообще отличное. Летелось тяжело, но из-за того, что очень долго: 13,5 часа до Абу-Даби, там семь или восемь часов [пересадка], и еще потом пять с половиной [до Москвы]. Долго летится, конечно. А из-за травм не тяжело, нормально все.

— А после Макгири что было с ногой?

— После Макгири у меня две ноги были в хлам убиты, гематомы сплошные. Сейчас правая, левой практически не бил, правая чуть-чуть.

— Даниэль Кормье отметил твой бойцовский интеллект. Он обратил внимание, что ты нечасто бил правой рукой и не слишком мощно вкладывался в эти удары, чтобы не пропустить тейкдаун. Это так?

— В принципе, так и было. Я старался больше работать на скорости и быть более маневренным. Когда начинаешь вкладываться в удары, легче всего пропустить тейкдаун. Я видел, что он плыл в нескольких моментах, и специально не летел сломя голову добивать. Руками попадал когда. Один раз полетел, конечно. Чуть не дал пенальти. (Улыбается.) Но это в горячке было, может. А так — когда несколько раз попадал и видел, что он плывет, не бежал специально, потому что в такой момент соперник подсаживается, делает шаг навстречу и переводит в партер. Старался контролировать этот момент.

— Как оценишь поединок по шкале от «настоящий ад» до «неповторимый идеал»?

— Были косяки, в третьем раунде подсдал чуть-чуть в концовке. А так, в принципе, все раунды прошли, как я и ожидал, как и планировал. Как я говорил перед боем, ничего нового не увидите в бою. Кори Андерсон будет так же хотеть перевести меня в партер, я буду работать в стойке, буду работать так, как работал в первом раунде в том бою. К этому бою я хорошо подошел, и все произошло так, как я планировал.

— Чувствовал, что no contest был неподалеку после твоего удара ногой с разворота?

— Если честно, после того как я попал, он сделал движение вперед. Я думал пробить коленом, потому что он пошел в ноги. Там можно было за это разговор вести. А так — да, когда я пересмотрел запись, то, конечно, офигел. Глупый удар был. Если бы из-за этого опять был no contest, было бы очень обидно.

— Создалось ли ощущение, что Андерсон готовился к той версии Немкова, которая была в начале этого года?

— Да, у меня создалось это ощущение. Даже когда он пнул капу, у него это произошло на нервах. Когда у тебя в бою вообще ничего не получается и ты не понимаешь, что тебе делать. По ходу боя из угла ему что-то подсказывали, он пытался что-то сделать, но не получалось. Я видел растерянность в его глазах.

— Кирилл Сидельников выразил мнение, что самым серьезным соперником у тебя был Фил Дэвис. Так ли это?

— Наверное, да. Когда я приехал домой после боя с Дэвисом — спустя два дня, то пошел на массаж, у меня болела каждая мышца на теле. Сейчас такого нет. Есть подзабитость легкая в мышцах, но критичного — ничего. Ну, и бой прошел спокойно. Это еще, может быть, [сказался] опыт пятираундовых боев. С Филом Дэвисом я дрался три или два боя назад [пять раундов]. Уже полтора года прошло, может, поменялось что-то в голове. К этому бою я подошел очень спокойно, таким спокойным давно не подходил. Наверное, когда дрался с Англицкасом, я сильнее переживал, чем сейчас.

Вадим Немков. Фото Соцсети
Вадим Немков.
Фото Соцсети

Ромеро

— Йоэль Ромеро — легенда единоборств, но тебе не кажется, что ты уже просто зачистил этот дивизион, что это не тот вызов?

— Если честно, я вообще не ожидал, что мне через 2,5 месяца поставят бой с Ромеро. Когда он вышел, я его сначала не узнал — он какой-то огромный, как колобок.

— Не подумал, что это Нганну?

— Не, не Нганну. Невысокого роста, просто какой-то здоровый. Я не понял, чего он вышел, а потом говорят — бой. «Какой бой?» — думаю. Вообще никаких обсуждений не было. Думаю, ему дали этот бой титульный за заслуги перед смешанными единоборствами. Так-то он проиграл Филу Дэвису, выиграл у двух непонятных бойцов, и сразу титульный бой... Это, думаю, за заслуги перед ММА.

— А ты согласен на этот бой? Он ведь уже 4 февраля. После пятираундового поединка с Кори Андерсоном будет мало времени на восстановление и подготовку.

