21:54 10 мая 2014 | ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА

Быть ли мировому рекорду в высоте?

Иван УХОВ. Фото REUTERS
Иван УХОВ. Фото REUTERS

11 мая в Токио пройдет первый этап "Мирового вызова" по легкой атлетике.

Основной интригой старта однозначно станет дуэль главных ньюсмейкеров мужской высоты последних лет – олимпийского чемпиона Ивана Ухова и действующего чемпиона мира украинца Богдана Бондаренко.

Если прогресс спортсменов будет продолжаться в том же ключе, их соперничество уже в этом сезоне выйдет на уровень Ники Лауды и Джеймса Ханта в "Формуле-1" или Карла Льюиса и Майкла Пауэлла в прыжках длину.

После уверенной победы в олимпийском Лондоне Ухов, по мнению большинства специалистов, включая рекордсмена мира Хавьера Сотомайера, должен был стать безоговорочным лидером мировых прыжков в высоту. Однако уже следующий сезон прошел под украинским флагом. Богдан Бондаренко, имевший перед летом-2013 довольно средний личный рекорд – 2,31 м – взорвал легкоатлетический мир стабильными прыжками на 2,40 м и совсем небезнадежными попытками на 2,46 м, что, напомним, на 1 см выше мирового рекорда Сотомайера, установленного еще в 1993 году. Остался за Бондаренко и московский чемпионат мира. Украинец со второй попытки преодолел невероятные 2,41 м, попутно пропуская высоты порядка 2,38 м. Ухов с 2,35 м остановился в шаге от пьедестала.

Российского прыгуна такой поворот не сломал. Не тот характер у Вани. Это он начал наглядно доказывать в зимнем сезоне, для начала прыгнув по рекорду России – 2,41 м – в Челябинске. А месяцем позже покорился следующий рубеж – 2,42 м. Это уже повторение рекорда Европы. Бондаренко зиму пропускал.

По заверению Евгения Загорулько, вопрос с мировым рекордом, которому уже перевалило за 20 лет, решится в этом сезоне. Слова легендарного тренера высотники делом поддержали уже на первом этапе "Бриллиантовой лиги" в Дохе. Выиграл его, как и полагается в День Победы, россиянин. Иван Ухов преодолел 2,41 м. Ни один из россиян на открытом воздухе выше еще не прыгал. Чем ответит Бондаренко? Об этом мы узнаем совсем скоро.

РУДОЛЬФ ПОВАРНИЦЫН: ПОСЛЕ ПРЫЖКА НА 2,40 М Я, КРОМЕ НОВОГО МИРОВОГО РЕКОРДА, НИЧЕГО В СВОЕЙ ЖИЗНИ НЕ ВИДЕЛ

О вероятности мирового рекорда порассуждал человек, который на себе испытал, каково это поднимать планку человечества на новую высоту. Причем свой мировой рекорд Поварницын установил уникальным образом – имея личный рекорд 2,26 м, советский спортсмен на Кубке СССР взлетел сразу на…2,40 м.

– В Токио очень интересный сектор, – ушел в воспоминания Поварницын. – Именно там был мой первый старт после мирового рекорда, и я не справился с начальной высотой 2,15 м. Это была катастрофа! После этого я прыгал в Токио еще несколько раз, но максимум, что мне там удалось показать – это 2,33 м.

Но предстоящие соревнования будут интересными. Правда, не уверен, что Богдан Бондаренко на первом же старте после полугодичного перерыва сумеет показать очень высокий результат. Я вот однажды отдохнул полгода – и так и не вернулся. Это большой период времени. Хотя если говорить о Богдане, то он находит исключения в любом правиле. Этот парень сделан из особенного теста. Богдан напоминает мне Владимира Ященко. Они оба ни от мира сего. Могут, например, высоко прыгать на соревнованиях, не сделав ни одного разминочного прыжка и даже не пробежавшись по разбегу. Для этого нужна уникальная психология. Хотя я все равно не уверен, что Богдан в Японии полетит высоко. За 2,30 м, конечно, прыгнет, но вряд ли за 2,40 м. В прошлом году на первом старте он прыгнул 2,33 м и сейчас я ожидаю чего-то подобного.

Что касается Ивана Ухова, то он – невероятное создание, в хорошем смысле этого выражения. Этот уникум может летать еще выше. Если честно, я удивился, когда он зимой выдал столь блестящую серию. За 2,40 м в Токио Иван прыгнуть может. Единственное его проблемное место – беговые шиповки. Не знаю, адаптируется он когда-нибудь к прыжковым или нет, но дело в том, что в Японии часто идут дожди, а лезть при такой погоде на сверхвысоты – это смешно.

