UFC

28 ноября 2023, 23:00

«Чем может гордиться Россия? Всем. Себя не обманывай — главное». Петр Ян: флаг РФ, чем не нравятся журналисты

Ислам Бабаджанов
Корреспондент отдела единоборств
Читать «СЭ» в Telegram Дзен ВКонтакте
Интервью на разные темы.

Петр Ян дебютировал в UFC в 2018-м, а уже в 2020-м взял пояс в легчайшем весе, победив ТКО легендарного Жозе Альдо. В 2021-м потерял пояс, так как нанес запрещенный удар Алджамейну Стерлингу, потом выиграл титул временного чемпиона, в восхитительном поединке переиграв Кори Сэндхагена, а с 2022-го пошла серия неудач. Три подряд поражения решениями — от Стерлинга, Шона О'Мэлли и Мераба Двалишвили. И если в первых двух боях победу можно было отдать Яну, то в последнем он проиграл без шансов.

Петр после поединка с Двалишвили дал лишь два интервью — очень короткое на турнире RCC, и 10-минутное в Санкт-Петербурге, во время которого ясно дал понять, что на отвечать на вопросы не горит желанием. На прошлой же неделе Ян, будучи амбассадором Pari, провел мастер-класс и дал пресс-конференцию. А еще уделил 15 минут «СЭ». Про бой с Двалишвили говорить не захотел. «Давай про сегодняшний день и про будущее», — сказал боец.

— Что ты поменял в тренировках, учитывая, что у тебя была травма?

— Тренировок пока нет у меня, я по чуть-чуть. Во втягивающем процессе я. Подготавливаю свое тело к будущим тренировкам. А менять все буду немножко позже.

— А самочувствие как?

— Отличное. Все хорошо.

— Чем обусловлено, что ты хочешь провести бой в марте?

— Я выбираю март, потому что там будет еще и титульный бой в нашем весе (9 марта на турнире UFC 299, между Шоном О'Мэлли и Марлоном Верой. — Прим. «СЭ»). Ну и по срокам понимаю, что март будет более подходящим временем для меня, так как в январе планирую приступить к полноценным тренировкам. Думаю, в январе-феврале потренируюсь — и выйду на бой в хороших кондициях.

— Раньше ты говорил, что планируешь вернуться до конца года.

— Сейчас спешить не хочется. Домашние дела доделываю, стройки всякие идут. Эти вопросы тоже нужно закрыть.

— Есть варианты соперников?

— Пока ничего не понимаю. Это уже задача менеджера и организации — кого они предложат, в ком они будут заинтересованы. Такой вот момент.

— Сонг Ядонг опубликовал скрин переписки, из которой следует, что ты якобы травмирован, из-за чего не смог выйти на бой с ним.

— У меня тогда и реабилитация была, и другие моменты. В эти сроки [в декабре этого года] я вообще не планировал ни тренироваться, ни драться. Когда я тренировался и дрался, Сонг Ядонг... Не знаю, что он делал (улыбается).

— Для тебя важно выступить на одном турнире с Шоном О'Мэлли?

— Хочется выступить на этом турнире, да. Есть такой момент. Вы же помните историю с Шоном. Ну и так получилось, что это будет в марте, а в марте я хочу выступить. Пазл сам складывается (улыбается).

— Есть мысли по его бою с Марлоном Верой?

— Шону этот бой интересен, он сам этот бой захотел. Думаю, Шону будет удобно драться с Марлоном. Думаю, он ему удобен.

— Как думаешь, Шон поднабрал с момента вашего боя или он на том же уровне?

— Конечно, он набирает. Когда ты находишься в таких позициях, ты прогрессируешь по-любому. Думаю, он растет каждым днем в любом аспекте.

— Если победишь в марте, бросишь ему вызов?

— Нет, вызова не будет. Я понимаю, что мне надо провести два-три боя, чтобы вернуться в эту гонку. Но пусть не забывает, кто его туда привел (улыбается). Я ему напомню там, если что (улыбается).

— Как бы сложился ваш бой, если бы он перешел в чемпионские раунды?

— Да он и в трех раундах не справился (улыбается). В пяти [раундах] тоже бы не справился. Может всякое произойти, но, исходя из нашего поединка, думаю, что он не справился бы там точно.

— Ты с февраля не был в Таиланде. Планируешь готовиться к бою там?

— В Таиланд хочется съездить, но пока, возможно, я не поеду туда готовиться. Потому что если бой будет в Америке проходить, то хочется и этот подход поменять, приехать туда не за 12-15 дней [до боя], а за месяц-полтора.

— В American Top Team?

— Да, в American Top Team. Возможно, поеду туда.

— Как относишься к комментариям — которых, кстати, много — из разряда, что Таиланд расслабляет, что там борьбу не подтянуть и так далее?

— Тут момент не в том, что расслабляет и не подтянуть, а в том, как ты сможешь организовать свой лагерь, сможешь ли привлечь ребят нужных. Если сможешь организовать там команду для подготовки, то там отличные условия для тренировок. Просто нужно собрать коллектив.

— Бойцы из команды Хабиба, в том числе сам Хабиб, тепло отзываются о тебе. Не было от кого-то из них предложения провести сбор вместе?

— Думаю, предложение им тоже, как бы... Если тебе нужно будет, ты можешь сам обратиться, поинтересоваться, потренироваться.

