26 января 2023, 22:30

«Аксель у Валиевой нереальный, неземная техника». Чемпионка Эстонии — об изучении ультра-си и номинации на премию ISU

Анастасия Плетнева
Корреспондент
Читать «СЭ» в Telegram Дзен ВКонтакте
Интервью Нины Петрыкиной, претендентки на медали чемпионата Европы в Финляндии.

Эстонка Нина Петрыкина не совсем удачно откатала короткую программу на чемпионате Европы и занимает только седьмую строчку. Позиция для старта не самая плохая — до третьего места всего два с небольшим балла. Несмотря на не получившиеся прыжки, постановка Петрыкиной впечатлила — фигуристка четко отрабатывала все движения, которые поставил ей Адам Соля. Перед стартом чемпионата континента корреспондент «СЭ» пообщался с Ниной — поговорили о тройных акселях Камилы Валиевой и Елизаветы Туктамышевой (эстонка учит ультра-си по видео чемпионки мира-2015), номинации на премию ISU и преодолении Анны Щербаковой на прошлом чемпионате Европы.

В душе хочется выиграть

— Как тебе тренировки на чемпионате Европы?

— Тренировки проходят как обычно, ничего нового. Сокращаем объем — если обычно полтора часа на тренировки дома, то сейчас 35-40 минут. Надо все успеть сделать, и желательно без ошибок.

— В прошлом году ты заняла восьмое место. Есть планы забраться повыше в этом году?

— Знаю, что если откатаю по максимуму, тогда есть вариант. Но моя задача — сначала выполнить работу, сделать то, что могу, показать это, а дальше уже будет видно. Не от меня зависит.

— Будет ли конкуренция меньше из-за того, что не выступают девушки из России? Они в прошлом году заняли все три места на пьедестале.

— На меня не влияет, с кем я соревнуюсь. В первую очередь — сама с собой. Это влияет на дальнейший результат.

— В социальных сетях ты говорила, что хочешь выигрывать крупные турниры.

— Как и любой спортсмен. Конечно, в душе хочется выиграть, забраться на пьедестал. Это понятное дело. Но я стараюсь перед соревнованиями об этом не думать. Нужно сосредотачиваться именно на прокате.

— То есть спортсмены перед соревнованиями просто стараются выкинуть медальные ожидания из головы, но на самом деле об этом думают?

— Конечно, все думают. Мы расписываем наши цели на сезон. У каждого по-разному, разная мотивация на старты. Кому-то, наоборот, помогает думать о месте, кому-то — нет. Что касается меня, то это каждый раз по-разному. Сейчас нужно просто спокойно выполнять то, что я натренировала.

— В декабре ты во второй раз стала чемпионкой Эстонии. Это придает уверенности в себе?

— Я довольна тем, что защитила титул, что, так скажем, не налажала. Сейчас я более осознанно подхожу к соревнованиям. В прошлом году я еще только вернулась в большой спорт, и не было никаких ожиданий, просто хотелось показать себя по максимуму. Как и теперь, но только более осознанно.

— Защищать титул сложнее, чем выигрывать его в первый раз?

— Морально — немного да, сложнее, потому что юниоры тоже показывают хороший результат. Но в первую очередь я делаю это для себя. Это были просто соревнования, которые помогли приобрести даже не уверенность, а настрой. Я каждый раз пробую себя по-разному настраивать, ищу что-то. Для меня так — несмотря на то что мы считаем, что все соревнования одинаковые, я просто выхожу и делаю свою работу, но психологически что-то все-таки играет роль.

Нина Петрыкина. Фото Global Look Press
Нина Петрыкина.
Фото Global Look Press

Туктамышева держится на высоком уровне и может еще больше

— На чемпионате Европы, наверное, просто больше спортсменок, еще и из разных стран.

— В прошлом году каждое соревнование имело для меня вау-эффект. Каждый раз я встречала каких-то своих кумиров, потом с ними разговаривала, знакомилась. На чемпионате Европы я увидела девочек из России, и у меня просто был шок. Мне было очень приятно, что я нахожусь с ними на одном льду — катаюсь и соревнуюсь. Сейчас я не могу сказать, что мало конкуренции — много девочек из других стран. Возможно, это даже шанс для кого-то другого проявить себя. Радует, что в других странах тоже очень сильная конкуренция.

