Что сказали свидетели о драках Кокорина и Мамаева. Полная версия

Илья ЕГОРОВ
Корреспондент
10 апреля 2019, 00:45
9 апреля. Москва. Слушания дела Кокориных, Мамаева и Протасовицкого в Пресненском суде. Фото Александр Федоров, «СЭ»
Во вторник, 9 апреля, в Пресненском суде в Москве началось заседание по делу о двух драках в центре Москвы с участием Александра и Кирилла Кокориных, Павла Мамаева и Александра Протасовицкого. В среду оно продолжится. Впервые в суде выступили свидетели. Они раскрыли очень много деталей.

Справка
Кокорины, Мамаев и Протасовицкий стали зачинщиками двух драк в центре Москвы 8 октября 2018 года. Пострадали водитель ведущей "Первого канала" Ольги Ушаковой – Виталий Соловчук, директор департамента Минпромторга Денис Пак и руководитель государственного научного центра "НАМИ" Сергей Гайсин. В отношении Кокориных, Мамаева и Протасовицкого были возбуждены уголовные дела по статьям "Хулиганство в составе группы лиц" и "Побои". Каждому грозит до семи лет лишения свободы. В СИЗО-2 "Бутырка" они содержатся с октября 2018-го, арест продлевался трижды. На прошлой неделе состоялось предварительное слушание, на котором Пресненский суд определил: оставить обвиняемых под стражей до 25 сентября.

Опрос свидетелей происходил следующим образом. Сначала вопросы задавала прокурор Светлана Тарасова (так называемое гособвинение), затем – адвокаты обвиняемых, потом – судья. Было право что-либо спрашивать и у подсудимых. Оправшивали троих – Карена Григоряна, Екатерину Бобкову и Игоря Краснова.

Первым из свидетелей в зал вышел Григорян. По его словам, он хорошо общается с Мамаевым и Александром Кокориным, которого знает "7-8 лет". Утром 8 октября он был вместе с ними и видел обе драки – и у ночного клуба "Эгоист", и в "Кофемании".

Григорян – обвинению: "К нам подсели девушки. Видел их впервые"

– Кто предложил встречу?

– За час Саша написал – и мы встретились. Примерно 11 вечера это было. Я приехал один. Ребята уже там были. Кокорины, Мамаев и Протасовицкий. С ними никого не было, просто подходили ребята. Еще Гена Куропаткин (водитель Кокорина. – Прим. "СЭ") был.

– В каком настроении были подсудимые?

– В хорошем.

– Алкоголь употребляли?

– Да. Все. В основном виски.

– Трезвенники были в компании?

– Нет.

– Вот вы сидели, выпивали, дальше что было?

– Поехали в Secret Room (бар. – Прим. "СЭ"). Там познакомились с девушками. В 2 часа ночи уехали из Secret Room, оттуда поехали в "Эгоист" (ночной клуб, около которого был избит Соловчук. – Прим. "СЭ").

– Итак, вы приехали в "Эгоист". Ранее посещали заведение?

– Посещали. Раз в месяц, раз в два месяца...

– А подсудимые?

– Не спрашивал у них.

– На каком этаже клуб?

– На третьем.

– Две девушки, как их зовут?

– Не знаю, не помню.

– Что пили?

– Виски. Сколько выпил, не помню. Часа три мы там были.

– Во сколько приехали туда (в "Эгоист")?

– В 2:30 где-то. А вышли в 6.

– Настроение какое было?

– Хорошее.

– С кем в "Эгоисте" знакомились?

– Я – ни с кем.

– К вам за стол кто-то подсел?

– Да. Девушки.

– Знали их?

– Нет. Всех видел впервые.

– Клуб до скольки работает?

– Вот мы к закрытию и ушли.

– Кто в какой последовательности выходил?

– Я – последний. Что вижу? Все стояли общались.

– Какая погода была?

– Нормальная.

Григорян – обвинению: "Соловчук ударил первым"

– Что увидели на улице?

– Все стоят, ну и две машины стоят. Два "Мерседеса". Седан и белый джип. И третья машина стоит – "Камри".

– И что происходит?

– Ничего, я просто стоял в стороне. Повернул направо, там еще Кирилл стоял. Александр Кокорин стоял где-то в двух метрах от меня. И от него джип в двух метрах. Дальше стояли Мамаев, Протасовицкий и девочки.

– Что было дальше?

– Вижу – разговор на повышенных тонах с водителем.

– С каким?

