«Мы проиграли сами себе. Должны были побеждать по-любому». Тренер Волкова разбирает поражение от Гана

Ислам Бабаджанов
Корреспондент
3 июля, 15:45
Александр Волков проиграл Сирилу Гану единогласным решением судей в главном бою турнира UFC Fight Night 190. Фото Getty Images
По словам Тараса Кияшко, в третьем раунде Волков отошел от плана — и все пошло не так, как надо.

Александр Волков — боец, который довольно охотно дает интервью даже после неудач. Однако после поражения от Сирила Гана он закрылся. Зато не закрылись его менеджер Иван Банников, который поговорил с «СЭ» через сутки с момента окончания поединка, и тренер Тарас Кияшко — с ним мы встретились в пятницу в Москве в зале «Стрела».

— Как Александр воспринял поражение?

— Естественно, отрицательно. Все расстроены, и он в первую очередь. Мы должны были победить — и могли это сделать. Но, к сожалению, так получилось, что проиграли. Проиграли сами себе и виним только себя. Недоработали. Будем исправляться.

Понятно, что всегда хорошо, когда ты выигрываешь. Это придает сил, уверенности и радости. Когда проигрываешь — всегда настроение плохое. Сейчас пройдет время, это переварится, и уже нужно идти дальше, двигаться к своей цели. Я уверен: он добьется того, чего хочет.

— В чем главная причина поражения Александра?

— Можно сказать, что сказался ряд факторов. Какие-то факторы — до боя. В любом случае все то, что было до боя, во время тренировочного лагеря, — это одна история, а сам поединок вы сами, наверняка, видели. Если бы бой прошел в том же ключе, как Саша действовал в первом и втором раундах, то в 3—4 раунде он должен был закончить поединок досрочно. Но, к сожалению, в третьем раунде он будто бы расслабился и стал работать вторым номером — отошел от плана.

Мы можем желать чего-то одного, но боец в клетке чувствует это по-другому. Я пересматривал этот бой: Сирил выбросил больше ударов, но я бы не сказал, что у него было больше попаданий. Он много промахивался, попадал в защиту. Но тем не менее это никак не принижает заслуги Гана — того, что он навязал свою манеру. Как только Александр обострял, шел вперед и, грубо говоря, нависал, Ган сразу начинал заднюю давать. Как только Александр позволял Гану действовать в своей манере, отходил к сетке — тут все визуально начинало выглядеть так, будто его соперник доминирует и выигрывает раунд. Вот так получилось. Будем исправляться.

— Вы не раз кричали из угла, что Александру необходимо раскрепоститься. Что ему мешало достичь этого состояния?

— После боя Саня сказал, что он особой опасности не чувствовал со стороны Гана. Вы сами видите, что, хоть Ган такой подвижный и обладает прекрасной ударной техникой, он не нокаутер. Опасности Саня не чувствовал. Почему он не шел вперед? Он просто перестал придерживаться плана. Мы это еще обсудим, когда соберемся всей командой.

— Со стороны казалось, что Александру не хватало спортивной злости...

— И это имеет место. Желание и настрой у всех были боевые, и лагерь Саша прошел прекрасно, и все ребята, которые тренировались вместе с ним в этом лагере, — все они победили. Получается, только один бой проиграли. То, чего не хватает, мы будем исправлять и будем двигаться дальше. Возможно, мне между раундами следовало больше надавить, донести информацию о том, что нужно идти вперед и забирать каждый раунд.

Но между раундами была задача восстановиться, посмотреть, как он себя чувствует. Дышал он прекрасно, и по ходу боя от раунда к раунду мы давали команду, чтобы он двигался вперед, придерживался плана, чтобы сам атаковал, а не пятился назад.

Еще раз повторюсь, что нам так видно со своей стороны, а боец может видеть по-другому.

— Вы бы сами как раскидали по раундам? Двое судей отдали 50-45 в пользу Гана.

