21:20 3 сентября 2012 | Футбол — "У своих ворот"

Имя им - регион

Понедельник. Москва. Никита СИМОНЯН поздравляет Николая ТОЛСТЫХ. Фото Татьяны ДОРОГУТИНОЙ, "СЭ". Фото "СЭ" Понедельник. Москва. Конференция РФС. Фото Татьяны ДОРОГУТИНОЙ, "СЭ". Фото "СЭ"
Понедельник. Москва. Никита СИМОНЯН поздравляет Николая ТОЛСТЫХ. Фото Татьяны ДОРОГУТИНОЙ, "СЭ". Фото "СЭ"

В понедельник в результате первых в истории российского футбола настоящих выборов президентом РФС стал 56-летний Николай Толстых. Он четвертый глава федерации после Вячеслава Колоскова, Виталия Мутко и Сергея Фурсенко.

Дмитрий СИМОНОВ из Москвы

- Ты что, тоже участвуешь? - один футбольный человек, увидев мой пропуск, едва не начал агитацию. - Ах, нет, у тебя же не красный...

В понедельник каждый голос был на счету.

Валерий Карпин впервые на моей памяти пришел в костюме, а не в джинсах.

В понедельник все было совсем серьезно.

В гонке участвовали, однако, не два, а семь кандидатов, претендовавших в общей сложности на 277 голосов. Бюллетени делились на два типа: простые (один голос) и "золотые", выделенные 69 аккредитованным региональным федерациям и сулившие сразу три очка. Неудивительно, что в речах претендентов самым часто употребляемым словом было "регион".

* * *

Кандидаты, выборщики, журналисты и прочий футбольный люд стекались к отелю "Ренессанс", что на Ленинградском проспекте, к девяти утра. Гинер и Бабаев. Карпин и Смородская (голосовала от клубов). Бышовец и Катков. Розетти, которого встречали криками "Розетти - чемпион!". Ветераны, бывшие судьи.

Не приехал Мутко, но его дух незримо парил над полем боя. Своим поступком министр напомнил о том, как Владимир Путин прилетел в Цюрих только после победы России в борьбе за ЧМ-2018.

Не приехал и кандидат Владимир Тумаев. Его объявили больным, хотя сам президент ижевского ФК "Союз-Газпром" бросил через прессу: исход предрешен в пользу Толстых.

На мероприятии же мнения разделились почти поровну. Половина была уверена в победе Толстых, половина ставила на Прядкина.

* * *

В 10.00 начались предвыборные выступления. И сразу - с хохмы.

- Добрый вечер! - приветствовал публику Валерий Белецкий, представляющий мини-футбол и Республику Коми. Затем предупредил: - Первому сложно, потому что под него все подстраиваются. Моя программа написана доступным языком, в ней нет цифр. Надо транслировать телевизионные интернет-матчи от детей до легенд.

И рассказал историю о том, что в Мадриде на футбол ходят дед с бабкой, а в России им морду бьют и файерами закидывают.

Алишер Аминов с первых же фраз принялся обличать прежнюю власть - Мутко и Фурсенко, которые "обещали выиграть ЧМ-2018, а все смеялись". И заметил, что "в Кремле сделали правильные выводы".

Ловчев перепутал Удмуртию с Калмыкией и рассказал байку, как в Майкоп прилетел судья и сразу на трапе спрашивает: "Сколько дадите?".

Лебедев, который, как и партия его отца Владимира Жириновского, остался доволен третьим местом, жестко клеймил "так называемых футбольных людей, которые могут очутиться на обочине".

Толстых говорил, как старый военный. "Являюсь сторонником" "Имел отношение". "Состоял в". Его речь была одновременно пронзительной, фактурной и навевающей сон.

Перед выступлением Прядкина грянула энергичная музыка, так что президент РФПЛ выходил, словно боксер на ринг. То был замысел, несказанно удививший и самого Прядкина. В своей речи кандидат употреблял не "я", а "мы".

* * *

Единственный кандидат, что пришел без галстука, - Евгений Ловчев, который сам себя еще до выборов нарек народным президентом. Все опросы, "кроме одного в одной газете", выиграл, по его мнению, именно Ловчев.

- Меня поддержали бы люди на улицах, - утверждал он. В то же время Ловчев удивился, что получил аж два реальных голоса, а не один, от друга Анзора Кавазашвили.

Ловчев - замечательный в прошлом игрок и уважаемый человек, но не понимает главного. Те, кто набирал голоса, ориентировались не на абстрактный "народ", а на конкретный электорат, имя которому - регион. Тех и агитировали. А выбирай и вправду народ, улицы давно бы пестрили плакатами с Толстых и Прядкиным.

* * *

В первом туре голоса распределились так: 0 у "заболевшего" Тумаева, по 2 у Аминова и Ловчева, 4 у Белецкого (за него, вероятно, сыграло брошенное с трибуны обещание раскрыть доходы Фабио Капелло в России), 9 у Лебедева, 118 у Прядкина и 139 у Толстых. Представитель Свердловской области Григорий Иванов не голосовал - сгинул куда-то.

Исход выглядел предрешенным. Во втором туре для победы требовалось 50 процентов + один голос. Это ровно 139. Но перерыв затянулся почти на час. А если кто-то переметнется?

Стали сниматься кандидаты. Аминов "передал" своих избирателей Толстых, Ловчев оставил своим поклонникам свободу выбора, Лебедев посетовал на административный ресурс и "отписал" девять баллов Прядкину. В итоге, однако, "передались" не все.

Прошел слух, что у Прядкина пульс за двести, но на публике он бодрился. Его команда, проделавшая на самом деле огромную работу, ходила по залу с посеревшими лицами. Толстых общался с электоратом и сочувствующими журналистами.

Между тем в зал подтянулась тяжелая артиллерия. Прибыл Александр Дюков. Впрочем, чуть раньше убыл Керимов с охранником. Карпин и Смородская держались вместе.

* * *

Выборы никогда еще не были такими нервными. В коридоре сразу после первого тура столкнулись Симонян и Гинер. Президент ЦСКА по ходу дня постоянно менялся в лице - то улыбался, то становился мрачнее грозовой тучи. Симонян предъявил претензии Гинеру, что тот "продавил лимит на легионеров". Гинер резко ответил, что вкладывает в футбол собственные деньги.

- Деньги, конечно, вкладывать надо, - подчеркнул потом Симонян. - Но мы в первую очередь беспокоимся о сборной. Когда вели переговоры с Капелло, он написал на листе, на скольких игроков премьер-лиги может рассчитывать. При лимите 7+4 получается 64 россиянина и 112 иностранцев. А будь все наоборот?

Говорят, несколько жестких бесед состоялось и прямо в зале для голосования. Пресса никого не смущала. Терять было уже нечего.

* * *

- Вы на бильярде не играете? - спросили меня. - А то бы время скоротали.

Повсюду шли напряженные переговоры.

- Ну и за кого у нас голосовал Воронеж? - промолвил в телефонную трубку кто-то важный.

Подсчет голосов, такое чувство, уже велся не по бюллетеням, а по лицам. У этого улыбка, а этот три сигареты за минуту выкурил. А значит, победил...

...А победил Толстых со счетом 148:124. К его 139 добавились две "трехголосные" федерации и три голоса ценой в единицу. Что там набрал не снявшийся Белецкий, никто уже и не считал.

* * *

Одним из первых зал покинул Симонян. Он улыбался, жал всем без исключения руки, шел, широко расправив плечи - так, как двигался когда-то по полю великий футболист Никита Симонян.

Вдруг замер. Сгорбился. Ослабил галстучный узел на шее...

Симоняна позвали отмечать.

- Нет, не могу, что-то плохой я сегодня, - ответил он. И ушел, накинув пальто. С момента отставки Сергея Фурсенко 85-летний Симонян с достоинством, с нескончаемой любовью к футболу, по-лебединому пел песню как и.о. президента РФС. И кто бы что ни говорил, Никита Палыч справился.

* * *

Регионалы курили у круглых столиков. Человек с огромным лицом, почти как тот стол, торжественно жал товарищам руки, а потом воскликнул:

- Вот на … я это сделал, а? Теперь же в Москву придется мотаться...

- Вот так, вот так! - ликовал другой. - Не словом помогли! Делом! Ха-ха!

Пройдет время, и про этих людей, наверное, все забудут. Их звонкие смешные голоса вряд ли долетят до Москвы. Хотя когда-то голоса эти считались за три.

А пока все курили, праздновали, а кто-то грустил, на стуле в дальнем углу зала для прессы спал с громким храпом, словно в фильме "Гараж", какой-то лысоватый толстячок в полосатом пуловере. Когда он проснется, в РФС уже будет новый президент.