— Да, очень мало времени. Я сейчас приеду, в первую очередь проверю здоровье, сдам анализы. И там уже от этого буду отталкиваться. Если будут какие-то проблемы, может, попросим перенести дату. Потому что здоровье важнее. Я гоняю как бы немало — по 20 килограммов. Понятное дело, если все хорошо будет, я столько не буду набирать, придется в строй возвращаться в ближайшие недели. А так, и отдохнуть хочется, и с семьей побыть. Три месяца не был дома, семью не видел — ни жену, ни детей, и сразу уехать на сборы куда-то... Мне домой можно будет не приезжать. (Смеется.)

— Еще визу нужно будет получать.

— На 8 декабря у нас вроде бы назначено собеседование. Или где-то в этих числах. Поедем на собеседование. Еще же [проведение боя] зависит от того, дадут визу или не дадут, — в связи со сложившейся ситуацией. Так что бой объявлен, но много моментов.

— А куда полетишь?

— В Бахрейн.

American Top Team

— Насколько полезными оказались тренировки с Анатолием Малыхиным и в American Top Team?

— С Толей мы хорошо и много наборолись, очень много спаррингов было. В American Top Team также очень много боролся, много спаррингов. В принципе, как я думал, так же и тренеры в American Top Team мне посоветовали работать. Очень хорошо прошли сборы, плодотворно. Что-нибудь поменяем, может, у себя в Старом Осколе в подготовке.

— А ты к Федору не подходил, не говорил: «Я в ATT увидел то и се, может, это нам использовать?»?

— Сверхъестественного ничего мы там не увидели. Все тренируются как во всем мире, практически одна программа тренировок. Единственное, там не перепахивают. Может, есть у нас проблема в команде, что мы все перепахиваем. А тренировки сами по себе похожи, ничего нового нет, просто варьируются нагрузки чуть по-другому и все.

— Следующая подготовка будет проходить в этих залах или в Старом Осколе? Старший тренер клуба «Горец» сказал мне, что хотел бы видеть тебя в Дагестане. Там к Ромеро подтянуть вольную борьбу, что-то узнать про нее — защита и так далее.

— Да уже все знаем, в принципе. До такого уровня дойти и не знать борьбу — это было бы... Подтянуть — да, можно что-то. Набороться поехать в Дагестан. Я пока ничего не планировал, для меня этот бой — как удар по голове, как снежный ком.

— А есть желание просто сказать: «Давайте на месяц дальше или на два»?

— Нет, пока не буду ничего говорить.

— А как Федор отнесся, что ты поехал на сбор в ATT? И это же была вынужденная мера, а не потому что ты проявил желание, что именно там нужно провести сбор?

— Да, это вынужденная мера. Я в интервью говорил, что у меня 2 ноября виза заканчивалась, и мне дали петицию, по которой я мог находиться в Америке месяц или два [с момента въезда]. Мне надо было заехать в Америку до окончания визы, но если бы я заехал 1 числа, а до этого всю подготовку сделал бы дома, то потом осталось бы до боя 17 дней. А за 10 дней начинается подводка, еще семь дней надо нагружаться, а в эти семь дней у тебя акклиматизация. Все могло пойти наперекосяк. И мы решили провести полноценный сбор в Америке.

— Федор в этом плане никаких противопоказаний не давал?

— Нет, никаких противопоказаний. Сейчас у нас такие отношения с Федором, что если я что-то решу, то посоветуюсь с Федором; конечно, он подскажет, как лучше сделать, но такого нет, что я скажу «Хочу поехать в Таиланд», а он скажет «Тебе там делать нечего, я тебе не разрешаю». Такого нет, у нас дружеские отношения, мы все профессионалы, взрослые, и Федор к нам прислушивается так же, как и мы к нему. На командном совете, как говорится, решаем такие вопросы.

Вадим Немков. Фото Соцсети
Вадим Немков.
Фото Соцсети

Федор vs Бейдер

— У Федора будет титульный бой с Райаном Бейдером. Бой пятираундовый. Я лично сомневаюсь, что он продлится всю дистанцию, но, на твой взгляд, Федор сможет все пять раундов выдержать?

— Федор сможет выдержать пять раундов, потому что когда мы с ним работали крайний раз в Кисловодске, когда я к тому бою готовился [с Андерсоном], Федор работал в очень хорошем темпе. Думаю, у него все получится. Бывали моменты, когда он меня передышал.

— То есть он проводил спарринги по пять раундов с разными спарринг-партнерами?