— После драки кулаками не машут и судей не судят. Какие судьи есть, такие они и есть, поэтому я всегда был за то, что ты бой должен выигрывать явно — досрочно. Нельзя сказать, что там отношение к русским предвзятое.

— Какие раунды Александр забрал?

— Первый раунд — точно. Третий мы проиграли. Второй, четвертый и пятый раунды были близкие. Но визуально, для зрителей, смотрелось так, что один боец постоянно идет вперед, поддавливает, выбрасывает больше ударов руками и ногами, а другой — пятится назад и работает вторым номером. Естественно, что зрители и судьи отдают предпочтение тому, кто навязывал свою игру.

Уверен, что Сане было достаточно просто стоять в центре, просто идти вперед, потихоньку забирать пространство и действовать самому. По бою было видно, что, как только он сам начинал активно действовать, прессинговать и атаковать, у Гана все ломалось. Даже был такой момент — в третьем или четвертом раунде, — когда Ган побежал бороться, так как понял, что в стойке ему будет тяжело. Был момент, когда Саша хорошо пробил апперкот. Тогда нужно было доработать, но он отпустил соперника и... Сами виноваты.

— У Александра неплохой грэпплинг. Почему не применил его?

— Был такой вариант, что, возможно, нужно пойти бороться. Но опять же скажу, что опасности Александр не чувствовал.

— В первой пятерке тяжеловесов UFC находятся Стипе Миочич, Деррик Льюис, Сирил Ган, Кертис Блейдс и Александр. Почему бы не получить в соперники Миочича, который сейчас свободен?

— Мы не против. Но Миочич, насколько я знаю, хочет подраться за пояс — хочет реванш с Нганну. Джон Джонс еще ходит где-то рядом вокруг этой пятерки. Видите, если бы мы выиграли, то был бы более чем удобный бой с Дерриком Льюисом. В пятерке — хотя даже в десятке — очень сильные ребята. Но все по зубам — Александр может конкурировать с любым из этих ребят. Нганну и Миочич — единственные, с кем мы не дрались из тех, кто есть в первой пятерке. Так что, думаю, у нас впереди много реваншей (улыбается). Сейчас Деррик Льюис подерется с Сирилом Ганом, а Кертис Блейдс подерется с Жаирзиньо Розенструйком. Миочич — в ожидании. Может, дадут его... Хотя я сомневаюсь, что дадут. Я думаю, что следующим будет тот, кто за нами стоит, — это Марчин Тыбура или Аугусто Сакаи.

— Можно ли назвать Александра Дональдом Серроне тяжелого дивизиона? В том плане, что самые важные поединки он, к сожалению, проиграл.

— Нет, все же он очень много важных поединков выиграл. Если бы он важные поединки проиграл, то он не был бы чемпионом Bellator и M-1. Сейчас вот такой тяжелый путь. Сирил — молодец. За счет своих навыков, умений, ведения боя — тут уже у него появился шанс подраться за пояс. У нас такая возможность была дважды. Плюс один раз нам обещали, но не получилось. У нас был претендентский бой с Фабрисио Вердумом [Волков победил нокаутом в четвертом раунде. — Прим «СЭ»]. А потом в борьбу за пояс в тяжелом весе включился Даниэль Кормье. Дальше уже все сместилось.

Понятно, что когда мы видим, что соперник по зубам, что в нем нет ничего сверхъестественного, и когда проигрываем сами себе — это обиднее всего. Остается только перезагрузиться, настраиваться на работу и уже идти до конца к своей мечте.

— Александр сможет добраться до пояса UFC?

— Конечно же, доберется. В случае победы мы бы дрались за пояс, но теперь, чтобы вернуться в гонку, нам нужно провести минимум один бой. Я думаю, что до титула нам остается один-два боя. Два точно, я думаю. Опять же с учетом той ситуации, что сейчас будет временный пояс. Потом временный чемпион будет драться с настоящим чемпионом, и в очереди уже есть два человека — Миочич и Джон Джонс. Может, Джона Джонса дадут... Кто знает? Скажут: «Давайте». Но Джон Джонс хочет сразу за пояс драться.

