17:30 31 августа 2011 | Биатлон

Михаил Прохоров:
"Можем догнать конкурентов в ближайшее время"

Михаил ПРОХОРОВ. Фото REUTERS
Михаил ПРОХОРОВ. Фото REUTERS

Корреспондент "СЭ Интернет" провел день рядом с президентом СБР, который посетил в Москве воспитавшую двукратную олимпийскую чемпионку Ольгу Зайцеву биатлонную школу.

Андрей СИЗЯКИН
из Москвы

Для начала руководство ГОУ ДОДСН "ДЮСШ" № 43 провело экскурсию для главы российского биатлона, пожаловавшись на нехватку инвентаря. В свою очередь Прохоров пообещал исправить ситуацию и включить в программу по развитию биатлона до 2020 года снабжение детско-юношеских школ всеми необходимыми тренажерами и аппаратами для слежки за здоровьем юных спортсменов.

Сразу же при выходе из школы главу СБР взяли в кольцо родители юных спортсменов и начали жаловаться. Среди них не было претензий к Союзу биатлонистов России - в основном они касались непосредственно московского руководства федерации, которая, по их словам, ничего не делает для развития этого вида спорта в столичном регионе. На что Прохоров заметил:

- Мы решаем все постепенно. Невозможно сделать всё и сразу. Вот были затруднения с винтовками, когда на соревнованиях пуля даже до мишени не долетала.  Что сделали мы? Мы разработали нашу винтовку и заказали ее. Вот уже 2 000 сделали и отдали их в эксплуатацию школам. То же самое с лыжами. Сейчас занимаемся этим вопросом. К сожалению, российские производители пока не дотягивают до определенного уровня. Смотрим, с кем можно договориться. Но приоритет отдаем нашим производителям, чтобы лыжи были получше, чем есть сейчас. Мы же не можем сделать так, что наши дети будут на дровах бегать. Все это входит в программу развития до 2020 года. При всех моих возможностях, сразу сделать все невозможно. Мне важно, что вы меня поддерживаете и у вас есть энтузиазм. Со временем будем дарить школам больше винтовок, больше лыж. Кроме того, в этой программе есть пункт о ремонте школ. Семь из них будут сданы вообще под ключ - "от и до". И еще в 50-70 школах поможем. У них, как правило, присутствует проблема с денежными средствами.

Еще одна проблема заключается в том, что мне как главе федерации школы не подчиняются. Вот такая странная история. Вы знаете, я даже тренеров не могу лицензировать. Очень часто наших детей тренируют те люди, которых и близко подпускать к ним нельзя. Поэтому мы пытаемся, во-первых, забрать лицензирование себе, а во-вторых, чтобы с нами согласовали бюджет. Считаю, полным идиотизмом, когда родители вынуждены оплачивать сборы своих детей. С этой проблемой я знаком, и мы ей занимаемся. Но не все получается.

- Еще есть большая проблема в том, что в Москве детям негде заниматься биатлоном, - вступила в разговор одна из мам. - Вот где им заниматься биатлоном?

- Повторюсь, проблема в том, что мне не подчиняются спортивные школы. СБР - это вообще общественная организация. Мы тратим огромные деньги. Теперь их надо довести до детей. Основа нашей подготовки - не только сборная, а еще и дети. Если мы сейчас не поднимем их на спорт, то через пять лет наши результаты еще больше ухудшатся. Вы же видите, что мы и так отстаем.

Вот конкретно с винтовками - помочь могу, с оборудованием - могу, а школы мне не подчиняются. Сейчас мы еще отбили землю в Битцевском парке. Скоро совместно с правительством Москвы построим там спортивный комплекс, чтобы дети могли там заниматься. Подчеркну, я все проблемы знаю, но не все могу решить. А тем, что могу, занимаюсь. Есть пока еще вещи, которые я пока не могу решить.

В конце эмоциональной беседы Прохоров поручил одному из своих помощников записать номера телефонов трех самых активных женщин, пообещав им места в общественном совете при Федерации московского биатлона. После этого глава СБР вышел на импровизированную сцену и поздравил победителей эстафеты, завершившейся несколькими минутами раньше, подарил школе 20 винтовок отечественного производства и сказал напутствующую речь юным спортсменам. Те в свою очередь окружили Прохорова с просьбами об автографах и совместных фотографиях. Сложилось впечатление, что даже  если бы в ту минуту на территорию школы зашли, условно говоря, Тарьяй Бе или Магдалена Нойнер, и они не смогли бы оторвать детей от главы СБР. После того как все просьбы ребят были любезно выполнены, Прохоров ответил на вопросы собравшихся журналистов.

- Скажите, пожалуйста, в каком состоянии сейчас находятся детско-юношеские школы?

- У всех своя ситуация. Но проблем, конечно, очень много. Причем проблемы эти связаны не только с ремонтом помещений, но и с квалификацией тренеров, а также с системой подготовки. И в рамках нашей программы развития до 2020 года мы намерены сделать акцент именно на развитии детского биатлона. Сюда входит ремонт школ под ключ и их оборудование всеми необходимыми инструментами для подготовки спортсменов. Но и этого недостаточно. Также будем переучивать тренеров и лицензировать их, хотя такого права пока у нас нет, но мы намерены добиваться его.

Мы хотим заразить всю страну биатлоном, потому что это наш вид спорта. Мы все-таки живем на севере. Всегда хорошо бегали на лыжах и были прекрасными воинами - хорошо стреляли. А сочетание бега на лыжах со стрельбой - это вид спорта, который является уделом сильных людей. И мы будем продвигать его.

- А для чего устраиваются подобные мероприятия?

- Это привлекает внимание общественности к тому, в каком положении находится сейчас отечественный биатлон. Поэтому те родители, которые вкладывают деньги в собственных детей, делают настоящий подвиг. Потому что, к сожалению, зачастую у спортшколы нет возможности профинансировать необходимое питание, а иногда даже сборы. Это беда, с которой мы совместно с органами власти работаем. Не будет здоровых детей - не будет чемпионов.

- Не могли бы вы рассказать о летней подготовке основной сборной России…

- У нас, как вы знаете, каждый год эксперименты. Поэтому сейчас сборные готовятся по новой системе - и мужская, и женская. Там есть свои нюансы, которые я не хочу раскрывать, потому что, благодаря вам, это могут узнать наши конкуренты. В частности, все ноу-хау, применяемые нами. И мне кажется, лучшим способом проверить, правильно или неправильно мы движемся, - узнать у спортсменов. Да, они говорят, что тяжело, но при этом подчеркивают, что им интересно. Не сомневаюсь в том, что наши результаты будут расти. Сейчас мы используем все лучшее, что было наработано у нас, и все лучшее из-за границы. Очень важно -е слепо кого-то копировать, а создавать новое. То есть, используя наши наработки и западных конкурентов, создавать новые методики. За этим будущее. Если мы этого не сделаем, то тогда будем отставать. К сожалению, мы сейчас пока отстаем. Но это отставание некритично, поэтому можем исправить ситуацию и догнать конкурентов в ближайшее время.

- На сколько нынешний тренерский состав близок к тому, который будет работать на Олимпиаде 2014 года?

- Спорт - это конкуренция. Поэтому конкуренция есть как среди спортсменов, так и среди тренеров. Если вы думаете, что место за каждым уже закреплено, то вы сильно ошибаетесь. Это нарушает спортивные принципы. Нарушает принцип справедливости. Поэтому в наших планах есть и ротация спортсменов, и тренерского штаба. Если один специалист или штаб не показывают результат, то мы будем пробовать новых и наиболее талантливых. Именно в этом состоит успех. Должна быть постоянная конкуренция. Одна команда борется с другой - только в этом случае будут победы и профессиональная устойчивость. Как только место за кем-то закреплено, прекращается развитие. Я за конкуренцию.

- Понятно, что пока сложно говорить, но все же скажите - какие планы на предстоящий сезон?

- Выступить лучше, чем в прошлом году. (Улыбается.) Я вообще не люблю делать прогнозы в спорте. Сейчас есть более важная задача. Нужно, чтобы вся система начала приходить в новое качественное состояние. Мы довольно много сделали за последние два года. Может, это не так заметно для глаз, но, тем не менее, много изменений уже внедрено. Они обязательно дадут результат.

В нашей ситуации есть два подхода. Первый - возможно, ничего не делать, не брать риск на себя и медленно падать. Результаты будут ухудшаться и в дальнейшем. Второй - можно взять на себя риск, пойти на эксперимент ради того, чтобы показать хорошие результаты. Мне первый путь неприятен, а второй путь - единственно возможный. Поэтому это вопрос выбора. Знаю, что нас будут критиковать. Это нормально. Значит, спорт живет и развивается.

- Вы в последнее время много поездили по биатлонным школам. Какие у вас впечатление - все так, как вы ожидали, или результат вас разочаровал?

- Я много лет был директором "Норильского никеля". И по специфике своей работы ездил везде, поэтому меня удивить невозможно. Конечно, очень часто сердце кровью обливается. Но здесь надо давать отчет себе в том, что, вместо того чтобы кричать на каждом углу о крахе, надо составить план и по нему спокойно идти. Есть люди, которые кричат и ничего не делают. А есть спокойные, как каток, которые придерживаются своего плана.

Не было российской винтовки - сделали же. Как детская винтовка, она одна из лучших в мире. Но это же надо было сделать. Мы собрали детских тренеров, составили требования, спросили, чего не хватает, узнали, какая должна быть винтовка. А что мы говорили два года назад? Невозможно! То же самое и со всем остальным. Есть люди, которые изменяют, а есть люди, которые возбуждают. Нужны и те и другие, но я больше ценю тех, кто изменяет среду. У нас команда созидателей. Мы обладаем хорошей стрессоустойчивостью. В принципе, мы слышим критику. Конечно, приходится корректировать некоторые вещи, потому что невозможно быть правым во всем. Тем не менее, мы нашу программу реализовываем.

Думаю, что биатлон уже по популярности приближается к футболу. Надо брать самые высокие вершины. Биатлон должен быть самым популярным видом спорта в стране. Вот такую цель я поставил.

- Вопрос про вашу личную стрессоустойчивость. У вас в последнее время значительно прибавилось дел - вы возглавили одну из политических партий. Как вы все успеваете?

- Хорошо организованный человек никогда и никуда не спешит. Нужно меньше лежать на диване и думать о смысле жизни.

- А наша команда выйдет вперед с Пихлером? - задал вопрос парнишка, которому на вид лет шесть.

- (Улыбается.) Мы не просто выйдем вперед с Пихлером. Он нам поможет воспитать ярких и молодых тренеров. Мы за ним поставили целую команду, которая ходит и смотрит. Это Павел Ростовцев, например. Он учится. Павел - очень талантливый человек. Ему нужен специалист, который является опытным и самым лучшим тренером. Считаю, что Пихлер - самый лучший тренер мира среди женских команд. Если уж мы берем кого-то или что-то из-за границы, то надо брать самое лучшее. Чтобы у нас была возможность подготовить смену. Через два-три года людям, которые сейчас рядом с Пихлером, смогут получать ответственные задания.