19:19 3 апреля 2011 | Теннис

Мария Шарапова:
"Азаренко многое делала лучше, чем я"

Суббота. Майами. Мария ШАРАПОВА. Фото AFP
Суббота. Майами. Мария ШАРАПОВА. Фото AFP

Россиянка Мария Шарапова, проигравшая Виктории Азаренко в финале супертурнира в Майами – 1:6, 4:6, на послематчевой пресс-конференции отдала должное сопернице и рассказала о своих ближайших целях.

- Вы достаточно поздно вошли в игру, но во втором сете, казалось, имели шансы на успех. Но Виктории удалось справиться и с этим?

- Да, начинать показывать свою игру при счете 0:4 в первом сете – это действительно достаточно поздно. В матче против такой соперницы, как Азаренко, нужно сохранять предельную концентрацию и демонстрировать лучший теннис от начала до конца, а не предоставлять ей возможность за счет выигранных мячей увеличивать уверенность в своих силах. Она многое делала гораздо лучше, чем я. Была агрессивнее, лучше принимала и так далее.

- Вы всего на два года старше Азаренко, и со стороны может показаться, что она в каком-то смысле училась на ваших ранних победах. Замечаете ли вы сходство в вашей игре?

- Она показывает отличный, агрессивный теннис. Хорошо бьет под заднюю линию. Конечно, у нас есть несколько схожих черт. Правда, я не знаю, потому ли это, что она смотрела мои матчи, или просто так сложилось с самого начала.

- Вам лишь раз удалось удержать свою подачу. В этом есть какая-то проблема или это просто был не ваш день?

- Пожалуй, это был не мой день не только из-за подачи. Ведь по ходу встречи было немало моментов, когда я вела 30:0, 40:15, 40:0, но у меня не получалось использовать эту возможность. Несколько раз счет был "по 30" на ее подаче, но я плохо действовала на следующем приеме, что сразу же позволяло Азаренко почувствовать себя свободнее. Это давало ей всю уверенность мира.

- Перед началом этого турнира вы говорили о больших ожиданиях от Roland Garros. Что вы имели в виду?

- Для меня наступает очень волнительная часть года. Я обожаю лето, люблю играть на грунте. Чувствую, что длинные и интересные розыгрыши учат меня многому. К тому же Roland Garros – это единственный турнир "Большого шлема", который я не выигрывала, так что мне хотелось бы хорошо выступать там в этом сезоне. Без сомнений, это одна из моих основных целей. А после этого буду шаг за шагом подходить к травяному сезону.

- Вы вышли в полуфинал на турнире в Индиан-Уэллсе, в финал здесь, в Майами, со следующей недели вновь войдете в десятку лучших рейтинга WTA. Нужен ли вам серьезный титул для того, чтобы перед турниром "Большого шлема" почувствовать уверенность в своих силах или вы уже ее ощущаете?

- Вне зависимости от того, выигрываешь ты или проигрываешь, тебе всегда хочется улучшать свою игру. Лично я смотрю на это так. Полноценного удовлетворения от своего тенниса я никогда не испытывала – не думаю, что это было бы правильно. Я очень рада тому, чего добилась за эти три-четыре недели. Если бы вы видели, в каком состоянии я пребывала недель десять назад, то поняли, что у меня не получилось бы даже отыграть матч. Так что то, чего мне уже удалось достичь, – просто потрясающе. До Индиан-Уэллса я проболела три недели, но сумела восстановиться, поэтому могу сейчас гордиться собой.

- О чем вы подумали, когда Виктория дважды подряд не смогла перекинуть мяч через сетку при счете 3:0?

- Иногда такое случается. Я могла бы вести в счете, и такое бы произошло. Но я уступала, и эти ошибки соперницы мне практически не помогли. Что можно с этим поделать? Это спорт, это теннис. И в нем есть сетка.

- Можете рассказать поподробнее о своей болезни? Что было сделано неправильно при подготовке к Индиан-Уэллсу?

- Я просто заболела. У меня была простуда, и чувствовала я себя очень плохо. Я подхватила ее в Москве, затем с ней отправилась на турнир в Париж, после чего уехала домой, где получила еще и воспаление уха. В целом это была обычная простуда, но в то же время не совсем обычная. В итоге процесс восстановления занял достаточно много времени. Я потеряла вес и была абсолютно растренированной.

- Сколько дней вы пропустили из-за болезни?

- Почти три недели или две с половиной. Но при подготовке к американским супертурнирам я выкладывалась на полную, не жалея себя, провела несколько спаррингов, хорошо потренировалась с Томми Хаасом.

- В конце первого сета вы разговаривали с тренером. О чем?

- Он сказал мне, что я должна действовать агрессивнее с первого же мяча. В противном случае соперница сразу завладевает преимуществом и диктует на корте свои условия. Так и получалось по ходу всего матча.

- Что для вас значит возвращение в Top-10?

- Это означает лишь, что я побеждаю все больше и больше. Для этого мне пришлось проделать большой путь. Но своих целей я еще не достигла, так что продолжаю борьбу.

- Насколько открытым сейчас является вопрос о лидере в женском теннисе, учитывая, что сестры Уильямс травмированы, Энен завершила карьеру, Ким недавно вернулась, а Возняцки никогда не выигрывала турнир "Большого шлема"?

- Так думать нельзя. Надо действовать только по собственному сценарию. Считать, что у тебя есть возможность взобраться на вершину, потому что кто-то не играет, – это психология слабаков. А я люблю бороться, люблю играть против лучших, против чемпионок. Это делает победы особенно приятными. В этом и есть смысл тенниса.

Подготовил Сергей ТОМИЛОВ

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