Возможно, будет такая история, что Ган победит Деррика Льюиса, и будет бой Ган — Джонс. Это был бы прикольный поединок. Здесь не как в PFL, где есть таблица и где набирают очки, здесь колода карт может по-разному тасоваться... Кто знал, что победитель этой пары будет сразу драться за пояс? Думали, что победитель этой пары будет драться с победителем пары Нганну — Льюис. А тут взяли и переиграли все. Это спорт, это жизнь, здесь бывают проигрыши и поражения. Понятно, что победителей любят все, а проигравших — никто (улыбается). Остается двигаться дальше, продолжать свой путь.

— В последних двух-трех поединках Александр выглядел очень массивным. Какая его версия вам больше нравится, массивная или наоборот?

— За счет массивности он стал чувствовать себя намного увереннее. Но той уверенности, которую он приобрел в двух последних боях, в поединке с Ганом как будто не было. Хотя я более чем уверен — и первый раунд об этом говорит, — что, если бы Александр шел вперед, занимал центр и нависал над Сирилом, картина была бы совершенно другой.

— Есть мнение, что Александру из-за массивности не хватило воздуха...

— Дышал он нормально. Я после боев с Уолтом Харрисом и Алистаром Оверимом сказал, что наша задача — держать весь этот баланс. Мы набрали массу, и эта масса должна быть взрывной, быстрой, скоростной, и, самое главное, чтобы боец дышал. Возможно, что Александру нужно весить 117 кг, а не 120 кг.

В любом случае Александр дышал нормально, силу он чувствует. Сами видели, что, когда Ган пытался сделать проход, он упирался в стенку и... Понятно, что уровень борьбы Гана не такой, как у Кертиса Блейдса, с точки зрения перевода в партер. Но в любом случае большая масса в тяжелом весе имеет большое значение. А если боец еще технически хорошо оснащен, то это вообще большой плюс. Поэтому будем и дальше развиваться, набирать силу, и держать это все в балансе — и выносливость, и скорость, и все остальное.

Скорее всего, Саша проведет следующий бой осенью. Ему нужно отдохнуть, он за год провел четыре боя. Это достаточно большая нагрузка. Думаю, на следующей неделе мы встретимся и обсудим дальнейшие планы. Понятно, что хочется побыстрее вернуться. Главное, что он здоров, закончил бой без травм. Был тычок в глаза, после которого мы очень сильно переживали. По картинке выглядело очень жестко, но, тьфу-тьфу-тьфу, все нормально.

— До боя Ган говорил, что Волков опаснее Нганну.

— Саня более опытный, более думающий, более технически оснащенный соперник, нежели Нганну. Нганну же обладает сильным ударом. И, как все заметили, сейчас он начал думать, стал думающим бойцом, который придерживается плана на бой. Теперь он вдвойне опаснее, чем раньше. Интересно посмотреть на его следующий поединок. Если Нганну останется таким же, то он — достаточный сложный и серьезный оппонент.

Те ребята, которые тренировались с нами, проходили сборы в США вместе с Нганну. Все говорят, что он физически крепкий парень, у которого жесткий удар. Но ничего особенного в нем нет. Однако сейчас у него появилась большая уверенность в себе, большая воля к победе — это то, что многим нужно развивать. Звериный инстинкт — идти вперед до конца. Это то, чего часто не хватает. Хотя бывало, что когда он пропускал тяжелый удар и чувствовал агрессию со стороны соперника, то немного терялся.

— Очевидно, что Александр проиграл, но в целом можно сказать, что вы довольны его выступлением? И первое, что ему вы сказали после боя?

— Естественно, слова поддержки. Если бы победили, то я был бы доволен. Все были бы довольны. Мы недовольны тем, как мы провели бой. Мы не выиграли. Грубо говоря, проиграли сами себе. Должны были побеждать по-любому. Хороший, качественный оппонент, но ничего сверхъестественного. Это был его день, а не наш.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

10