— Мы там меняемся друг с другом [спарринг-партнеры после каждого раунда], получается. Пять раундов стоял [в спаррингах], боролся по пять, шесть, семь раундов.

— А защита от борьбы у него какая? От тейкдаунов.

— Нормальная защита от тейкдаунов, он все понимает, что и как надо делать. По своему бою могу сказать: если Бейдеру не дать навязать свою работу, не дать почувствовать уверенность в себе, он начинает теряться очень сильно по ходу боя. Так что если у Федора получится сдержать его раз, два, три от тейкдаунов, от контроля, если он [Бейдер] не попадет, то, я думаю, во втором раунде может повториться история, как когда я дрался с Бейдером (Немков нокаутировал Бейдера во втором раунде. — Прим. «СЭ»). Я ему не дал ничего сделать, и он поплыл.

— Ты перед первым боем с Андерсоном был не в оптимальной форме. Насколько я слышал, и Федор Емельяненко был не в оптимальной форме перед боем с Бейдером.

— Я говорил и говорю, что подошел в плохой форме. У Федора, по-моему, тоже тогда были проблемы. Он за несколько дней до боя заболел, температура была небольшая, но с боя не снялся. Так он говорил, что подготовка шла хорошо, но если бы не эта болезнь... Когда болеешь, внимание, концентрация рассеиваются. Когда набираешь стопроцентную форму, ты видишь каждый удар, все движения соперника. Когда проблемы, ты не видишь удары, не успеваешь за соперником.

Вадим Немков. Фото Соцсети
Вадим Немков.
Фото Соцсети

Чек для фаната

— Снова про миллион. А как его вообще из Америки выводить, учитывая, что сейчас в банковской системе творится?

— Секрет. (Улыбается.)

— Но есть план?

— Конечно, есть план, и мы будем его придерживаться. (Улыбается.)

— Есть у тебя покупка мечты?

— Если бы дома была спокойная обстановка, если бы не было спецоперации рядом, я бы купил дом большой. Есть участок, но я еще не начал строить дом. Квартира есть, машина есть. Куда-то вложиться надо, чтобы был доход постоянный. Ну а пока идет спецоперация, лучше денежки придержать.

— А чисто в теории квартира в Москве тебе интересна, или Москва в этом плане вообще не интересует?

— Посмотрим. Еще, если честно, не думал, куда деньги потратить. Будут деньги, а куда потратить — найдем.

— Ты родился в Казахстане, в детстве вы с семьей переехали в Белгородскую область. А твои корни откуда, из какой области?

— Родился я в Казахстане, мама и батя тоже родились в Казахстане. У мамы дед с бабушкой родились в Белоруссии. Дед прошел войну. А батин дед в Казахстане родился. У меня вообще такая история есть: дед воевал в партизанском отряде имени святого князя Александра Невского и был ранен под Харьковом, в госпитале лежал. Потом получилось так, что через некоторое время мы с Виктором начали драться за спортивный клуб имени святого князя Александра Невского — и живем в Белгородской области.

— Снова про чек — а дели-то его куда? Кому-то подарили?

— Да, подарил фанату какому-то внизу. Мы выехали чуть раньше из гостиницы, вещи положили в комнате специальной, и чек был. Потом фанаты подошли сфотографироваться, и я кому-то подарил из этих ребят.

— Главное, чтобы он его не обналичил теперь.

— Думаю, вряд ли обналичит. (Улыбается.)

Вадим Немков. Фото Соцсети
Вадим Немков.
Фото Соцсети

Анкалаев

— У Магомеда Анкалаева скоро бой с Яном Блаховичем. Твой прогноз на этот поединок?

— Думаю, Магомед выиграет решением, не будет особо рисковать. Будет передвигаться, одиночные, двойки кидать. Борьбы, я думаю, будет мало, бой будет проходить больше в стойке.

— А Прохазку снесет?

— Знаете, Прохазка такой товарищ непредсказуемый. Прохазку, я думаю, он может забороть просто: переводить, переводить, переводить в партер. Но он такой неудобный, он постоянно встает, и хорошее кардио у него. Выиграет, я думаю, но два тяжелых боя будут.

— Анкалаев и ногами бьет хорошо, и руками, и в борьбе конролирует, и болевые с удушающими делает, и дышит хорошо. Идеальный боец. А ты видишь у Анкалаева какие-то слабости?

— Особо не рассматривал его как соперника. Не знаю... Но реально у него на высоком уровне и борьба, и ударка. И дышит, и тактически работает грамотно. Делает все для победы, ничего лишнего. Из-за этого, может быть, у него не такие красочные бои получаются. И из-за этого, может, у него столько побед в UFC, а титульника еще нет.

