"Наш спорт – затратный, пришлось поработать таксистом". Русский хайдайвер едет на ЧМ в Корее за золотом

16 июля 2019, 17:30

Статья опубликована в газете под заголовком: «Артем Сильченко: "Наш спорт – затратный, пришлось поработать таксистом"»

№ 7972, от 17.07.2019

Артем Сильченко. Фото Instagram
35-летний россиянин Артем Сильченко рассказал "СЭ" о подготовке к чемпионату мира по водным видам спорта в Кванджу.

Артем Сильченко 
Родился 3 февраля 1984 года в Улан-Удэ. Спустя полгода после рождения сына мать вернулась в родной Воронеж, где Артем живет по сей день.
С четырех лет начал заниматься прыжками в воду. С 2005 года переключился на клифф-дайвинг (прыжки с природных скал, утесов) и хай-дайвинг (прыжки с искусственно сооруженных вышек).
В 2006 году выиграл чемпионат мира World High Diving Federation. В 2013-м победил в Мировой серии Red Bull Cliff Diving. Двукратный серебряный призер и двукратный бронзовый призер Мировой серии. В 2015-м завоевал бронзовую медаль на чемпионате мира по водным видам спорта.

Чемпионат мира по водным видам спорта в Кванджу в самом разгаре. Синхронистки и синхронисты штампуют золотые медали, прыгуны в воду всего мира пытаются допрыгнуть до китайцев со всевозможных вышек и трамплинов – но пока тщетно. Корейские ватерполистки проигрывают невообразимые 0:64 венгеркам – хорошо, что еще не утонули. Плавание на открытой воде переносится резко перед стартом из-за кораблей – перед чемпионатом организаторы неожиданно узнали, что Кванджу – порт. Наконец, где-то на подходе к бассейну главные звезды – пловцы.

Вроде бы все виды спорта перечислили? Нет, не все. На чемпионат мира также обосновались высотные прыжки в воду или хай-дайвинг. Мужчины прыгают с 27 метров, женщины – с 20. Единственным российским призером в этом виде является Артем Сильченко, который взял бронзу ЧМ-2015. Сегодня он вылетает из Воронежа через Москву в Корею. И несмотря на уход с постоянных пьедесталов, которые были несколько лет назад, рассчитывает биться за золото.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Есть еще порох...🤘🤘🤘#redbullcliffdiving #highdiving #Russianatlets

Публикация от Artem Silchenko (@artemsilchenko)

Меня сдерживают. У нас разногласия из-за турнира в Крыму

– Видео своего прыжка на недавнем турнире в Италии вы сопроводили подписью "остался еще порох". Как с ним перед чемпионатом мира?

– Порох, надеюсь, не отсырел (смеется). Все, что можно было выжать из подготовки в стационарном бассейне, на 10-метровой вышке – все готово на сто процентов. Физическая форма идеальная. Насколько можно подготовиться к чемпионату мира по хайдайву без самого хайдайва – настолько я готов.

– Без хайдайва – потому что в России нет условий?

– У нас нет ни одной базы для подготовки, прыгать сейчас негде.

– В Крыму же проходят соревнования.

– Да, мы проводим там соревнования с 2017 года. И в этом после чемпионата мира все лучшие к нам приедут – 10 августа в поселке Симеиз. Но для тренировок нужно установить платформу, нужны водолазы, все это затратно. Я не могу себе этого позволить.

– Вы тренировались в Воронеже?

– Да, с наставником, который учил меня прыгать с детства, прекрасно знает мои возможности. Он меня и сейчас ведет.

– У вас не так много соревнований в этом году – клифф-дайвинг в Италии и Кубок мира в Китае. Семейные обстоятельства, упор на тренировки?

– В этом году я не отобрался в Мировую серию. Когда мы начали проводить мероприятие в Крыму, начались некоторые разногласия с организаторами серии, особенно в первый год. Они не очень хотели, чтобы спортсмены приезжали в Крым.

– Политика?

– Да. Я-то спортивный директор, моя задача как организатора – все сильнейшие. Поэтому мне дали один этап, так сказать, за заслуги, но не больше. Меня сдерживают. Еще один турнир в Италии перед чемпионатом мира, на который я рассчитывал, отменился. Что есть, то есть.

Уезжать из России не хочется. Но, вероятно, придется

– А как тогда зарабатывать? Я так понимаю, что хайдайверы деньги получают призовыми. У вас есть другая работа?

– Работа была всякая. Я вот недавно несколько месяцев таксистом покатался. Надо же как-то семью кормить. Почему бы и нет? Такая же работа, как и остальные. Спорт, конечно, приносит определенные расходы.

– В такси вас узнавали? Какая реакция, что признают в вас чемпиона мира?

– Ну, я же не представляюсь: "Здравствуйте, я ваш водитель". Но раз пять было. Фотографировались, радовались. И ехали дальше. Многие хайдайверы также работают в шоу. Я от них отказался – во-первых, в связи со спортом, во-вторых, после рождения детей. Но сейчас подумываю вернуться к истокам.

– В Китай?