В понедельник руководитель отдела футбола "СЭ" провел весь рабочий день на… внеочередной конференции РФС - в качестве официального наблюдателя  за выборами нового президента союза

Всё по-честному

Борис БОГДАНОВ из Москвы

Дэвида Копперфилда я вчера в "Ренессансе" не обнаружил. Он, конечно, на то и великий маг, чтобы при желании оставаться невидимым, но, похоже, его там все-таки не было. А если по совести, так только он и мог бы найти способ смухлевать на выборах - это я вам как наблюдатель говорю. Не зевака, замечу, а самый настоящий наблюдатель, официальный. Из тех, кого на конференцию РФС позвали как раз для того, чтобы все было по-честному.

Наблюдатель - должность, как оказалось, ответственная, но необременительная. С того момента, как к столу избирательной комиссии за бюллетенем был вызван первый делегат - представитель якутского футбола Агафонов Владимир Васильевич, - и до вскрытия урны никто нас с коллегами не беспокоил. Хочешь - сиди слушай, как монотонно один за другим выкликаются к столу выборщики, хочешь - сходи перекуси, нет - погуляй по залу или фойе, повглядывайся в лица, пытаясь угадать, кто куда галочку в бюллетене поставил.

- Сами же будущее себе выбираем. Ну если люди себе другого будущего хотят... - в случайно подслушанном голосе прозвучала нотка горечи. Собеседник говорившего, солидный тоже мужчина, в ответ невесело кивнул. Видимо, оба принадлежали к партии, в свою победу не верившей.

Верить в победу или по крайней мере на нее надеяться могли, понятно, сторонники только двух кандидатов. Зато когда последний бюллетень был опущен в урну (прозрачную, замечу) и председатель избиркома Денис Рогачев с коллегами приготовился ее открывать, представители остальных, "безнадежных" лагерей повели себя активнее прочих. "Стойте - а почему это ее без нас вскрывают? Прекратите!" - возмутился наблюдатель от Алишера Аминова, не успевший протиснуться к сцене, где вот-вот должен был начаться подсчет. Его и всех, кого к месту вскрытия урны привела приверженность к справедливости (автора этих строк в том числе), немедленно пропустили к месту действия.

Теперь все происходило уже практически на расстоянии вытянутой руки (ну, если точнее - пары рук). Там на столе члены избиркома, явно волнуясь, сноровисто сортировали по кучкам бюллетени. Никого, в ком можно было бы заподозрить скрывшегося под искусным гримом Копперфилда, среди них опять же не было. Кучки росли под нашими цепкими взглядами и объективами камер у нас за спинами.

- Прядкина - сюда, - скомандовал женский голос, и стало ясно, что одна из двух пухлых стопок содержит голоса, отданные за президента РФПЛ. Во вторую, понятно, складывали бюллетени в пользу исполнительного директора ОКР. Определить на глаз, какая толще и какая росла быстрее, не представлялось возможным. Почему, стало ясно, когда все бюллетени были наконец подсчитаны (не на счетах и не на калькуляторе - на айфоне одного из членов избиркома: вот он, век инноваций!) и Рогачев объявил результаты первого тура. Сначала - как показалось, с ноткой сочувствия в голосе - сообщив  результаты четверки "безнадежных", а потом - фаворитов гонки. Это уже с оттенком обреченности, ибо стало ясно, что и Агафонову Владимиру Васильевичу, и всем, кто в списках избирателей выстроился вслед за ним, маршрут "стол - кабинка - урна" придется повторить. А избиркому - изготовить новые бюллетени, теперь зеленого цвета, и вновь под прицелом наблюдательских глаз раскладывать их по столу и считать на айфоне.

Во второй раз, правда, уже набравшиеся опыта участники действа справились быстрее. Ваш наблюдатель (как и большинство моих коллег) сказать, что исполнил долг до конца, увы, не вправе: в ту же секунду, как Рогачев - пока только нам, не в микрофон - назвал количество голосов, собранных Николаем Толстых, свой пост я покинул, отправившись писать эту заметку. Число 148 означало, что результата остальных кандидатов можно было не ждать.

Легендарный маг на конференции так и не появился. Всё по-честному. На Болотную никто не пойдет. И это - хорошее начало мандата нового президента РФС.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