— Ты выходил на бои с флагом России. Я так полагаю, что для тебя хорошая новость, что Дана Уайт вновь разрешил бойцам выходить с флагами.

— Да, конечно. Хорошая новость. Я люблю свою страну и поднимаю флаг с гордостью и желанием, показывая пример молодежи. Поэтому это отличная новость.

Петр Ян с флагом России.
Фото Zuffa LLC

— Чем Россия может гордиться?

— Да всем. А ты где живешь, в России?

— В России.

— Гордишься?

— Очень горжусь.

— Ну вот, это самое главное. Себя не обманывай — главное. Позеленел даже ты (улыбается).

— Насколько сильно ты сейчас мотивирован? Так же голоден, как тогда, когда только ворвался в UFC?

— Ты не можешь быть всегда на одном уровне желания. Сейчас, возможно, я стал более хладнокровным, более ясные мысли у меня. Сейчас мы начинаем не с нуля, а с опыта.

— Два года назад ты сказал, что к 30 годам хотел бы завершить карьеру... (сейчас Яну 30. — Прим. «СЭ»)

— Да я не хочу к 30 годам, к 33-м я всегда думал (улыбается). Да нет, тут момент с возрастом... Надо ясно понимать, есть ли у тебя еще силы, здоровье, навыки, чтобы конкурировать на топовом уровне. Я понимаю, что это все [у меня] есть, и внутреннее эго движет, толкает, говорит, что нужно еще действовать, чтобы потом не сожалеть.

— Удивила победа О'Мэлли над Стерлингом?

— Нет, не удивила. Я понимал, что у Шона есть банка, есть удар, и он просто четко сработал, попал.

— Почему ты после последнего боя решил огородиться от СМИ? Понимаю, что ты не блогер, но все же фанаты ждут обратной реакции, и не важно — поражение это или победа.

— Да я не огородился, просто не было обстановки, ситуации, где можно было бы пообщаться со СМИ. Сегодня вот такое мероприятие Pari организовали, что я общаюсь со СМИ. Я же не могу где-то вас на улице встретить и на полчаса с вами притормозить.

— Каково твое отношение к ставкам?

— Тут дело каждого. Есть возможность у людей, есть желание — они это делают. Никто никого не заставляет это делать.

— Есть вопросы от журналистов, которые тебя действительно напрягают?

— Да меня в целом журналисты напрягают (смеется).

— Почему?

— Да я шучу, конечно. Есть какие-то вопросы. Ты по ходу диалога понимаешь... Каждый журналист сегодня что хочет? Хочет первую строчку новостную занять, чтобы со своим роликом туда залететь. Плюс многие журналисты: был диалог об одном, а он может это выставить в другом свете — чтобы видео попало куда-то в топы. Или как-то это преподнести не с той стороны вообще. С такими не хочется общаться, конечно.

— У тебя двое сыновей. Было от них что-то такое: «Пап, не расстраивайся, ты вернешься и порвешь»?

— Ну прям такого не было, наверное. Вообще, семья тебя в любом моменте поддержит. Конечно, старший сын у меня понимает: «Вот, почему это было так? Почему ты проиграл?» Такие вот вопросы, иногда с ним в диалог вступаешь и приходится искать слова, чтобы правильно ответить ему (улыбается).

— У тебя была мечта — чтобы у родных твоих все было хорошо. Цель достигнута?

— Дай Бог, да. У моих родных все хорошо.

Петр Ян и Алджамэйн Стерлинг.
Фото Zuffa LLC

— Можешь ли прямо сейчас завершить карьеру и не заморачиваться о финансах?

— Да тут не в финансах дело, а в том, что это такой спорт, где ты реально осознанно должен понимать, можешь ты конкурировать на том уровне, где находишься. Реально можешь ли составить конкуренцию? Я осознанно понимаю, что могу это делать. Если бы я понимал, что вообще не могу конкурировать, то кто захочет выходить и просто получать люлей? Кто-то хочет этого, но я считаю, что это неправильно было бы.

— Твой менеджер рассказывал, что бойцам нужно инвестировать деньги во что-то, потому что карьера бойца не длится долго.

— Инвестировать в себя нужно. Вот и все.

— Личный бренд качать?

— Себя качать надо (смеется). Ты во что инвестируешь, брат?

— Пока у меня нет таких денег...

— Не нужны деньги, чтобы в себя инвестировать.

— В себя, конечно же, инвестирую. Всегда стараюсь развиваться.

— В себя, в семью, в светлые мысли и так далее. Это же тоже считается инвестицией. В свое здоровье, в занятия спортом, физкультурой, тренировкой, дисциплиной.

— Ты присутствовал на турнире UFC 294 в Абу-Даби. Как тебе бой Шары Буллета? (Шарабутдин Магомедов победил единогласным решением судей Бруно Силву. — Прим. «СЭ»)

— Да, я смотрел бои. Он победил же? Это был его первый бой в UFC. Это сложно и непросто эмоционально. Поэтому надеюсь, что он дальше будет раскачиваться, раскатываться и будет проявлять себя еще более зрелищно и интересно. Я помню, что Дана написал комментарий типа: «Это что за дагестанец, который не умеет защищаться от борьбы?» Шара — интересный боец, поэтому желаю ему только удачи, двигаться дальше и не останавливаться.

Новости