22:00 11 сентября 2017 | Хоккей — Кубок мира

Лучший хоккей в истории земли. Почему стоит пересмотреть финал Кубка Канады-87

15 сентября 1987 года. Гамильтон. Канада - СССР - 6:5. Победный гол Марио ЛЕМЬЕ (№66). Фото fiveminutesforfighting
15 сентября 1987 года. Гамильтон. Канада - СССР - 6:5. Победный гол Марио ЛЕМЬЕ (№66). Фото fiveminutesforfighting

Специально к 30-летнему юбилею финала Кубка Канады между "Кленовыми листьями" и СССР корреспондент "СЭ" пересмотрел все три матча той невероятной серии. Теперь он объясняет, почему вам стоит повторить его опыт.

ТРЕНЕРЫ И ИГРОКИ

Игорь Ларионов в интервью Игорю Рабинеру обратил внимание на то, что после ставшей победной шайбы Лемье Тихонов выпустил тройку Немчинова. Когда досматривал третью встречу, решив освежить в памяти знаковый турнир, – только это в голове и сидело. Раньше внимания не обращал и вообще – детали не запомнились. Итак, 1:26 до конца решающего матча, все или ничего, но Виктор Васильевич действительно отправляет на лед трех игроков, которые за весь турнир отметились тремя передачами на троих: Пряхина, Немчинова и Хмылева. Можно было бы понять, если бы другие звенья были загнанными.

Таймаут Тихонов уже использовал, но Кохарски вбросил шайбу более чем через три минуты после оказавшегося победным гола Лемье. Празднования были долгими. За это время любой успеет восстановиться. Уж тем более – звено Ларионова, которого и во время шайбы Марио не было на льду. Но нет – тройка Немчинова еще и катается около 40 секунд, едва не пропустив седьмой гол, прежде чем смениться. Интересно, что таймаут Тихонов использовал за 2:36 до конца посреди смены Гретцки с Лемье, которые передохнули и через 1:10 наказали.

Характерный момент: вместо того, чтобы подбодрить ребят перед решающим отрезком, дать какие-то совершенно общие указания, уверить в том, что все возможно, ведь сборная СССР уже сравнивала счет на последних минутах и в первом, и во втором матчах финала, Тихонов распекает молодого Кравчука, упустившего и не успевшего накрыть Лемье. Впервые выступавшего на подобном уровне. И никто ведь не мешал оставить его на лавке за минуту сорок, когда и произошло ставшее ключевым вбрасывание.

Тут нет ничего удивительного, мы видели такое много раз, но в этом весь Тихонов, бывший олицетворением этики советских тренеров. В первую очередь – методистов, а уже затем, скажем так, – менеджеров лавки. И то – не менеджеров, а, скорее, наблюдателей. Или надзирателей, если угодно. Меланхоличный взгляд, ни одного лишнего движения. И команда была ему под стать. Эмоционально сухая, делающая ставку на наработанное, а не умение встать, поднять грудь и смести все, что видишь перед собой.

Что было присуще как раз Канаде Майка Кинэна. Как методиста – и рядом не валявшегося с Тихоновым. Но идеально умевшего "работать по матчу". Тщательно выбирать исполнителей под разные ситуации и обстоятельства. Делать перестановки, чтобы выкарабкаться. Бросать злобного и грязноватого Мессье под игравшего с травмой Ларионова. Выпускать лучших, когда это может сработать. Тонко чувствовать моменты и игроков. Создавать связки на века, а ведь у Гретцки с Лемье поначалу не получалось: они постоянно оказывались в одних и тех же зонах, только мешая друг другу. Пробовать с ними разных ребят третьими, каждый раз придавая новую окраску сочетанию.

К слову, когда в третьем матче счет стал 0:3, что попахивало катастрофой, Железный Майк ведь усадил на лавку Гретцки с Лемье и не выпускал около пяти минут. Вместо главных звезд сборной Канады на льду в основном появлялись – как их называли сами канадцы – "слаггеры". Пахари, готовые оказывать физическое давление по полной. И команда ведь собралась, забегала, воспряла. Одну шайбу отквитал такой вот "слаггер" Токкет, еще одну – Пропп, который вряд ли прошел бы в сборную СССР по чисто хоккейным показателям. Зато биться и бороться всегда умел замечательно.