– Круизные лайнеры на Карибах. Работа есть. Артистам моего класса не очень сложно найти работу. Уезжать из России не хочется, но, вероятнее всего, придется.

– Сколько стоит одно шоу?

– Очень сильно зависит от шоу. Артисты Cirque du Soleil получают порядка 5000 долларов в месяц. В целом в этой сфере можно зарабатывать от одной до семи-восьми тысяч.

– Канадский цирк тоже ищет прыгунов в воду?

– Конечно. Одно из старейших шоу у них – Eau (от франц. "вода". – Прим. "СЭ") в Лас-Вегасе, там работает много моих друзей. Но в сам Cirque du Soleil у меня не было цели попадать, есть альтернативные шоу, которые не уступают в качестве.

Китайские прыгуны могут ломаться морально

– На первой неделе чемпионата мира по водным видам спорта Китай недосягаем в классических прыжках в воду. Вы много лет провели там. Как с ними бороться? Натурализовывать?

– Да нет, на самом деле, их можно спокойно напрягать. Их школа лидирует на протяжении многих лет, это понятно. Но есть отдельные спортсмены, которые способны бороться на равных. И если они идут вровень до четвертого-пятого прыжка, то очень часто китайцы не выдерживают и ломаются морально. У нас есть Женя Кузнецов, Илья Захаров, несколько иностранных спортсменов.

– То есть, нужно просто додержаться до последних прыжков самому?

– Конечно. Когда выходишь бороться с китайцами – в первую очередь борись с собой, а не с ними. Тогда их стена сломается.

– На Играх в Токио у россиян есть шансы против китайцев?

– Однозначно, у нас очень сильная команда. В этом году Илья травмирован, но очень сильные ребята на вышке. Девочкам надо поднажать, а пацаны у нас конкурентоспособные и не раз обыгрывали китайцев.

– Реально включение в олимпийскую программу хайдайва наряду с классическими прыжками?

– Вопрос, скорее, риторический. Это было бы забавно. Интересно посмотреть, что из этого выйдет. Хайдайв в данном случае напоминает серфинг, который тоже включили в Олимпиаду. Серфинг – это когда парень с длинными волосами на пляже с доской под мышкой получает удовольствие, потом ловит волну. Если подводить этот спорт под определенный критерий оценок и серферы станут спортсменами – он потеряет душу. Наверное, он не совсем подходит для Олимпиады в классическом понимании.

Хайдайв – это образ жизни, мышления. Общение между спортсменами здесь совсем не такое, как в прыжках в воду. Сейчас, даже когда спортсмены собираются у нас в Ялте – это одно общение, а на чемпионате мира, когда мы представляем еще и страны, теряется самобытность. Но думаю, появление хайдайва на Олимпиадах реально и, более того, необходимо именно Олимпиадам. Хайдайв – один из самых зрелищных видов спорта, который существует. Не ввести его будет неразумно. Но спортивным функционерам виднее.

Когда побеждал – был пик страха

– В Италии на этапе Мировой серии по клифф-дайвингу вы были в "десятке". В Кванджу на какой результат рассчитываете? Чувствуете в себе силы взять медаль?

– Сил очень много, и я давным-давно говорю, что когда я перестану претендовать на первое место, я уйду. У меня сейчас новая программа, все слепые входы. А такой вход в воду позволяет прыгать на наивысшие оценки. Есть четыре рабочих прыжка, которые я умею делать на десять баллов. Вопрос – насколько я готов их сделать в данный момент времени. Но что я один из претендентов на золотую медаль чемпионата мира – это безусловно. Иначе я бы не поехал.

– Сколько еще лет планируете прыгать, есть определенная возрастная планка?

– Честно говоря, нет. Я на каждый год выхожу – как на последний. Потому что спорт опасный, травмы мы иногда получаем очень серьезные. Но сейчас я полон сил и желания. Дошел до того состояния, когда мне нравится прыгать хайдайв. Раньше было страшно, когда шел – еще перебарывал себя. Сейчас я могу позволить себе расслабиться и получать удовольствие. Выхожу на вышку с улыбкой – и она не натянутая.

– То есть, страшно было в те времена, когда вы выигрывали соревнования, лет пять назад?

– Вот да. Я бы сказал, тогда и был пик страха. Когда я усложнил программу, которую делаю до сих пор. Но тогда я только начинал ее исполнять. Я был хорошо пристрелян к хайдайву, потому что прыгал в те времена в шоу. Именно это позволило мне одержать ряд побед. Сейчас я не пристрелян к нему, но при этом уверенность и спокойствие внутри гораздо сильнее.

– Вывод: страх помогает побеждать?

– Результат помогают показать тренировки. У меня нет 27 метров, я тренируюсь с десяти. Ну представьте, пловец будет заниматься в 10-метровом бассейне. Он сможет отдельно отработать старт, гребок, разворот, но если его поставить сразу на Олимпиаду против лучших на 50 метрах – он проиграет при всех идеальных компонентах по отдельности. Тут то же самое. Все элементы прыжка я делаю идеально. Но смогу ли я его собрать в одно целое здесь и сейчас, за сотые доли секунды – это покажет чемпионат мира.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
3
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир