22:10 20 мая 2014 | Биатлон

Прохоров сдал пост Кравцову:
как это было

Вторник. Москва. Александр КРАВЦОВ и Сергей КУЩЕНКО. Фото Татьяна ДОРОГУТИНА, "СЭ"
Вторник. Москва. Александр КРАВЦОВ и Сергей КУЩЕНКО. Фото Татьяна ДОРОГУТИНА, "СЭ"

Выборы президента СБР прошли без неожиданностей – как накануне и предсказывал "СЭ", за явным преимуществом победил глава Центра спортивной подготовки сборных команд России Александр Кравцов

Екатерина КУЛИНИЧЕВА
из Измайлова

МАЙСКИЕ ТЕЗИСЫ

Можно было не сомневаться, что теперь уже бывший глава СБР посчитает нужным уйти ярко. Градус всеобщих ожиданий подогрели и обещания представить общественности некое "завещание".

Майские тезисы Прохорова оказались небольшой голубой брошюрой. Самую забористую ее часть бывший президент СБР озвучил в своем отчете в начале конференции, назвав это развенчанием мифов. Тезис первый: никаких секретных и эффективных советских разработок, способных заставить современных российских биатлонистов бежать быстрее Фуркада и Домрачевой, не существует. Как и дружной биатлонной семьи, о которой сам Прохоров с удовольствием рассказывал все шесть лет своего правления. Это, собственно, тезис №2.

В остальном в книжке все было по делу: вносить новое, не забывая про фундамент… контроль за подготовкой тренерских кадров… перераспределение обязанностей по медицинской части... Только вот, как справедливо заметили многие, тезисы больше походили на предвыборную программу, чем на отчет о проделанной работе.

В итоге бурную дискуссию участников конференции вызвал вопрос: есть все-таки в российском биатлоне дружная семья или нет. Как будто именно от решения этого вопроса зависят будущие российские медали и эффективная работа самого СБР. Что характерно, с постулатом об отсутствии секретных, но эффективных советских методик никто не спорил. Так что не исключено, что во многом бизнесмен был прав.

Александр Кравцов:
"У Прохорова было много грамотных мыслей"

ВОСЕМЬ НЕГРИТЯТ

Ход самих предвыборных дебатов как нельзя лучше описывает стихотворение из канонического детектива Агаты Кристи. Очень быстро кандидатов осталось пять. Потом четыре, три… Дело почти дошло до хрестоматийного "И никого не стало". Было, конечно, ожидаемо, что кто-то из 8 человек возьмет самоотвод. Но что процесс будет носить столь массовый характер… Шесть человек, как оказалось, пришли к выводу, что будут полезнее российскому биатлона на другой работе. Многие даже не стали озвучивать хотя бы часть собственных докладов.

До стадии голосования в итоге добрались всего двое: фаворит предвыборной гонки Александр Кравцов и 33-летний Алексей Ермашов. Последний вообще произвел впечатление единственного из "прочих претендентов", подготовившегося как следует. Сомневаюсь, что Ермашов всерьез надеялся выиграть эти выборы. Однако его доклад как никакой другой изобиловал конкретными предложениями, замечаниями и наблюдениями. И в итоге был замечен не только Сергеем Кущенко, отдавшим главе карельского биатлона свой голос.

К слову, именно Ермашов, а не "самоотводчики", удостоился первой похвалы от нового руководителя. Кравцов даже предложил внести кандидатуру инициативного молодого человека в число соискателей членства в Правлении СБР. Но оказалось, что это противоречит порядку, прописанному в уставе организации.

– Изначально я шел на выборы однозначно с серьезными намерениями и готов был бороться, – пояснил Евгений Редькин, по собственному признанию изменивший решение, а вместе с ним и суть своего выступления, только в день конференции. – Александр Кравцов – по своему авторитету единственный из кандидатов, кому я могу уступить. Я много общался по этому поводу, в том числе и в Министерстве спорта. И согласен, что этот человек принесет больше пользы на данном посту, в том числе для нас, регионов.

– Почему вы не последовали примеру большинства? – вопрос Ермашову.

– Причин несколько. Первая: ответственность перед регионом. Сегодня люди как минимум узнали о Петрозаводске и о том, что там тоже неравнодушны к биатлону. Скажу честно, я не знал, что будет такой тотальный сход. Сам лично пожалел, что вместо 20 минут дали только 10 и выступление пришлось сократить. Я сознательно не выставлял свою кандидатуру на несколько позиций: в президенты, в правление, еще куда-то. В президенты не прошел, стал членом Совета СБР. Что не попал в правление, не жалею.

Выборы президента СБР заняли в итоге меньше часа. Для сравнения: состав правления СБР, где кандидаты никаких программ не зачитывают, выбирали больше трех часов.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