Если не брать работу с лавкой, наложения, смены на лету (между прочим, канадцы в этом компоненте были на голову выше – в реально конкурентном чемпионате, где ЦСКА не рвал всех с крупным счетом, любая фишка, могущая дать преимущество, хорошенько прорабатывалась) и прочую по тем временам "ересь", относящуюся исключительно к коучингу, тихоновская сборная восхищала. Командными взаимодействиями, разменами по позициям, позиционными атаками, продуманными и здорово наработанными "брейкаутами", взаимозаменяемостью, умением создать плотность в средней зоне.

Схема "1-3-1" вроде не так давно вошла в обиход, а у Тихонова один из защитников постоянно поднимался в среднюю зону, образуя линию со вторым и третьим нападающими, а второй оборонец, игравший низко, – контролировал вбросы, от которых Кинэну пришлось уходить, поскольку они совсем не работали. Впечатляет. Но вот души ей не хватало, дирижера, который играл бы на этих тонких струнах. Игра в строгую очередность – это же как раз следствие.

"Красная машина" – это же вообще не про всеподавляющую мощь. А про механизацию процесса, про методично перемалывающий все промышленный шредер, чьи валы крутятся точно по программе и на одной скорости, про отсутствие той самой души, про хоккеистов, напоминающих ничем не смущавшихся роботов. Такие характеристики выдавала канадская пресса. Поэтому подобное прозвище игроков сборной СССР на определенном этапе даже задевало. Стоит отметить, что Канада в том самом 1987-м была куда живее и эмоциональнее, у нее была – и очень широкая – душа. За счет нее, по большому счету, и победила. И ведь не зря, как оказалось, Кинэн оставил за бортом состава многих звезд. Он собирал коллектив, команду-звезду.

ПЕРВЫЙ МАТЧ
СССРКАНАДА - 6:5 OT (3:1, 1:1, 1:3, 1:0)
Голы
: Гартнер (М.Лемье, Рошфор), 1.49 – 0:1. Касатонов (бол., Фетисов, Семенов), 9.34 – 1:1. Крутов (Фетисов, Макаров, бол.,), 13.53 – 2:1. Макаров (мен., Крутов), 17.44 – 3:1. Каменский (Хомутов, Гусаров), 22.10 – 4:1. Бурк (бол., Гретцки, М.Лемье), 39.18 – 4:2. Гилмор (Гартнер, Хартсбург), 41.35 – 4:3. Андерсон (Мессье, Мерфи), 54.39 – 4:4. Гретцки (Бурк), 57.01 – 4:5. Хомутов (Быков), 57.33 – 5:5. Семак (Семенов, Ломакин) 65.33 – 6:5.
СССР: Мыльников. Касатонов – Фетисов, Гусаров (2) – Стельнов, Первухин – Федотов (4). Макаров (2) – Ларионов – Крутов (2), Хомутов – Быков – Каменский, Ломакин (2) – Семенов – Семак, Пряхин (2) – Немчинов – Хмылев.
Канада: Фюр. Кроссман – Бурк (2) , Коффи – Мерфи (2) , Хартсбург (2) – Рошфор, Патрик. Б.Саттер (2) – Гретцки – Гуле, Хаверчук – Мессье (2) – Андерсон, Гартнер – М.Лемье – Пропп, Токкет (2) , Гилмор.
Штраф: 16 – 12.
Судья: Кохарски (Канада).
11 сентября 1987. Монреаль. "Форум". 14 588 зрителей.

УРОВЕНЬ

Оденьте эти две сборные в современную экипировку, не вбирающую в себя влагу килограммами, в целом гораздо менее тяжелую и куда более прочную при принципиально иной эргономичности, дайте им клюшки, которые не весят, как кирпич (алюминиевые черенки получили распространение лишь в 1990 году, когда такими начал пользоваться как раз Уэйн Гретцки), поместите на любую ультрасовременную арену, и удовольствие от хоккея – высочайшего уровня даже по самым современным стандартам – гарантировано.

Вратари, конечно, забавляют. Но эта позиция пережила не то что эволюцию, а настоящую революцию с течением времени. Если не брать в расчет психологические и ментальные аспекты, весьма, впрочем, важные на посту номер один, даже среднестатистический голкипер КХЛ переиграл бы Мыльникова или Фюра, хотя второму нужно стоя рукоплескать за концовку второго матча финала. И все же вратарское искусство за 30 прошедших с момента тех финалов лет вышло на принципиально иной уровень, пусть это и сопровождалось значительным увеличением экипировки. С полевыми же игроками – совсем другой коленкор. И отнюдь не случайно многие участники тех памятных встреч успели ярко себя проявить в НХЛ в конце 1990-х, а некоторые – и в начале XXI века, когда хоккей был уже предельно близок тому, что мы наблюдаем сейчас.

