В Эфиопии резко обострилась война. Столица под угрозой, легкоатлеты бегут, мирит стороны Гебресилассие

Эфиопская бегунья Гебреселама на тренировках в Тиграе. Фото World Athletics Ситуация на ноябрь 2021 года. Хайле Гебресилассие. Фото Getty Images Сифан Хассан. Фото Getty Images Циги ГебреселамаВикипедия. Фото Getty Images
Существует реальный риск распада страны, а легкая атлетика уже развалилась.

Война с непредсказуемой развязкой

По миру идут десятки вооруженных конфликтов, большинство из них носят замороженный или спорадический характер. Самая заметные и динамичные боевые действия сейчас идут в Эфиопии — о них немного пишут в России, а стоило бы. За последнюю неделю ситуация резко активизировалась, на кону стоит сохранение страны в нынешнем виде.

Небольшая предыстория: Эфиопия — очень необычная африканская страна с христианской религией, очень похожей на православие, собственным алфавитом и множеством национальностей, которым непросто уживаться на территории размером с три Германии. В ноябре 2020 года противостояние вспыхнуло в северном регионе Тиграй. Тиграйцы посчитали, что межэтнический баланс соблюдается не в их пользу, и начали сепаратистское движение. Они всегда играли большую роль в элитах, но народность составляет всего 6% от населения, и казалось, все завершится довольно быстро. Правительственные войска взяли столицу области Мекелле, им пришла помощь из Эритреи, бои переместились в горы. Можно было подумать, что загнанная под ковер тема больше оттуда не появится.

Но летом — осенью 2021-го в войне наступил коренной перелом. Неожиданно тиграйцы повели контрнаступление и отбили практически весь свой регион, а затем двинулись на юг, к столице Аддис-Абебе. В июле они перерезали стратегическую дорогу, ведущую к Индийскому океану и порту Джибути, через который в страну поставляется нефть. Ситуация стала настолько угрожающей, что премьер-министр Абий Ахмед призвал к оружию всех, кто может его держать. Особенно символично, что в 2019 году он получил Нобелевскую премию мира за урегулирование конфликта с Эритреей. Сейчас к тиграйцам присоединилась часть населения Оромии, вчера местные ополченцы взяли город в 53 километрах от столицы.

Ситуация на ноябрь 2021 года.
Ситуация на ноябрь 2021 года.

Что это значит для спортсменов?

Эфиопы известны как одни из лучших бегунов на длинные дистанции, и именно из Оромии многие олимпийские чемпионы. Однако в последние годы слава местных стайеров заметно пошатнулась. В том числе из-за внутренних распрей. Если в Лондоне-2012 Эфиопия взяла восемь медалей (3-2-3), то в Токио только четыре (1-1-2). А в Сиднее-2000 было четыре золотые! Интересно, что больше всех взяли как раз тиграйцы — две бронзы у девушек из этого региона, Гудаф Тсегай и Летесенбет Гидей.

Удивительно, но Гидей перед Олимпиадой пришлось пережить не только пандемию коронавируса, но и войну на родной земле. Прошлой осенью она установила мировой рекорд на 10 тысячах метров и вернулась к себе в Тиграй, где тренировалась. Однако вскоре началась операция правительственных войск, и Гидей пришлось отсиживаться под обстрелами несколько недель в доме и в убежище. «Я ни дня не прерывала тренировки из-за ковида, — говорит она. — Только из-за войны». В итоге тем бегуньям, кто тренировался у себя на севере, удалось переехать в Аддис-Абебу. Постепенно к звездам вроде Гидей присоединяются и другие. Однако еще весной коллега по тиграйской части сборной Лемлем Хайлу говорила, что с родственниками на севере связаться нереально — не работают телефоны, сотовая связь, интернет, а иногда вообще электричество. Все они продолжают выступать за Эфиопию, но «молятся за мир и согласие».

Циги ГебреселамаВикипедия. Фото Getty Images
Циги ГебреселамаВикипедия. Фото Getty Images

Но среди эфиопов немало вынужденных бегунов-беженцев из-за войны. Из Тиграя бежали еще в начале 2010-х. В сборной Германии есть неплохой марафонец Аманал Петрос, который брал медали молодежных чемпионатов Европы, а американский GQ посвятил целую статью команде эфиопских бегунов, которые пытаются заработать грин-карту своими результатами, подрабатывая слесарями и грузчиками. Назад возвращаться опасно — война за последние месяцы сильно ужесточилась, мирное население жалеть перестали. Количество беженцев перевалило за 400 тысяч человек, погибло около 10 тысяч.

Легкоатлеты пытаются примирить стороны

Любопытно, но урегулировать конфликт между сторонами пытался еще один эфиопский легкоатлет — великий Хайле Гебресилассие. Он родом из региона Оромия, который до некоторых пор соблюдал нейтралитет, но теперь выступил против центральной, амхарской власти.

Хайле Гебресилассие. Фото Getty Images
Хайле Гебресилассие. Фото Getty Images

48-летний Гебресилассие — один из самых успешных предпринимателей страны, после окончания карьеры он занялся гостиничным бизнесом, но впоследствии приобрел кофейную плантацию, открыл первый в стране частный кинотеатр и даже вложился в завод по производству Hyundai. Некоторые из его отелей за время войны попросту сгорели.

Легенда была среди старейшин, которые в течение года пытались инициировать мирные переговоры. Сам спортсмен отзывается о конфликте как о «войне между братьями». Но, как видите, усилия Гебресилассие не увенчались успехом.

Еще одну попытку призвать стороны к миру и выработке сдержек и противовесов между группами предприняла одна из самых успешных спортсменок Олимпиады в Токио нидерландка Сифан Хассан. Она родом из Эфиопии, уехала 14 лет назад. В Японии выиграла два золота и одну бронзу.

Сифан Хассан. Фото Getty Images
Сифан Хассан. Фото Getty Images

На дистанции 10 000 метров вообще создалась уникальная ситуация — весь подиум заняли эфиопки, но только бронзовая медаль отправилась в эту страну. Хассан завоевала золото, серебро было у представительницы Бахрейна Калкидан Гезань. Да, Эфиопия действительно потеряла много спортсменов из-за войн.

После побед на Играх Хассан выступила с очень сильной речью.

Я не жалею, что свалила из этой страны, и я даже не хочу возвращаться, проникновенно сказала Хассан. Мне очень больно, когда я думаю об этом. Это ужасно. Летесенбет — невероятная спортсменка. На земле, откуда она родом, сейчас насилуют детей. Вы можете себе представить, сколько там женщин с такими же мечтами, как у меня, а их насилуют! Если б я бы на месте Ахмеда, я бы ушла, отдала власть и сказала бы людям выбирать, что они хотят.

Ну вот они решают как могут.

Были в ее обращении и ностальгические нотки.

Я помню, как раньше молодые люди любили друг друга, теперь они ненавидят друга. Раньше они называли себя эфиопами, сейчас, я уверена, многие тиграйцы ими себя не считают, заключила олимпийская чемпионка.

Что-то эта риторика явно напоминает — какую страну потеряли и всё в таком духе. Надо делать выводы: война и милитаризм — зло. В том числе и для спорта.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

9