– В машине сидел, я сначала не обратил внимания. Я подошел, спросил у девочки – что случилось. Она сказала, села в машину, подумала, что такси. Он ответил: "Я таких петухов не повезу". Сказал это, когда увидел Сашу и Кирилла. Мамаев сказал, чтобы тот повторил. Сказал, что нельзя так разговаривать. Дальше тот его ударил.

– Итак, первым кто нанес удар? Водитель?

– Да. Ударил Мамаева в область лица.

– Что дальше было?

– Мамаев хотел ударить, но не попал. Дальше водитель начал убегать, в левую сторону от входа в клуб, Мамаев побежал за ним, Кокорин-младший тоже побежал. Водитель развернулся, толкнул Кирилла, тот упал. Дальше Мамаев прыгнул, чтоб поймать водителя за ногу.

Григорян – обвинению: "Водитель повторял: Я готов отвечать за свои слова"

– Что было дальше?

– Водитель упал. Возле него были Мамаев и Кокорин-младший. Водитель лежал.

– Почему?

– Может, боялся. Мы подбежали с Кокориным-старшим. Разнимали их.

– Были ли следы повреждения на лице у водителя?

– Не видел.

– А кровь?

– Не видел.

– Водителя продолжали бить?

– Ногами пару раз. Но не в область головы.

– А где был Протасовицкий?

– Подошел после этого.

– А где были девушки?

– Подошли и отталкивали ребят.

– Никто из девушек не лег на водителя, чтобы закрыть его своим телом?

– Присела рядом с водителем.

– Водитель что-то говорил, когда лежал?

– Повторял "я готов отвечать за свои слова".

– Что было дальше?

– Все друг друга оттащили. Водитель встал и пошел дальше в сторону машины. Возможно, его провожал Куропаткин, я не помню. По дороге к машине водитель встретился с Протасовицким. Не слышал, о чем они разговаривали. Протасовицкий его ударил пару раз. На этом вроде все. Сел в машину и уехал. Я стоял с ребятами, где-то в пяти метрах. Со мной рядом были Кокорины и Мамаев.

– Они стояли с вами?

– Нет, тоже потом подошли к водителю. Он сказал: "Я все понял, я все понял", сел и уехал.

– Мамаев ногой в область головы наносил?

– Нет.

– А Кирилл Кокорин?

– В область бедра. Но еще раньше.

– Машину кто-то повреждал?

– Да. Куропаткин.

– В какую сторону он уехал?

– На Садовое кольцо.

– Какие повреждения вы видели? Хромал?

– Не обращал внимание. Шел он сам, нормально шел.

– Водитель Мамаева в челюсть ударил?

– Да.

– А были телесные повреждения?

– Не видел. Может, что-то разбил.

– Визуально они были?

– Нет.

– Другие подсудимые получали телесные повреждения?

– Кирилл Кокорин упал.

– А повреждения?

– Может, палец подвернул.

– Визуальные повреждения были?

– Нет.

Григорян – обвинению: "Девушка села верхом на Кокорина. Вроде они целовались"

– Что было дальше?

– Решили поехать покушать. Поехали Кокорин, Кокорин, Мамаев, Куропаткин и Протасовицкий.

– А девушки?

– Поехали, да.

– Столик в "Кофемании" заказывали?

– Просто зашли и сели.

– Сколько времени было?

– 8-9, не помню...

– Женщины были в "Кофемании"?

– Были.

– А беременные?

– В нашей компании точно никого не было.

– Сколько залов в "Кофемании"?

– А что для вас зал? Пошли в самый конец зала.

– Сколько столиков заняли?

– Три.

– Вы их объединили?

– Они уже так стояли.

– Что вы там делали?

– Кушали, пили.

– Что пили?

– Кто – что. Кофе, пиво.

– Кто еще находился в крайнем зале? Там были люди?

– Там были мужчины, женщины.

– С Кокориным-старшим какая-то девушка была?

– Да.

– Это была та девушка, которая присела на водителя? У них была... Как бы спросить... Имитация интимной близости?

– Не знаю, что это для вас значит.

– Верхом она на Кокорина садилась?

– Да.

– Целовались ли они?

– Вроде да.

– Спускалась ли девушка под стол, чтобы изобразить имитацию половой ласки?

– Не помню.

– А мужчина садился на Кокорина верхом?

– Да, Куропаткин.

– Кто-то в компании употреблял психотропные средства?

– Не знаю.

– Наркотики не передавали для употребления?