По техническому оснащению, по катанию, по игровому интеллекту – все было на высочайшем уровне. Честно говоря, на современных турнирах я никогда не видел такого количества успешных обводок, и тут даже обороняющихся трудно упрекнуть – они делали все как надо, активно пользовались тем, что тогда им разрешалось куда больше, чем сейчас. Ныне арбитры насвистели бы сборным Канады и СССР столько, что не влезло бы ни в один бумажный протокол. И даже несмотря на постоянные зацепы с "пиджаками", блокировочки и прихваты чужих клюшек, не говоря уже о наличии красной линии (недаром Скотти Боумэн говорит, что с красной линией игра становится куда умнее, пусть и теряет в скорости) – скорости-то были очень высокими. Причем это не какой-то там пинг-понг с вбросами-выбросами, когда все происходит очень быстро, но хоккей в этом мельтешении обнаружить трудно, а вполне вдумчивая и при этом очень скоростная командная игра. С явным акцентом на атаку, греющим душу и позволяющем соперникам не сомневаться, что они смогут отыграть даже три шайбы – сейчас такое трудно представить.

Кстати, отнюдь не уверен, что голов было бы меньше, если дело происходило бы в 2017-м. Вратари были бы другими, это понятно, но и бросали бы игроки лучше, и уходили бы друг от друга куда легче, потому что правила изменились, а клюшки и экипировка позволяют куда больше. Я бы многое отдал за то, чтобы посмотреть, как это выглядело бы прямо сейчас. В изменившихся условиях. Вбитые в подкорку умения играть в "отдал – открылся", классическое для советского хоккея "стяни на себя двоих и отдай на свободный лед" при потрясающей технике, две ярчайших звезды в истории НХЛ, создававшие на льду свою собственную реальность, при поддержке Бурка и Коффи, монструозный Макаров, поражавший воображение, да и вообще вся The Green Unit, Зеленая бригада, как прозвали пятерку КЛМФК за океаном, потому что на тренировки они выходили в зеленых свитерах, да и пресловутое "вбрось и убей защитника" было бы к месту и непременно восхищало бы.

Потому что, даже зная счет, даже помня, как все примерно происходило, пересматривая, не перестаешь удивляться. И событийности, и количеству красивостей. Интенсивность при этом уровня плей-офф современных Олимпиад с энхаэловцами, количество атак – огромное, темп очень высокий. Всем финалам финал. У меня нет ни малейших сомнений в том, что средний современный хоккеист физически готов намного лучше хоккеиста 30-летней давности, но там-то играли не средние. А выдающиеся. И уж жившие на сборах по 11 месяцев "тихоновцы" точно нынешним игрокам не уступали. При этом канадцы, собравшиеся только перед турниром, выглядели не хуже, несмотря на то, что недосчитались в финале нападающих из-за травм.

ВТОРОЙ МАТЧ
КАНАДАСССР – 6:5 2OT (3:1, 1:2, 1:2, 0:0, 1:0)
Голы
: Рошфор (Мессье, Хаверчук), 0.43 – 1:0. Хомутов (Быков), 1.27 – 1:1. Гилмор (Рошфор, Гретцки), 3.48 – 2:1. Коффи (Гретцки, Гартнер), 12.41 – 3:1. Фетисов (бол., Крутов, Касатонов), 32.11 – 3:2. Крутов (мен., Макаров), 34.17 – 3:3. М.Лемье (Гретцки, Бурк), 36.32 – 4:3. Быков (Хомутов, Каменский), 44.45 – 4:4. М.Лемье (бол., Гретцки, Коффи), 50.14 – 5:4. Каменский (Быков, Первухин), 58.56 – 5:5. М.Лемье (Гретцки, Мерфи), 90.07 – 6:5.
Канада: Фюр. Кроссман (4) – Бурк, Коффи – Мерфи, Хартсбург – Рошфор, Патрик. М.Лемье (2) – Гретцки – Гуле, Хаверчук – Мессье (2) – Андерсон, Гартнер (2) – Б.Саттер – Гилмор (2), Пропп.
СССР: Белошейкин. Касатонов – Фетисов, Гусаров (2) – Стельнов (2), Первухин – Федотов. Макаров – Ларионов – Крутов, Хомутов – Быков – Каменский, Ломакин – Семенов (2) – Семак, Пряхин – Немчинов (6) – Хмылев.
Штраф: 12 – 12.
Судья: Стюарт (США).
13 сентября 1987. Гамильтон. "Коппс Колизеум". 17 026 зрителей.

