22:30 20 декабря 2016 | Теннис

Владимир Камельзон: "Выступить в Питере – знаковое событие для каждого игрока"

St. Petersburg Ladies Trophy в этом году станет еще интереснее. Фото REUTERS
St. Petersburg Ladies Trophy в этом году станет еще интереснее. Фото REUTERS

Заслуженный тренер России, наставник национальных сборных и член оргкомитета St. Petersburg Ladies Trophy в интервью "СЭ" подвел итоги года и рассказал о подготовке к февральскому турниру

– Вас как члена оргкомитета St. Petersburg Ladies Trophy можно поздравить: на турнир едет Винус Уильямс.

– Да, это уже официально.

– Насколько сложно было договориться с игроком такого масштаба?

– С игроками совсем нетрудно договариваться, если турнир хороший. Они это очень чутко чувствуют. Наши же турниры что мужской, что женский удивили весь мир своей отличной организацией и гостеприимством. Наши мужские соревнования посмотрели почти миллиард человек! А мы же показали Россию, показали Петербург. Теперь для каждого игрока побывать в Питере и выступить на турнире – это знаковое событие. С Винус очень быстро нашли общий язык.

– На плакатах также уже давно красуется Светлана Кузнецова. Это знаковое событие, что она сыграет в Санкт-Петербурге?

– Безусловно. Светлана провела очень хороший сезон, завершила его в десятке. Она родилась в Петербурге, является лицом города. И сама она рассказывала, что с большим удовольствием примет участие в соревнованиях.

– Ажиотаж с ее участием можно будет сравнить с тем, который вызвал приезд на сентябрьский St. Petersburg Open победителя Открытого чемпионата США Стэна Вавринки?

– Да вы что! Халеп играет, Цибулкова играет. Чемпионка итогового турнира года! Плюс Винус и Кузнецова. Уже не говорю о том, что все российские звезды приедут – Павлюченкова, Касаткина, и нашим молодым мы дадим сыграть. Это будет очень интересный турнир.

– Шла речь о том, чтобы пригласить и Марию Шарапову на показательный матч.

– Мы вели с ней переговоры, но есть юридическая преграда. Существует правило, что из-за своего наказания она не имеет права участвовать в матчах, даже показательных, если они проводятся в рамках официального турнира. А сама она очень хотела играть! И мы были готовы ее принять. Представляете, что бы было?!

Мы первоначально надеялись, что этот турнир может стать для Марии первым после возвращения, но ее дисквалификация составила 15 месяцев, и вернуться она сможет только в конце апреля. То есть даже Roland Garros будет для нее всего лишь пробой пера. Дай бог, чтобы она там дошла хотя бы до восьмерки сильнейших. Это уже было бы здорово. Но выступить в Париже она сможет только благодаря wild card.

– На ваш взгляд, французы предоставят ей специальное приглашение?

– Думаю, да. Кому давать, если не ей?! Она – украшение любого турнира.

– В уходящем году российский теннис обрел новую восходящую звезду и тут же ее потерял. Александр Бублик выстрелил, но теперь будет представлять Казахстан. Знаю, что вы высокого мнения об игре этого теннисиста.

– Да, это большая потеря. Лично я с ним много работал и сделал многое для того, чтобы он мог показать хороший результат. Вел его с лета прошлого года, с Открытого чемпионата Москвы. Но за моей спиной, я знал, с ним вели переговоры казахи. Они все-таки выиграли этот бой. А у меня не хватило сил объяснить, что одно дело играть, когда у тебя на спине написано "Россия", и совсем другое, когда – "Казахстан". Для сборной России это очень большая потеря.

– Что делать, чтобы в будущем такие ситуации не повторялись?

– Ничего не сделаешь. Профессиональный спорт – это же бизнес. Люди идут туда, где больше платят. Мы теряем игроков, потому что у нас нет возможностей. Разговаривали мы с Бубликом. Он задает вопрос: "Вот приеду я в Москву, и где мне тренироваться?" Но даже я не могу ему этого обеспечить. У меня в Белокаменной есть один зал, но не могу же я оттуда выгнать детскую школу и предоставить его Бублику на 6 часов. Я могу обеспечить тренеров, спаррингов, сам последить. Но нет в столице зала, где можно тренироваться 5 часов в день. А ведь еще нужен фитнес, врачи, административная работа… А в Астане стоит шикарный теннисный центр. С трибунами на 9000 мест и подтрибунными помещениями, где и спортзал, и чего только нет. Играйте – не хочу.

Мы не могли Бублику создать условий. Поэтому мы в Белокаменной вместе с нашими партнерами, компанией "ТХ Теннис", пытаемся организовать какую-то централизованную базу. Мне кажется, в Питере мы ее создадим даже быстрее, чем в Москве. Там нам идут навстречу.

– Но открытые чемпионаты Москвы останутся в календаре ITF?

– Да, мы проводим их уже восемь лет и будем проводить. Наша школа ведет большую работу, которую в общем-то проводить не должна. Задача детской школы – обучать детей теннису. А мы – единственные в мире, кто этим занимается. Но эти турниры небольшие, они скорее для молодежи.

Ирина Хромачева в этом году в феврале выиграла Moscow Open, а закончила год в Top-100.

– Хромачева – тоже одна из воспитанниц нашей школы. Они пришли к нам из "Спартака" вместе с Гавриловой. А потом Дарья уехала в Австралию. Сейчас стоит в Top-25 и играет против нас. Очень мне ее жалко. Считаю Гаврилову большой потерей для российского тенниса. Мы считали, что до первой мировой десятки ее можно довести. И она там еще окажется, вот увидите.

У Хромачевой же с психикой не очень хорошо. Хотя талант огромный: она левша, обладает хорошим видением и чувством мяча. Сейчас она повзрослела. Может быть, теперь дела пойдут в гору.

1
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
КОММЕНТАРИИ (1)

}}>Туда

В слове Петербург нет буквы "и", дорогие москвичи.

00:20 21 декабря 2016

СПОРТ-ЭКСПРЕСС Live!
СПОРТ-ЭКСПРЕСС Live!