– Нет.

– Девушка втирала что-то в десну, когда вы ей что-то передали?

– Я передал?!?!

– А Мамаев что в это время делал?

– Кушал.

Григорян – обвинению: "Протасовицкий сказал Паку: "Извините, но вы похожи на певца из Gangnam Style"

– Что делал Пак?

– Он позже пришел. Поглядывал на нас. И в ноутбук.

– Когда пришел Пак, девушка сидела на Кокорине?

– Да.

– А на Мамаеве лежала девушка?

– ...

– На Кокорина-старшего мужчина просаживался, когда Пак пришел?

– Да.

– Сколько это продолжалось? Сколько он наблюдал это?

– Минут 40-50. Мы уже собирались выходить, и Протасовицкий сказал Паку: "Извините, но вы похожи на певца из Gangnam Style". А тот ответил: "Вы – у****ы"

– Кто из Кокориных первым подошел к Паку?

– Кирилл.

– Что в этот момент он делал?

– Сидел. Спросил, как их назвали. Пак повторил.

– Где Александр взял стул. Опишите его.

– Он там стоял. Простой стул.

– Из чего он был сделан.

– Пустое дерево.

– Какого цвета?

– Коричневого.

– Что Пак делал, когда его ударил по голове?

– Я не сказал "по голове", я сказал "в область плеча".

– Он от удара прикрывался?

– Вроде поднял руку.

– Дальше что было?

– Друг на друга все налетели. Официанты подошли, еще какие-то люди.

Григорян – обвинению: "Кокорин подошел к Паку и извинился. Они помирились"

– Кокорин-младший нанес Паку удары?

– Пощечину.

– После удара стулом?

– Да.

– Что дальше было?

– Человек слева от Пака подошел тоже, там потолкались все.

– Какие-то выражения в адрес Пака были?

– Когда ему сказали, что на певца похож.

– А после?

– Ну, кто-то что-то кричал. Мы уже уходить хотели. Вернулись за свой стол, оплатили счет. И потом Кокорин подошел к Паку и извинился, они помирились и мы ушли

– Что вы начали говорить человеку, который снимал драку на телефон?

– Не помню. Спросили, зачем снимаешь?

– Подсудимые требовали от лиц в кафе, чтобы те удалили запись съемки со своих телефонов?

– Может, кто-то сказал "удали видео".

– Человек удалил?

– Не знаю.

– Мамаев подходил к человеку, который снимал? А Кокорины и Протасовицкий?

– Может быть.

– Кто-то еще к Паку приходил? Он один за столом был, когда вы уходили?

– Да все стояли уже.

– Инцидент со стулом был единичной ситуацией, или с Паком еще был конфликт? Пака кто-то обливал жидкостью?

– Да, я.

– Зачем?

– Не понравилось, что он сказал.

– А что пили?

– Сок.

– В лицо плескали?

– Могли попасть капли.

– Кокорин-старший ударил стулом, младший дал пощечину, и вы вылили жидкость?

– Не сразу. Да.

– Посуду били?

– Девочка, которая сидела на Кокорине.

– Зачем?

– Что-то ей не понравилось. Она уже за перегородкой буянила. На нее кто-то кричал.

– Через какой вход вы уходили?

– Через запасной.

– Сотрудников полиции видели в кафе?

– Нет.

– Ничего в кафе не забывали?

– Телефон, но нашли.

Григорян – адвокатам: "Пак сказал Кокорину, что тоже был не прав"

Затем Григоряна стали допрашивать адвокаты обвиняемых. Первым за дело взялся адвокат Александра Кокорина – Андрей Ромашов.

– Что-то кроме виски пили? Соки, колу, чай, пиво? Вы можете сказать, кто и что пил?

– В основном виски с колой, энергетики.

– С какой целью пили – напиться, или повеселиться?

– Повеселиться.

– Кто-то был в состоянии алкогольного опьянения?

– Все себя контролировали.

– Скажите, в чем оскорбительность слова "петух"?

– Думаю, это ни одному мужчине не понравится.

– Подсудимые договаривались побить Соловчука?

– Нет, что вы. Сколько раз отдыхали, никогда такого не было.

– Сколько до прихода Пака вы находились в "Кофемании"?

– Нормально. Может, полтора часа.

– А сколько времени прошло после прихода Пака до удала стулом?

– Минут 30.

– С какой целью посетили ресторан "Кофемания"?

– Покушать.

– Алкогольные напитки были?