СУДЕЙСТВО

"Склонность к подтверждению" – удивительное свойство человеческого мозга. Развенчивая миф, веру в этот миф ты только укрепляешь. Поэтому, что бы я ни написал о судействе, это вас не убедит. Но все же попробую.

Так вот, я бы не стал называть Дона Кохарски, чья фамилия стала нарицательной, убийцей. Хаверчак, безусловно, фолил на Быкове, в результате чего тот не успел накрыть Лемье, которого уже догнал к тому моменту. Только в том эпизоде Кохарски должен был смотреть в совсем другую сторону. Не защищаю Дона, но ошибиться было не трудно. Неслучайно главных судей теперь двое – разглядеть все одному было попросту невозможно.

В третьем матче, мягко говоря, было к чему придраться. Пропущенное нарушение Коффи на Хомутове во втором периоде – Пол сунул ему клюшку между ног при находящемся в трех метрах Кохарски. Андрея, впрочем, подвела заработанная им на турнире репутация "дайвера", да и в том случае он слишком красиво упал. Мессье цеплял Крутова в той же второй двадцатиминутке. Правда, если брать шайбу самого Хомутова – он забросил ее после явного фола Макарова на Бурке. Быкова удалили ни за что, когда упал Лемье, но перед этим снесли Бурка. Гартнер выставлял ногу, о которую споткнулся Макаров, что предотвратило опаснейший момент, Ларионова роняли в средней, но в то же время Фетисов сбивал Гретцки и Гусаров влетал Хаверчаку коленом в колено, что осталось незамеченным, Касатонов пинал Лемье, получив в ответ клюшкой по ногам, за что удалили только Марио.

Ошибок было море и в обе стороны. Чуть больше – по отношению к сборной СССР, которая к тому же не очень уютно себя чувствовала при установленной Кохарски грани дозволенного. При этом она не стеснялась отвечать зацепами на зацепы, хотя и играла не так жестко и меньше "работала" с чужими клюшками. Но убийства как такового все-таки не было. Волосы дыбом и не собирались вставать. Судейство, безусловно, некачественное, чему виной в том числе был высоченный темп. Грубые ошибки – кто ж спорит. И все же убийство – это миф. Кохарски установил рамки, принятые на тот момент в плей-офф НХЛ. Изначально неудобные для сборной СССР, которая, впрочем, должна была быть к этому готова. Знали же, куда и зачем ехали.

На самом деле куда больше третьей задела первая встреча, где Харстсбург со всей дури огрел Крутова клюшкой по шее с двух рук, а Мессье ударом в голову отправил в нокаут Стельнова, мстя за удар по рукам Гретцки. Вопиющие нарушения, которые все тот же Кохарски пропустил. Да и судейство в целом вызывало несколько большие вопросы, чем в третьей игре. Которой могло и не быть, если бы сборная СССР воспользовалась шикарными шансами в первом овертайме второй. Вот за это и стоит себя винить.

ТРЕТИЙ МАТЧ
КАНАДАСССР - 6:5 (2:4, 3:0, 1:1)

Голы: Макаров (Крутов), 0.26 – 0:1. Гусаров, 7.04 – 0:2. Фетисов (Макаров), 8.00 – 0:3. Токкет (бол., Гуле, Мерфи), 9.50 – 1:3. Пропп (Токкет, Б.Саттер), 15.23 – 2:3. Хомутов, 19.32 – 2:4. Мерфи (Гретцки, М.Лемье), 29.30 – 3:4. Б.Саттер (Хаверчук, Кроссман), 31.06 – 4:4. Хаверчук (Мерфи, Пропп), 35.32 – 5:4. Семак (Пряхин), 52.21 – 5:5. М.Лемье (Гретцки), 58.34 – 6:5.
Канада: Фюр. Кроссман – Бурк (4) , Коффи – Мерфи, Хартсбург – Рошфор, Патрик. М.Лемье (2) – Гретцки – Гуле, Хаверчук – Мессье – Андерсон, Гартнер – Б.Саттер (2) – Гилмор, Пропп, Токкет.
СССР: Мыльников. Касатонов – Фетисов, Кравчук (2) – Стельнов, Гусаров – Федотов. Макаров (2) – Ларионов (2) – Крутов, Хомутов – Быков (4) – Каменский, Ломакин – Семенов – Семак, Пряхин – Немчинов – Хмылев.
Штраф: 8 – 10.
Судья: Кохарски (Канада).
15 сентября 1987. Гамильтон. "Коппс Колизеум". 17 026 зрителей.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...