19:30 3 апреля 2011 | Теннис

Виктория Азаренко: "У меня есть все, что я хочу"

Суббота. Майами. Виктория АЗАРЕНКО с призом за победу на Sony Ericsson Open.  Фото AFP
Суббота. Майами. Виктория АЗАРЕНКО с призом за победу на Sony Ericsson Open. Фото AFP

Победительница турнира в Майами Виктория Азаренко на своей чемпионской пресс-конференции рассказала о том, что выбрала верную тактику на финальный матч, призналась, что пересмотрела свое отношение к игре и рассказала о том, чего ждет от грунтового сезона.

- Расскажите о матче. Вы здорово играли от начала до конца.

- Да, думаю, у меня была верная тактика. Мария любит сильно бить по мячу, и он получается очень тяжелым и летит очень быстро, особенно когда у нее есть время. Так что мне не хотелось предоставлять ей это время и давать ей играть так, как удобно. Она много ошибалась именно потому, что я вынуждала ее это делать. Но в концовке она заметно прибавила. Не думаю, что я стала делать что-то неправильно, просто она пошла на свои удары, пару раз попала по линиям, да и вообще заиграла очень хорошо. Мне нужно было просто справляться с этим и играть в свою игру.

- Как вам удалось сделать столько брейков? Это она так плохо подавала или вы так хорошо играли на приеме?

- Думаю, что моя игра на приеме одна из лучших. Это одно из главных моих орудий. Сегодня на солнечной стороне корта играть было довольно тяжело. Думаю, что она чувствовала себя не совсем комфортно. Мне, впрочем, тоже было неудобно. После первого удара иной раз появлялись блики. Но даже несмотря на это, я действительно хорошо принимала.

- Вы выглядели очень расслабленно. Почему так?

- Я вообще всегда расслабленна.

- Вы чувствуете себя, как дома?

- Да, можно сказать и так. Я немного изменила свой менталитет. Я наслаждаюсь пребыванием на корте и не позволяю себе расстраиваться. Хотя некоторые, как я знаю, злятся из-за этого. Они хотят видеть мои эмоции, им это нравится. Но сейчас у меня все по-другому.

- Вам нравятся погодные условия Майами? Или это просто совпадение, что вы выиграли здесь два из трех последних турниров?

- Думаю, что жара очень хорошо мне подходит (смеется). Я хорошо себя чувствую. Хард – одно из моих любимых покрытий. И я много работала для того, чтобы подготовиться к двум супертурнирам. В Индиан-Уэллсе я показывала хороший теннис, но, к сожалению, получила травму. Просто потрясающе, что я приехала сюда и, практически не тренируясь, показала такой хороший результат. За это я, конечно, должна благодарить свого физиотерапевта Джей. Пи. Он проделал огромный объем работы для того, чтобы я могла сыграть здесь.

- В чем секрет появившегося у вас терпения? Ведь раньше вы часто теряли голову и проигрывали почти выигранные матчи.

- Да, так и было.

- Так в чем секрет?

- В чем секрет? Я просто не волнуюсь, если проигрываю. Просто выхожу на корт, чтобы сделать максимум из того, на что способна, чтобы бороться за каждый мяч, делать свою работу. Что получится в итоге, зависит не только от меня.

- Вы уже много раз говорили об этом. При этом упоминали, что после турнира в Дубае у вас был не лучший период. Можете ли рассказать, как именно вы пришли к такому решению? Что заставило вас изменить свое отношение к делу?

- Это довольно забавно. Я поехала домой и провела три дня наедине с собой. Я просто поняла кое-что о том, чего я хочу от жизни, как найти баланс и как повысить уровень своей игры. Полагаю, что мне потребовалось немного времени и немного одиночества, чтобы понять, что и как нужно делать. Так что теперь я стараюсь быть счастливой каждый день, получать удовольствие от игры и, как я уже сказала, делать свою работу максимально хорошо.

- Многие спортсмены скажут, что если тебе все равно, выиграешь ты или нет, ты не выиграешь никогда. Вам не кажется это довольно противоречивым?

- Да, конечно. Всегда хочется побеждать. Я имела в виду, что не зацикливаюсь на поражениях, не делаю из этого такой большой драмы. Если проигрываешь, ты просто проигрываешь теннисный матч. Это еще не конец света. В мире происходят куда более страшные вещи. Извините, что я говорю об этом, но посмотрите, например, что происходит в Японии. А мы здесь играем в теннис, делаем то, что любим. Так что зачем из-за этого расстраиваться?

- Когда вы думали обо всем этом, не было ли у вас мысли оставить теннис? Что бы вы стали делать, если бы пришли к такому решению?

- Не знаю. Просто веселись бы.

- А вы действительно задумывались об уходе?

- На секундочку. Но тут же получила за это от мамы по заднице. (Смеется)

- Что означал ваш жест после победы?

- Я не сразу поняла, что выиграла матч. Так что мне просто пришло в голову немного покружиться.

- Мария всего на два года старше вас, но она на виду уже довольно долгое время. Когда вы впервые увидели ее? Ваши стили игры весьма похожи. Вы учились у нее чему-то, пока росли?

- Я бы так не сказала. Но я, разумеется, знала, что она играет. Она одна из немногих, кто вышел на высокий уровень в столь юном возрасте. Ее игра и ее личность довольно запоминающиеся. Но я думаю, что у нас совсем не похожий стиль. Сходство лишь в том, что мы обе действуем агрессивно. Но то, как мы наносим ударом, как мы распоряжаемся мячом – все это совершенно разное.

- Когда вы впервые увидели Марию? Во время финала Уимблдона? Вы смотрели по телевизору?

- В первый раз я увидела ее, когда ей было 12 лет. А когда ей исполнилось 14, она стала в три раза больше (улыбается).

- Это было на каком-то юниорском турнире?

- Да. На Eddie Herr International.

- Теперь, когда все сделано и сказано, признайтесь, чей визг лучше?

- Не знаю. Мне кажется, что мой тише.

- В трех последних матчах на турнире вы обыграли Клийстерс, Звонареву и Шарапову, и все они делали очень много ошибок. Это просто совпадение или ваша игра заставляла их ошибаться?

- Думаю, что я заставляла. Потому что, например, если я проигрываю кому-нибудь и делаю много ошибок, никто не говорит: "О, это она играла не очень хорошо". Все говорят, что, например, Клийстерс или Звонарева меня победила. Иногда теннисистки совершают слишком много ошибок, но в другой раз ты можешь заставить соперницу промахиваться. Посмотрите, например, как играет Каролин. Она заставляет ошибаться абсолютно всех оппоненток. И они проигрывают именно поэтому, а не потому, что у них ничего не получается на корте.

- Этот трофей чем-то отличается от того, что вы выиграли здесь два года назад?

- Он более тяжелый (смеется). Он другой. Но совершенно особенный. Очень-очень особенный.

- Когда выигрываешь один и тот же турнир во второй раз, какие ощущения испытываешь?

- Всегда разные.

- Что вы планируете делать с 700 000 долларов призовых? О чем подумали, когда организаторы вручили вам чек?

- Знаете, мне еще придется заплатить налоги. Это разорвет вам сердце (улыбается).

- Есть что-то, что вы особенно хотите купить?

- Хочу ли я что-то купить? У меня есть все, что я хочу. Деньги не сделают меня счастливой. Но в них нет ничего плохого. Мне не на что жаловаться.

- Вы уже разговаривали с Каролин?

- Разговаривала с ней вчера. Она пожелала мне удачи. Не знаю, была ли она сегодня на стадионе. Но хотелось бы узнать, что она здесь. Тогда мы с ней, возможно, отпраздновали бы победу.

- Как вы думаете, вы можете научиться чему-то у Каролин?

- Думаю, у нее можно научиться многому. Она настоящий боец. Она играет каждый мяч, независимо ни от чего. Даже если она чувствует себя не лучшим образом, она все равно ищет способ переломить ход борьбы. Думаю, что всем, особенно детям, стоит посмотреть на то, как ей это удается.

- Вы не хотите играть в паре с Каролин?

- Она не хочет играть в паре. Она сосредоточена на одиночке.

- Но вы вместе выиграли титул в Мемфисе.

- Да, выиграли. Я бы хотела когда-нибудь снова выступить в парном разряде вместе с ней. Но сейчас я играю вместе с Марией Кириленко. Она веселая девчонка и хорошая подруга. Мы вместе добиваемся неплохих результатов.

- Как вы думаете, вам по силу выиграть в этом сезоне турнир "Большого шлема" или стать первой ракеткой мира по итогам года?

- Я думаю об этом. Безусловно, это моя цель – подняться в рейтинге как можно выше. Но я предпочту двигаться вперед шаг за шагом и улучшать свою игру. Сейчас она развивается. Думаю, вы можете видеть разницу.

- В прошлом году вы выиграли не так много матчей на грунте. В чем вам нужно прибавить, чтобы лучше выступать на этом покрытии?

- Ну, в прошлом году я была травмирована большую часть грунтового сезона. Это началось еще в Марбелье, и восстановиться я так и не смогла. Так что, как я уже сказала, для меня главное – оставаться здоровой и улучшать свою игру. Ведь главное при игре на грунте – хорошее движение. Нужно просто с умом подойти к подготовке и немного перестроить свою игру, что я и собираюсь сделать в преддверии грунтового сезона.

- У вас есть особые предпочтения по поводу того, какой турнир "Большого шлема" выиграть первым?

- Нет. Они все одинаковые. Хотя, возможно, немного отличаются призовым фондом, но любой титул – это хорошо.

- Но вашей игре лучше подходит хард. Так ведь?

- Наверное. Но, как я уже сказала, нужно просто приспособиться и с умом подойти к смене покрытия. Я проводила очень хорошие матчи на траве. В прошлом году я играла здорово.

- Выпьете шампанского, чтобы отпраздновать победу?

- Красного вина.

По материалам Sony Ericsson Open
подготовила Мария НИКУЛАШКИНА

Материалы других СМИ