– Виски был.

– В каком количестве?

– Кто-то пил.

– Нецензурно ругались?

– Нет.

– По отношении к другим посетителям вели себя вызывающе?

– Нет.

– Пак делал вам замечание?

– Нет.

– Кто первый начал разговор – Пак или Протасовицкий?

– Они взглядами столкнулись, и Протасовицкий задал вопрос про певца.

– Перед нанесением удара стулом кто-то в вашей компании договаривался об этом?

– Нет.

– А какие-то перешептывания были?

– Нет.

– Вы сказали, что Пак и Кокорин примирились.

– Да.

– Конфликт был исчерпан?

– Да. Попытку примириться предпринял Александр.

– Что он сказал?

– И Пак сказал, что он был не прав, и Саша тоже. Это мне Куропаткин сказал.

– Относительно "имитации полового акта", как выразился прокурор.

– Просто сел человек.

– Чем это было вызвано?

– Личными отношениями.

– Это было вызовом для окружающих?

– Нет.

– После выхода из Кофемании, вы разъехались?

– Да.

У Александра Кокорина два адвоката. Помимо Ромашова, это еще и Татьяна Стукалова. У нее вопросов к Григоряну было меньше. На оба она получила максимально лаконичные ответы.

– Кроссовки Кокорина бросаются в глаза?

– Да.

– Кто-нибудь еще вам сделал замечание в "Кофемании"?

– Нет.

Самый эпатажный из адвокатов обвиняемых – Вячеслав Барик, представляющий интересы 19-летнего Кирилла Кокорина. После Стукаловой инициативу в допросе Григоряна взял он.

– Вы впервые увидели машину Соловчука, когда вышли по завершении вечера?

– Да.

– А в течение вечера кто-то из компании выходил на улицу?

– Насколько знаю, нет.

– Вы сказали, что знаете Кирилла около пяти лет. Он был замечен в нанесении побоев?

– Нет.

– Что могло заставить его повести себя так?

– Оскорбления. Плюс, он за брата горой.

– Правильно понимаю, что Кирилл начал бить после того, как Соловчук сбил его?

– Да.

– А вы слышали, чтобы обвиняемые договаривались о том, что делать дальше?

– Нет.

– Чем занимался Пак?

– Открыл ноутбук, заказал покушать.

– А зачем открыл ноутбук?

Тут дала о себе знать прокурор Светлана Тарасова. Она выступила против этого вопроса.

– Свидетель волнуется, я один пытаюсь ему помочь восстановить правду! – восклицает Барик. И продолжил задавать вопросы.

– До случая с Паком разговор носил открытый характер, или сидящие за столом перешептывались?

– Открытый. Это было стихийно, я думаю.

– У нас кроме языка слов есть язык тела. Как себя вел Пак?

– Думаю, пассивно. Стоял и ничего не делал.

– Но до того, как он вас назвал этим словом, закрывал он резко ноутбук?

– Да, закрыл резко и так сказал.

Потом слово взяла адвокат Протасовицкого – Татьяна Прилипко.

– Пытался ли Протасовицкий оскорбить Пака?

– Нет. Он просто сказал "Вы похожи на певца". После этого Пак оскорбил всю компанию.

Последним из адвокатов свидетеля допросил представитель Мамаева – Игорь Бушманов.

– Насколько сильным был удар Соловчука по Мамаеву?

– Не сказал бы, что прям очень сильный. Но по пятибальной шкале – три.

– Положение тела Мамаева изменилось?

– Да. Он ответил, но не попал.

– Где находился Мамаев, когда было столкновение с Паком?

– За столом сидел.

– В диалоги с Паком вступал до этого момента?

– Нет.

– Как себя вел Гайсин в ходе конфликта?

– Не помню. Он общался с Павлом Мамаевым. Но я не видел, что там было.

Григорян – судье: "Мы побежали все к водителю, потому что не понравился этот удар, который он Мамаеву нанес"

Потом последовали вопросы Григоряну от судьи Елены Абрамовой.

– Что именно вам сказал Соловчук?

– Соловчук сказал: "Я таких петухов не вожу".

– Кого имел в виду водитель?

– Не знаю.

– Фраза была сказана девушке?

– Да.

– Как остальные об этом узнали?

– Она вышла и сказала всем.

– А зачем она вообще села в машину?

– Думала, что это такси.

– Кто воспринял фразу на свой счет?

– Кокорин, Мамаев. Да всем это не понравилось.