— А не хотелось бы тогда все-таки посоревноваться снова с девушками из России?

— С точки зрения конкуренции это сложнее морально. Но если ее нет, то это еще хуже. Мне нравилось смотреть и изучать то, как они тренируются. Но все же это не влияет на то, как я катаюсь. Это сказывается на дальнейшем результате — подиум, медали, попадание в десятку или шестерку. Но количество участников не влияет на мои программы и результат.

— Осенью ты говорила, что давно тренируешь ультра-си. Есть какой-то прогресс сейчас в этом плане?

— Вот сейчас на тренировке прыгнула тройной аксель, прогресс есть, потихоньку идет. Но надо его стабилизировать, чтобы вставлять в прокаты. Еще не натренировала его до такой степени, чтобы спокойно делать его в программе.

— Есть планы в этом сезоне попробовать вставить аксель в программу?

— Планы есть, надо только стабилизировать. Наобум идти — это 50 на 50.

— Почему тренируете именно триксель, а не четверные?

— На самом деле я тренирую и тройной аксель, и четверные, просто триксель идет немного легче. У меня с детства аксель легкий, любимый прыжок. Поэтому он пошел быстрее. На четверном существует больше возможностей получить травму. Если я начинаю очень много прыгать и тройных акселей, и четверных, то начинает что-то болеть. Хочется продержаться до конца сезона и уже летом больше углубиться в ультра-си.

— Ты с кого-то берешь пример в плане изучения ультра-си?

— Я смотрю на разных девочек, у мальчиков другая техника и другое телосложение. Я не беру Камилу Валиеву, потому что у нее вообще что-то нереальное, неземная техника. Мне очень нравится аксель Лизы Туктамышевой. В основном я смотрю его на видео, как она ровно заходит, и стараюсь так же. На девочек из других стран тоже смотрю — Рику Кихиру, например, у нее очень четкий аксель. Я смотрю, но когда на тренировках прыгаю, записываю свой прыжок и пытаюсь понять, что не так, чего мне не хватает.

— Лизе 26 лет, но она выучила и четверной, и аксель долгое время делает.

— Если позволяет тело, нет никаких травм и ничего не мешает, то почему нет? Она на самом деле молодец, реально пример для подражания. На нее можно смотреть и радоваться. Да, она мотивирует. Как и Каролина Костнер когда-то. Многие говорят, что в 18-20 лет уже поздно кататься. Если человек хочет, готов к этому — почему бы и нет? Вот Лиза Туктамышева в свои годы держится на максимально высоком уровне. Думаю, что она может еще больше.

— Ты упомянула Каролину Костнер. Ты ориентируешься на нее с точки зрения продолжительности карьеры? Или на ее вторую оценку?

 — На этот счет я ничего не могу сказать, потому что никогда не видела, как она катается вживую. Все говорят, особенно тренеры, мол, посмотри, на Каролину Костнер, ее программы. Я смотрела, но в настоящее время больше обращаю внимание на тех девочек, кто выступает сейчас.

— А кто из фигуристок тебе нравится по второй оценке? Или мужчин-одиночников?

— Не знаю. Не могу ответить. Я у каждого беру что-то одно — какую-то особенность, которую можно тренировать, взять, сделать в своей обработке. Мне нравится очень много фигуристов: у кого-то скольжение, у кого-то артистизм. Не могу выделить кого-то одного.

Нина Петрыкина. Фото Global Look Press
Нина Петрыкина.
Фото Global Look Press

Пытались повторить дорожку шагов Ягудина из «Зимы»

— Одним из постановщиков твоих программ был Адам Соля. Расскажи о вашем сотрудничестве.

— Мы с ним познакомились на чемпионате мира в прошлом сезоне. До этого мы смотрели произвольную программу Луны Хендрикс, которую он поставил. Мне очень она нравилась. Меня он узнал, мы сошлись, пообщались и договорились, что можем что-то поставить. Тем более я выбрала такой стиль, с которым, думаю, немногие бы справились. А Адам смог. Мне очень понравилось с ним работать. Он харизматичный человек, веселый и жизнерадостный. И подбадривает. Приятно было работать.

— Хотела бы еще с кем-то поработать в плане постановки программ?

— Не знаю, не думала об этом еще. Надо смотреть программы других, как они работают. Я больше смотрю за другими сейчас.