— Ты, Магомед Анкалаев и Муслим Магомедов выделяетесь в полутяжелом весе в России как сильнейшие бойцы. А сам себя ощущаешь именно сильнейшим полутяжеловесом России?

— Одним из сильнейших ощущаю, да. А кто сильнее, только бой может показать. Говорить, что я самый лучший, самый сильный, потому что кого-то победил... Мы сейчас ехали с Вальком и обсуждали такой простой момент: Фил Дэвис два раза подрался с Райаном Бейдером. Первый раз — единогласное решение, второй раз — раздельное решение. Я подрался два раза с Филом Дэвисом, первый раз — раздельное, второй — единогласное. Бейдера я во втором раунде нокаутировал. С Кори Андерсоном я подрался пять раундов, Кори нокаутировал Бейдера в первом раунде. Очень много факторов, так что только бой может показать, кто сильнее.

— Если уж коснулись темы UFC. Я слышал, у тебя сейчас нет нового контракта с Bellator.

— Вроде бы нет. Сейчас предложит Bellator условия. Если никаких условий не будет ни от кого, останемся в Bellator. А так — если тебе предлагают, когда тобой заинтересовались, это одна сумма. А когда ты будешь спрашивать, а ты неинтересен, это будет уже другая сумма. Посмотрим, время покажет.

Вадим Немков. Фото Соцсети
Вадим Немков. Фото Соцсети
Фото Соцсети

Капа, бандаж, шлем

— Ты будешь в этой же капе дальше драться или у тебя перед каждым боем новая?

— Да я в этой капе уже боя три подрался. Я вообще не пойму, что за сбой в программе произошел, потому что у меня ни в спаррингах, ни на тренировках капа не выпадала. В других боях она никогда не выпадала. А тут она просто в одном раунде... В третьем раунде один раз выпала и в четвертом раза три. Не ожидал такого, если честно.

— Александр Волков у себя на YouTube-канале как-то отметил, что капа должна быть дорогая.

— Мне стоматологи делают капу. Не которая покупная, в кипятке сварил. Мне делают стоматологи слепок зубов и под мои зубы уже делают конкретную капу.

— Дорого это стоит?

— По-братски. Стоматологическая поликлиника. (Улыбается.)

— А есть что-то в амуниции бойцовской, на чем можно сэкономить? Бандаж?

— Нет, бандаж нет, ты что. У меня металлический, по крайней мере. Он держит удары. Когда дрался по боевому самбо, там было разрешено бить ногой в пах, и у ребят пластмассовые бандажи просто разлетались. После боя вытягивали из специального чехла разбитую ракушку. Так что на бандаже... Это твое будущее поколение.

— То есть не на чем сэкономить?

— К бою тебе надо купить бандаж и капу и все. Шорты на каждый бой новые делаются, шьются или покупаются. Шорты должны быть удобными, но они не обязательно дорогие. Если мы о тренировочном процессе, то, конечно, перчатки, шлем, футы должны быть хорошими. Потому что если рука будет гулять в перчатке, ты можешь ударить и травмироваться. Футы если пробитые или легкие, то уже не сможешь ударить в ту силу, как в бою. Шлемом многие пренебрегают, но я стараюсь на тренировке работать в шлеме, потому что он реально защищает.

Татуировки и слово «просрать» на пресс-конференции

— А ты никогда не думал себе какую-нибудь татуировку сделать? Очень многие бойцы растатуированны. Кто-то себе во всю спину бьет, кто-то — во всю грудь...

— Была мысль в армии, когда все начали там бить татуировки. А потом я передумал, потому что в армии ничего не видел такого — не воевал, ничего. Какой смысл бить татуировку? Каким пришел в этот мир, таким надо и уйти.

— В команде Федора татуироки не запрещены? Там татуировки есть только у Никиты Михайлова.

— Да нет, не запрещены, у каждого свое мнение. Просто собрались такие ребята в команде, которые одного мнения.

— А Федор не ругался за слово «просрать» на пресс-конференции?

— А он, может, не видел, но пока ничего не говорил. А что тут такого?

— Я припоминаю, будто он не особо любит подобные выражения.

— Нет, ничего. Уже взрослые все, думаем своей головой. Я же в шутку сказал. Можно было еще жестче сказать. (Смеется.)

Реклама
Прогнозы на спорт
Онлайн-игры
Новости