– Так кому фраза была адресована? Кто воспринял ее на свой счет?

– Получается, Александр Кокорин. Но неприятно было всем.

– Что вы ждали от Соловчука?

– Я ничего не предлагал.

– Подсудимые. Если бы вы что-то предложили, вам другие вопросы были бы. Вы сказали, что водитель ударил Мамаева. Зачем он, смелый человек, его ударил и побежал? Проявил агрессию, нанес удар и вдруг развернулся. Почему?

– Может, испугался, я не знаю. Мы все к нему побежали.

– Зачем?

– Не понравился этот удар, который он Мамаеву нанес.

– Пак действительно похож на певца?

– Да. Внешностью.

– Вам понравилось это сравнение?

– Так не вспомню... Может, улыбнулись.

– Ваша реакция не могла быть оскорбительной для Пака?

– Не знаю.

– Он национальный герой в Корее! – вступила Стукалова. – Как это оскорбить может?

– Что Гайсин стал делать?

– Разнимать. Он к Павлу Мамаеву подошел. Павел просто к столу подошел, а Гайсин схватил Павла.

В этот момент Мамаев попытался задать вопрос. Но для обвиняемых время еще не пришло. Беседу с Григоряном вновь завела гособвинитель.

– Вы ведь давали показания следователю, верно?

– Да.

– Все верно записано из ваших показаний следователю? Давление оказывали на вас?

– Как минимум, не спал долго, мог что-то не то сказать.

– С кем-либо из родственников и друзей подзащитных обсуждали свои показания?

– Нет.

Ромашов уточнил, называл ли Григорян следователю номер машины и фамилии девушек с инициалами. Адвокаты попытались подвести к тому, что показания свидетеля были взяты следствием с нарушениями. Свидетелей допрашивали ночью в течение нескольких часов. Например, Куропаткина и Григоряна держали 15-16 часов для допроса.

– Первый час нормально себя чувствовал, – отметил Григорян. – Потом для меня это являлось психологически сложным процессом.

– Так вас насильно удерживали?

– А что, я мог уйти?

 

Мамаев – о словах Григоряна: "Все четко!"

Затем начался перерыв, который длился полчаса. После того, как он закончился, выступил Павел Мамаев: "Никаких глобальных разночтений не услышал. По большому счету он сказал все, как было. С расхождением в минутах или цифрах. Мне кажется, все четко!".

При этом на заседении было отмечено, что суду Григорян не сказал, что они с Кокориным танцевали Gangnam style в кафе. А вот следователям он это рассказывал. Григорян в ответ заявил, что на первом допросе у него голова кругом пошла. "Там больше половины как будто не я говорил, – заявил Григорян. – Я так даже не разговариваю".

– Я рассказывал – он (следователь) печатал, – продолжил свидетель. – Потом меня отправили в другой кабинет. Потом снова вызвали, и я подписал все бумаги. В 3 часа ночи приехали, в 16-17 уехали. Один процент из написанного – мои слова. Остальное – следователь.

Еще несколько вопросов Григоряну задал адвокат Бушманов.

– Кто угрожал вам привлечением к уголовной ответственности?

– Не помню. В такие моменты, хочешь – не хочешь, в голове что-то меняется.

– Предлагали вам услуги переводчика?

– Я нормально говорю. Этот вопрос обсуждался.

Потом включился Барик.

– Какие показания ближе к действительности?

– Те, что на данный момент.

Затем в разговор вступила судья.

– Какие конкретно угрозы были?

– Это не угроза. Сказали: "Если что-то не так скажешь, будет уголовная ответственность". Два дня не спал, меня гоняли, посиди там, посиди тут. Еще следователи говорили о том, что я плеснул что-то, за это уголовное наказание.

– Фамилию скажите!

– Не помню...

– А зачем вы подписывали протокол? – уточняет судья.

Наконец, первый вопрос Григоряну задал один из обвиняемых – Мамаев.

– Слышал ли ты, что мы вели какой-то сговор?

– Такого не было.

Судья, прервала Мамаева:

– Защита уже спрашивала.

– Мы вообще-то полгода здесь сидим, – заявил футболист.

Бобкова – обвинению: "Одна из девочек села в машину, подумала, что это такси, но тут же выскочила, и передала слова водителя: "Я петухов возить не буду"

Григоряна отпустили. В зал завели Екатерину Бобкову, другого свидетеля. В ночь на 8 октября она отдыхала в компании Кокорина и Мамаева. Бобкова – жгучая брюнетка. Чем-то напоминает жену Мамаева – Алану.

– Всех знаю одинаковое время, – сказала Бобкова. – Лет семь назад познакомилась с ребятами – с Кокориным и Мамаевым знакома давно. Протасовицкого и Кирилла Кокорина не знала. Я отдыхала в клубе. Мы были за одним столом, они за другим. Мы подошли, поздоровалась. Была с друзьями. Все были нормальные.

– Фамилии друзей? – уточнил гособвинитель.

– Не помню.

– Что дальше было?

– Присоединились за столиком. Сидели. Я пила виски с колой. Потом вышли из клуба. 6 часов утра было. Три бокала виски я выпила где-то. Я вышла с девочками, а затем ребята. Вышли из клуба, там стоял "Мерседес" около входа, белый. Стоял передом. Водитель сидел в машине. Мы ждали такси. Одна из девочек села в машину, подумала, что это такси, но тут же выскочила, и передала слова водителя: "Я петухов возить не буду". Она вышла раньше просто.

– Что и кому стала говорить та девушка?

– Она была в ужасе, что ребят назвали петухами. Разве это не оскорбительно? Она это сказала Павлу Мамаеву и еще кому-то. Саши Кокорина рядом не было. Паша пошел к машине со стороны водителя спросить, кого он назвал петухами. Водитель вышел из машины и начал орать: "Вас!". Сама не видела. Восстанавливала память по видео. Какое право он имеет оскорблять людей? То есть оскорблять меня могут, а дать в морду я не могу?! Они там дрались, он тоже махался, потом упал.

– Вы подошли к водителю?

– Да.

– И что дальше?

– Легла на него.

– Зачем?

– Чтобы остановить все это.

– Вы один раз на него легли?

– Два раза.

Бобкова – обвинению: "Я лесбиянка, не испытываю к мужчинам влечения"

– Соловчук сопротивлялся?

– Когда я легла? Нет. У него кровь шла. Что он должен был сказать? Вы такая хорошенькая?!

– Вы не вставали перед Кокориным на колени? Не просили прекратить?

– Нет!

– Вы его успокаивали?

– Это он меня успокаивал.

– Что было после драки?

– Поехали в "Кофеманию". Примерно в том же составе. Мы прошли в самый конец зала, сели в угол. Сидели, общались. Пришел Пак, сел за столик рядом. Когда мы пришли, в нашем углу никого не было. Все были на эмоциях, но вызывающе никто себя не вел. Даже тему драки с водителем не поднимали. Были ли у ребят повреждения? У кого-то были вроде.

– Вы испытывали влечение к Кокорину?

– Я лесбиянка, не испытываю к мужчинам влечение!

– Вы садились на колени к Кокорину?

– А что, нельзя сесть на колени?

– Вы целовались с Кокориным Александром?

– Не помню.

– На колени отпускались перед ним?

– Голову положила на колени.

– А поступательные движения делали?

– Ничего я такого не делала.

Бобкова – обвинению: "Кокорин – святоша! Он как ангелочек. Добрый мальчик, отзывчивый"

– Когда вы сели сверху, Пак уже был?

– Не могу сказать четко. В нашем углу никого не было. Они просто пели Gangnam Style. Пак спросил, вы надо мной смеетесь? Александр (Кокорин) повернулся и сказал: "Извините, просто вы на него похожи". Тот ответил: "А вы на кучку у****в". Он переспросил, и потом все это произошло. Саша переспросил: "Кого назвал этим словом?". Пак сказал: "Вас". Тогда Саша его ударил".

– Посуду кто-то при вас бил?

– Я.

– Почему?

– Нервничаю, когда на меня кричат.

– Вам что-то кто-то передавал, что вы в десны втирали?

– Нет! Я вообще наркотики не употребляю. На меня следователь орал! Как бешеный. Неприятный дяденька с большими глазами. Вот кого сажать надо!

– Как можете охарактеризовать Кокорина?

– Святоша! Он как ангелочек. Добрый мальчик, отзывчивый.

– У потерпевшего Пака была возможность пересесть?

– Было очень много места. Полупустая "Кофемания".

– Вы почувствовали негатив с его стороны?

– У него было очень недоброе лицо. Постоянно смотрел на нас...

Бобкова – обвинению: "Соловчук оскорбил ребят, всех вместе"

– Протасовицкий даже извинился перед Паком, что тот похож на певца. Ребята танцевали, стояли спиной к Паку. А он такой: "Это вы про меня?" А Александр: "Нет, вы извините, просто вы похожи..." В этой компании каждый друг за дружку! Он их назвал петухами, и смысл был что они (хлопает ладонями два раза). Это обидно.

– Что Мамаев делал в "Кофемании"?

– Сидел с подружкой. Он вообще последним подошел.

– Кого именно оскорбил Соловчук? – вопрос от судьи.

– Ребят. Всех вместе.

– Чем удары Соловчуку наносили?

– Предметов никаких не было.

– А кто бил?

– Не знаю...

– То есть то, что Соловчук первый ударил, вы знаете?

– Исходя из видео.

– Ну а вы сами что помните?

– Саша, который не Кокорин, Паша и Кирилл. Они участвовали в потасовке с водителем.

– Так что вы видели?

– Что они дрались. Мамаев и Кирилл Кокорин. Они начали защищаться. Соловчук ведь первый ударил Пашу, Паша ударил его, а что там было дальше, я уже не разобрала.

– Когда вы пытались защищать водителя, от кого защищали?

– Да я просто бежала, был переполох и легла на него. Я его не защищала. Просто он упал. Он был один, а их трое или четверо.

– Да если бы Паша был один, он бы его (Соловчука) убил, – подчеркнула Бобкова.

Затем зачитали протоколы допроса Бобковой, который проводили следователи. Нашли расхождения в показаниях.

– Да, это я подписывала (протоколы), – сказала Бобкова. – Но эмоционально неспокойна была. Поначалу даже адвокату не доверяла, он какой-то странный был, улыбался следователям, поменяла его.

Теперь девушка отказывается от многих слов, сказанных на первом допросе и зафиксированных в протоколе. "У меня нет в лексиконе слова "избиение", – отметила она.

– "Ну ты же видишь? Ты что, слепая?!" Вот так со мной общался следователь, – сообщила Бобкова. По ее словам, следователь угрожал ей 15 сутками за то, что она вылила виски на посетителя и угрожал освидетельствованием – якобы Кирилл Кокорин передал ей какое-то вещество.

– Тут какие-то каляки, а не мои подписи, – заявила свидетель.

Краснов – прокурору: "Было просто неприятно, что компания ведет себя так вызывающе"

После Бобковой в зале появился третий свидетель – Игорь Краснов. Статный мужчина средних лет. Лично он не знаком ни с подсудимыми, ни с потерпевшими.

– 8 октября в начале десятого утра пришел в "Кофеманию" позавтракать, – рассказал Краснов. – Понял, что оказался посреди конфликтной ситуации. Между компанией молодых людей и Денисом Паком. Потом мимо меня прошел Кирилл Кокорин, громко переспросивший, кого Пак назвал нецензурным словом. Пак громко что-то сказал. Далее к столу подошел Александр Кокорин. Он взял стул и ударил Пака. Затем Пака ударил Кирилл Кокорин. Было видно, что Пак напуган, он перестал идти на конфликт. Потом я пересел за другой столик. Увидел в другом помещении девушку, которой оказалась Екатерина Бобкова. Я спросил, нужна ли моя помощь. Она сказала, что нет. Также я спросил, из той ли она компании. Она подтвердила. Я ей сказал, что это может плохо закончиться и что тут повсюду камеры и люди с телефонами.

Впоследствии ко мне подошел Кирилл Кокорин и потребовал удалить видео с телефона. Но так как я ничего не снимал, то удалять мне было нечего. Он был настроен враждебно, но угрозы я не почувствовал. В кафе были десятки людей. Были женщины и мужчины. Люди приходят в это кафе позавтракать перед работой. Детей и стариков не видел. Беременных тоже.

– Существовала ли опасность для вас? – спросила прокурор.

– Я ее не чувствовал. Было просто неприятно, что компания ведет себя так вызывающе. Вокруг было много толкотни, летали стаканы с соком – я поэтому и пересел, боялся, что испачкают костюм.

В конце господа Пак и А. Кокорин примирились. Стороны сказали, что претензий друг к другу нет. Важный эпизод. А. Кокорин сказал в какой-то момент Паку, еще до того как ударил его стулом: не обращай на нас внимания, мы сейчас уйдем. Но Пак не пошел на деэскалацию.

– Сколько по времени длился конфликт?

– Конфликт был в разгаре, когда я пришел. Несколько минут перед ударом стулом. Потом еще минут десять. Посетители просили официантов что-то сделать, вызвать полицию. Люди были скорее не испуганы, но возмущены. Это моя оценка.

– Кто в кого кидал стаканы?

– Не отвечу на этот вопрос. Не знаю. Мне показалось, что стаканы летели со стороны компании. Что именно спровоцировало конфликт, я не видел. Я пришел в разгар.

– Вы сказали, что на столе стоял алкоголь. Как вы это определили?

– Мне показалась компания подвыпившей. Это моя оценка. Но что конкретно пили, не знаю.

Краснов – адвокатам: "После того, как Пак встал, я увидел попытку погасить конфликт"

– Что делал Пак после удара стулом? – спросил у Краснова адвокат Ромашов.

– Он встал на ноги. Я не видел, чтоб он ответил физически. Но мне показалось, что если раньше он вел себя уверенно и дерзко, то после ударов я увидел попытку погасить конфликт.

– Когда состоялось примирение, конфликт закончился уже? Как это выглядело?

– Все в этом мире рано или поздно заканчивается. Вот и конфликт закончился. Случилось примирение, стороны сказали, что претензий друг к другу не имеют. Официанты открыли боковые двери, и компания ушла.

– Какую роль выполнял Гайсин?

– Он был в разгаре этой потасовки, но конкретно о его роли ничего сказать не могу.

Затем инициативу перехватила Стукалова.

– Когда Александр (Кокорин) подошел к Паку, он хотел его сразу ударить? – поинтересовалась адвокат форварда "Зенита".

– Не могу сказать. Мне сначала показалось, что Александр пошел, чтобы оказать содействие брату, который был рядом с Паком.

– Вы часто бываете в "Кофемании"?

– Бываю.

– Стулья тяжелые?

– Достаточно тяжелые деревянные.

– Это был конфликт с вашей точки зрения?

– Да.

– Ребята сидели и просто общались?

– Мне кажется, они вели себя вызывающе, и мне было неприятно.

– А вас что больше возмущало – то, что конфликт идет, или то, как ребята между собой общались?

– Между собой они хорошо общались, им-то было весело, в отличие от остальных.

Потом настала очередь Барика задавать вопросы.

– А если бы Пак вел себя иначе? – уточнил представитель Кирилла Кокорина.

– История не знает сослагательного наклонения, – заявила судья.

– С моей точки зрения это было неправильное и недопустимое поведение в общественном месте, – ответил Краснов, имея в виду компанию Кокорина и Мамаева.

Координации и сговора между этими людьми я не видел и не слышал, – продолжил свидетель. – После эпизода с Паком компания вела себя вызывающе и агрессивно. Призывали всех удалить видео с телефонов. В частности, Александр Кокорин выкрикивал призывы выйти на улицу и разобраться, "если тут есть смелые люди".

Адвокат Бушманов задал Краснову два вопроса – оба о своем клиенте.

– Мамаев вам известен?

– Да.

– Видели его? Как он себя вел?

– Сидел за столиком, спокойно общался.

Краснов – обвинению: "Пак был настроен агрессивно"

– Кто себя вел агрессивнее, когда конфликт уже начался?

– Кирилл Кокорин. Он первым пошел к Паку. Наверное, он.

– Слышали вы, что сказал Пак?

– Что именно он, нет. Но я слышал, как повторил его слова Кирилл.

– Чувствовали ли вы агрессию от Пака?

– Да, он был настроен агрессивно. Кокорин призывал смелых мужчин выйти на улицу и разобраться. Это была оферта широкому кругу лиц. Он выкрикивал несколько раз. Это был словесный призыв к мужчинам.

Гособвинитель уточняет у свидетеля Краснова:

– Так исходила угроза от Кокорина?

– Говорю за себя. Я не чувствовал угрозу. А его призыв пойти на улицу и подраться не вызвал у меня никакого интереса.

– А слово "драться" звучало от Кокорина? – вклинился Александр Протасовицкий.

– Слова "драться" нет, но в моем понимании призыв "выйти поговорить" в адрес мужчин это призыв подраться.

– А Мамаев требовал удалить видео? – уточнила прокурор.

– Нет.

Далее прокурор выступила с ходатайством огласить протокол допроса Краснова на предварительном следствии. Однако суд отказал (в случае с двумя другими свидетелями такое ходатайство было удовлетворено). "Первый раз за шесть месяцев", – прозвучало из камеры. После этого в заседании наступил перерыв. Оно продолжится в среду, 10 апреля, в 12.00.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

3