21:38 25 июня 2014 | Бобслей

Георгий Беджамов:
"В Сочи мы недобрали четыре медали"

Георгий БЕДЖАМОВ. Фото Антон СЕРГИЕНКО, "СЭ"
Георгий БЕДЖАМОВ. Фото Антон СЕРГИЕНКО, "СЭ"

В Министерстве спорта России прошла отчетно-выборная конференция Федерации бобслея России. По ее итогам президентом еще на четыре года единогласно переизбран Георгий Беджамов. После окончания конференции он поделился с журналистами своим видением развития бобслея в стране.

– Волнение есть, потому что я снова повесил на себя ответственность на четыре года, – поделился Беджамов. – При этом я понимаю, что важно не пересидеть. Предыдущую задачу, связанную с успешным выступлением на Олимпийских играх, мы выполнили на "отлично". Посмотрим, что будет дальше. Если в ближайшие четыре года удастся качественно выполнить поставленные задачи, я буду полностью удовлетворен.

– Одно из важнейших направлений на следующий цикл – развитие инфраструктуры в стране. Означает ли это, что основной упор будет сделан именно на это, а не результаты, как то было перед Сочи?

– Отделять такие вещи нельзя. Тем более, после нашего успешного выступления на домашних Олимпийских играх все будут ждать от команды только побед. Продолжать выигрывать не менее важно, чем, скажем, создать школу пилотов.

– Главный тренер Пьер Людерс и старший по скелетону Вилли Шнайдер остаются еще на четыре года?

– Да.

– Планируется, что им на смену придут уже отечественные специалисты?

– Конечно. Мы ведь и Людерса со Шнайдером пригласили не от хорошей жизни. Но если бы после сезона-2011/12 оставили все по-прежнему, у нас бы сегодня не было столько побед. А они уже подготовили программу на новый четырехлетний цикл. При этом мы намерены проводить курсы повышения квалификации для наших тренеров.

– Вас, как руководителя федерации, не волнует, что выборы проходили на безальтернативной основе?

– Беспокоит. Поэтому и нужно сейчас все взрастить. Когда я пришел, ситуация была, прямо скажем, крайне сложная. Сегодня также есть много незакрытых тем, но, по крайней мере, уже никто не тратит лишнюю энергию на такие бытовые направления, как форма, инвентарь, зарплата. Эти этапы отлажены, и мы обсуждаем только реально проблемные вопросы.

– И все-таки: вы за четыре года так прониклись любовью к бобслею или сейчас просто не на кого оставить это хозяйство?

– Этот вид спорта мне уже как родной! Но это не говорит о том, что если будет более достойная кандидатура, я буду всеми силами пытаться остаться.

– Поговаривают о возможном выдвижении в будущем на пост президента Александра Зубкова.

– Нет проблем. Если Саша справится, то почему нет? Но о нем говорить пока вообще преждевременно – дальнейшая спортивная судьба у Зубкова пока не ясна. В любом случае, Александр с избытком отдал долг своей стране, и какое бы решение он не принял – мы поддержим его. Он уже сделал для российского спорта больше, чем было возможно.

– Что собираетесь делать с женским бобслеем?

– Усиливать, потому что еще никто не отменял золото в этой дисциплине. Мы впервые приобрели им бобы, будем привлекать сильных тренеров, еще тщательнее заниматься селекцией. В эти четыре года будем развиваться по всем направлениям, потому что моя задача – заложить такой фундамент, чтобы во всем мире Россия ассоциировалась как ведущая бобслейная держава.

– Если в 2018-м команда завоюет на Олимпийских играх как и в Сочи – три золота и бронзу – вы будете удовлетворены?

– Хотелось бы уже больше. Говорили со Шнайдером, и я спросил у него: "Виля, а возможно ли, чтобы в Корее мы занимали весь пьедестал, как голландские конькобежцы в Сочи"? Он ответил утвердительно. Может задним числом говорить неправильно, но в феврале мы могли выиграть еще две медали в мужском бобслее, и две – в скелетоне. Ну, уж две-то мы точно могли взять! Обидно. Зато теперь есть к чему стремиться.

– Строительство новых трасс планируется?

– С этими нужно разобраться. Для развития, в первую очередь, нам нужны разгонные эстакады во всех ведущих регионах страны. Этого будет вполне достаточно. А базовыми останутся трассы в Сочи и Парамоново. Там же будут открыты школы пилотов.

– Есть вероятность, что в России будут производиться бобслейные детали?

– У нас всегда были кулибины. Будем работать над данным вопросом. Эта проблема меня волнует.

– В международных федерациях многих зимних видов спорта происходят серьезные перемены – где-то убирают дистанции, где-то наоборот добавляют новые дисциплины. Что-то изменится в бобслее?

– Процесс уже пошел. Перевернута страница, которая многое сдерживала. Теперь в руководстве международной федерации совершенно новое поколение людей, со своим видением и настроением.

– Для России это на руку?

– Конечно.

– Просто не понятна суть перемен.

– Скоро все увидите. Сейчас стоит задача сделать бобслей более популярным и привлекательным видом спорта. Тогда вид спорта сможет начать развиваться в совершенно иной динамике.

– Ваши функции на посту вице-президента Международной федерации бобслея?

– Ключевые в том, чтобы сделать бобслей популярным, а, соответственно, смотрибельным и богатым.

Загрузка...
Материалы других СМИ