Есть еще один высотник, который очень меня удивляет – Мутаз Баршим. Недавно он прыгнул 2,15 м "ножницами". Это нонсенс. Я, если честно, обалдел.

– Разделяете мнение Евгения Загорулько, что один из этих парней должен побить мировой рекорд уже в этом сезоне?

– С Петровичем я спорить не могу. Уж кто-кто, а он знает очень много. Этот человек научил прыгать многих и дал толчок, в том числе, моей карьере. Его мнение для меня очень авторитетно и если Евгений Петрович так считает – я полностью согласен.

– Вы один из немногих, кому удалось познать радость мирового рекорда. Что могли бы посоветовать ребятам, которые сейчас намерены штурмовать рубеж Сотомайера?

– Для этого должны совпасть все звезды. Посоветовать этой тройке я ничего не смогу, потому что они – совершенно уникальные и ни на кого не похожие пацаны. Единственное, что должно быть у каждого, кто хочет побить мировой рекорд – это смелость и вера в себя. У Богдана и Ивана это однозначно есть.

– В вашей смелости я не сомневаюсь. А вот в тот день, когда вы выходили на старт с личным рекордов 2,26 м – верили, что можете прыгнуть 2,40 м?

– Я всегда верил, что когда-то прыгну высоко. Когда я впервые прыгнул 2,15 м, то после соревнований украл планку и повесил ее у себя в комнате на базе на высоте 2,40 м. Так года полтора-два они и провисела, пока не переехал. А те 2,40 м – это, конечно, во многом стечение обстоятельств. Я был отлично готов, в хорошем настроении, стояла жара, как я люблю. Идеальные условия – они для каждого свои. Вот на Олимпиаду в Сеул я ехал в отличной форме и с единственной целью – побеждать. Но корейцы внезапно развернули яму в сторону беговых дорожек, а так, как разбег у меня длинный, большую его часть мне приходилось преодолевать по полю. Вы представляете, что это такое?

– Правда, что перед отъездом в Сеул вы на тренировке четыре раза из пяти прыгнули 2,37 м?

– Это перебор. Если так прыгать, то на соревнованиях смело можно рассчитывать на 2,45-2,48 м. Хотя во Владивостоке за две недели до отъезда успешная попытка на 2,37 м у меня была. Хотел попробовать 2,39 м, но главный тренер Игорь Тер-Ованесян за руку увел меня с сектора. Упрашивал его дать мне попытку, но он говорил, что прыгать надо будет в Корее. Хотя тогда я чувствовал, что готов на новый рекорд мира.

– А история про то, что после вашего прыжка на 2,40 м, с подачи Патрика Шеберга, у которого вы отобрали мировой рекорд, приехала комиссия из Швеции, которая начала математически изучать правдивость вашего прыжка – тоже присказка?

– Вот это было. Снимали, изучали, спрашивали… Понимаете, весь мир тогда готовился прыгнуть 2,40 м. Это же эпохальная цифра. Они поставили яму в тоже самое место, но я был готов очень здорово, и уверенно прыгнул 2,30 м. На 2,35 м, правда, "дернул" ногу, но и предыдущего прыжка их математикам хватило, дабы рассчитать и принять, что мой прыжок на 2,40 м был на самом деле. Форма была тогда потрясающая. Что-то похожее будет в олимпийском сезоне, когда я уже на первом старте в Братиславе прыгну 2,36 м – это, кстати, на тот момент квалификационный норматив на Олимпийские игры. После этого я перенес сразу на 2,43 м и до сих пор не понимаю, как в одной из попыток планка упала. Это по сей день настоящая загадка для меня.

– Насколько я слышал, после прыжка на 2,40 м у вас была настоящая мания установить новый мировой рекорд. Доходило до того, что вы переносили с 2,29 м на 2,42 м.

– Да, для меня победы на соревнованиях уже мало значили. Я хотел мировой рекорд. После того, как Игорь Паклин прыгнул 2,41 м, я был одержим идеей вернуть высший результат себе. Да и сейчас с Ваней Уховым тоже самое происходит – зимой с 2,34 м переносил на 2,44 м. Заставляет Шеберга седеть (улыбается). Но при всем этом, у меня было немало реальных моментов установить мировой рекорд.

– То есть, те, кто очень близко приближаются к мировому рекорду, кроме него уже ничего не замечают?

– Со мной было именно так. После прыжка на 2,40 м я в своей жизни ничего, кроме нового мирового рекорда, не видел. Это правда.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