Чемпионат Европы по фигурному катанию — смотрите в Okko!

— Есть ли какие-то самые запоминающиеся для тебя программы из истории фигурного катания?

— Их тоже очень много. Надо подумать. Конечно, это Алена Савченко и Бруно Массо — их произвольная программа на Олимпиаде. Но это больше в плане эмоций, которые они после нее проявили. Иногда пересматриваю короткую программу Алексея Ягудина «Зима». Мне очень нравилась дорожка шагов — мы ее даже пытались повторить.

— Получилось?

— Что-то да, но не так. Но вообще мне многие программы нравятся.

— Ты также занималась художественной гимнастикой, но в итоге выбрала фигурное катание. Почему?

— Я была такая маленькая! Мне было очень мало лет. Даже не помню этого. Надо было просто выбрать — не хватало времени ходить и туда и туда. Но фигурное катание мне нравилось больше — несмотря на то что мне все время хотелось с ним закончить. Там была и ОФП, и гимнастика, и отрабатывали хореографию, танцы, и на льду работали. Если честно, уже не помню.

— Почему хотела закончить с фигурным катанием?

— Как все дети, не понимала, что от меня хотят. Было желание больше бегать, играть с друзьями, а не заниматься спортом. Но когда появились первые успехи, на тренировке прыгнула аксель, что-то такое, — тогда я переключилась на профессиональный спорт. Начала усердно работать.

Нина Петрыкина. Фото Global Look Press
Нина Петрыкина.
Фото Global Look Press

Не ожидала попасть в топ-3 премии ISU

— У тебя большая занятость: оканчиваешь школу, тренируешься. Остается время на отдых, хобби?

— Иногда да. Но я распределяю силы так, чтобы мне хватало до конца недели. То есть у меня есть возможность что-то пропустить в школе, чем я и пользуюсь. Иначе сложно дожить. Когда есть время на переменах, доделываю задания и все сдаю. Я люблю животных, у меня у мамы лошади есть. Дома — собака, с ним играю, провожу время. Люблю заниматься какими-то делами. Недавно сидела собирала картину из алмазов. Это было что-то новое, прикольное. Мне также нравится рисовать, что-то делать своими руками.

— Откуда такое увлечение дизайном?

— С детства мне нравилось что-то придумывать, оформлять. И это осталось до сих пор, правда, в других масштабах и объемах. Возможно, в будущем, если получится, свяжу свою профессию с дизайном, подумаю в этом направлении.

— Ты вроде бы даже говорила, что хочешь в университет поступать на дизайнера.

— Думала, да. Но сначала я выучусь на тренера, получу образование. И когда у меня будет заработок, тогда попробую дизайн. Чтобы не зацикливаться на чем-то одном и развиваться в разных направлениях.

— Если говорить о твоих успехах: ISU включил тебя в шорт-лист премии как лучшего новичка. Как тебе это, ожидала?

— Вообще не ожидала! Это очень приятно. Это не какая-то ответственность, а показатель того, что я понравилась зрителям. Эта номинация очень подняла мне настроение. Когда я увидела, что попала в топ-3, то даже выставила на своей страничке в социальных сетях. Это очень приятно. Буду стараться показывать высокие результаты, поднимать уровень фигурного катания Эстонии еще выше.

— Какие были самые запоминающиеся моменты в фигурном катании в прошлом сезоне?

— Первое — преодоление себя. Было очень много моментов, где надо переходить через себя. Было сложно выступать после болезни. У меня в прошлом сезоне было столько соревнований. Везде я хорошо выступала, показывала неплохие результаты. Была воодушевлена. И уже под конец сезона не хватило немного сил, энергии. Потом я отдохнула неделю в Африке, и началось все заново: новые программы, эмоции. Все было хорошо.

— А если говорить не о тебе: запомнились выступления других фигуристов, результаты?

— Я очень рада за Каори Сакамото и Луну Хендрикс, когда они завоевали свои медали. Я видела эти эмоции. Очень за них рада. Как и за Аню Щербакову на Европе — я видела, что изначально у нее не получалось. Но она преодолела себя, собралась в один момент и по максимуму откатала свою программу. Я этому учусь: сделать свою работу в нужный момент. Про Олимпиаду говорить не хочу — там слишком много всего было. Меня это не касается, я всего не видела.

Новости