4 сентября, 08:00

«У меня есть незаконченное дело. Буду бить, кусать, царапать». Автор, возможно, главного мема в российских ММА возвращается!

Шеф отдела единоборств
Читать «СЭ» в
Большое интервью, в котором мы дали Михаилу Газаеву как следует высказаться. Что значит «мы развиваемся», где пропадал, чемпионские цели.

30 ноября 2013 года состоялся бой, ставший мемом: Константин Глухов vs Михаил Газаев. Все благодаря, во-первых, тактике Газаева, а во-вторых, его послематчевому интервью. Михаил ползал по рингу, стоя на колене, периодически атакую соперника ударами и тейкдаунами. Это позволило ему избежать боя в стойке (Глухов — нокаутер), поскольку удары ногами в голову сопернику, находящемуся на трех точках (например, обе ступни + колено), запрещены. В конце концов, Глухов не вытерпел и нелегально нокаутировал Газаева ударом ногой. Итог: дисквалификация и победа Газаева. А после боя Михаил дал короткое интервью, выдав сразу три крылатые цитаты: «попал он, выиграл я», «мы взяли его хитростью», «мы развиваемся».

Потом Газаев, чемпион России по ММА-2012, не выступал три года. В 2016-м вернулся, выиграл в Абхазии, а затем снова исчез — уже на почти шесть лет. Впрочем, новости о нем были, правда криминального характера: в мае 2019-го он был арестован за нападение на сотрудников ДПС в Северной Осетии. Некоторое время Газаев был в заключении, затем вышел на свободу и начал тренироваться. И вот 14 октября состоится его возвращение в ММА — Михаил выступит на турнире Fight Nights в Сочи. Мы нашли его, связались и записали большое интервью.

«Хочется закрыть много ртов. Сделаю вот так (неприличный жест), а потом пожмем руки»

— Давно мы вас не видели в боях. Почему решили вернуться?

— Честно, устал от всего. Устал от блудной жизни. Сейчас во многом нуждаюсь, хочу иметь все. Я живу боями, тренировками, рядом достойные люди, которые мне помогают, которые меня не отпускают с поля зрения, которые предоставили мне зал с хорошими условиями. Этот зал, можно сказать, под богом. Вот, видите, это бог Уастырджи (показывает на стену с изображением Уастырджи), который помогает молодежи. Я хочу выигрывать, приносить победы. Хочу выступать и представлять Осетию, хочу радовать публику боями. Все.

— Как давно находитесь в постоянном тренировочном режиме?

— Всего восемь месяцев, из них пять я в стабильном режиме, а последние три месяца провожу по две тренировки в день. Больше внимания, меньше слов, больше работы. У нас проходит в первую очередь духовная подготовка, мы христиане. Мы очень сильно верим в бога. Осетины ближе всех к богу. У нас психологическая подготовка. Когда у нас двойные тренировки (а с зарядкой по три тренировки в день), это очень сильно давит на психологию, независимо от траектории времени. У нас физическая подготовка, у нас моральная, стратегическая... Мы смотрим бои с тренерами, работаем над тонкостями и минусами. Так что, если эти минусы доработать до автомата, то не вариант, чтобы человек проиграл. В будущем я буду только радовать боями.

Вроде у меня все нормально, я выходец из вольной борьбы, ударку я подтянул, растянулся, теперь и ноги вроде бы работают. Но, как я это понимаю, отталкиваясь от собственного опыта, я же не первый день в смешанных единоборствах... В клуб смешанных единоборств входят формально все виды спорта — и даже хоккей, теннис. Частичка каждого спорта, и, если все это сложить в одно целое, то человек будет просто идеальным. Нет идеальных, как говорят, но каждый идеален в своем деле. У каждого есть частичка идеала, которую нужно проявлять. Такой момент есть: люди знают, что делать, но не делают этого. Поэтому я знаю что делать — и я только это делаю. Я нашел огонь внутри себя, и те люди, которые сейчас рядом, просто разожгли этот огонь. И я пойду до конца, я просто хочу закончить начатое. У меня есть незаконченные дела. Скоро у меня будет бой — соперника пусть анонсирует Fight Nights.

Михаил Газаев. Фото Соцсети
Михаил Газаев.
Фото Соцсети

Был бой с Константином Глуховым — там, где меня посадили на колено. Это был гейм-план, и я с него не сошел. Как мы работали все время до боя — я делал то же. Я работал, с колена накидывал-накидывал-накидывал, боролся, делал все на пять с плюсом. Да, публика не оценила. Не оценила, что тяж в этом положении работает и выигрывает все три раунда. Да, Глухова сорвало, не хотел он позорно проигрывать. Одним словом: я человека выигрывал сидя. Какая тут может быть речь о том, что Глухов — проф!? Он не проф. Он, по-моему... Не буду его оскорблять, как он это любит делать, но, по-моему, он непрофессионал. Он даже не любитель. Это человек, который выходит на фарме, знает двойку, знает удары ногой и просто выигрывает на эмоциях — проигрывает или выигрывает.

Незаконченное дело... Честно, все идет к этому [к бою-реваншу с Глуховым]. Настолько люди достали, да... Честно: хейтеров воспринимаю с радостью, так как они меня хотя бы вспоминают, но это все же надоедает. Хочется закрыть много ртов, очень много ртов, и (показывает неприличный жест) я это сделаю. Но в конце, если получится, мы пожмем руки. Все идет к этому. Но, если не получится, то я все равно буду при своем мнении.

«Арест? Такие вопросы не задавайте. Только дурак может об этом публично рассказать»

— В прошлом году Константин говорил, что хотел бы провести с вами повторный бой.

— Нет, он не хотел бы со мной провести повторный бой, он меня вызвал на бой. В то время я был в отдаленных местах, и только глупый человек мог так сделать, стал бы вызывать... Правильно? Плюс у Константина длинный язык. Он говорит в камеру, что я побил ментов, да? Это уже уголовное дело. Как ты так, дурак, сдаешь человека!? Тем более мы оба спортсмены, и мы оба должны друг друга поддерживать, а не сдавать. Так нельзя делать. Такие вещи вообще нельзя говорить. Если вызвал на бой, то тренируйся, жди своего момента, жди моего отклика. Вот я и вернулся. Рано или поздно, буквально за какие-то три месяца это случится. И я докажу всем, что человек непрофессионал.

— Вы сейчас можете рассказать ту историю с полицейскими? Что тогда было на самом деле?

— Такие вещи на камеру не говорят. Если хотите, то нам надо с вами встретиться. А так — нельзя. О таких делах не говорят, так нельзя делать. Все. Такие вопросы тоже не задавайте. Так только дурак может сказать, так нельзя делать. Все. Нельзя говорить такие вещи. Что было, то было. Что было, то сплыло. Главное, я здесь, я свободный человек. Я нигде голову не опустил, где надо было, я говорил, делал. Все по факту.

— Сейчас вы полностью сконцентрированы на спорте?

— Я конкретно живу этим. Я на режиме. Режим питания, сна и тренировок. Я только живу этим. Лишь бы вот вытянуть это все, понимаете? Хотя я наблюдаю, вижу, что много хороших бойцов. Когда видишь в телевизоре, кажется, что все просто, но в бою на самом деле все сложно. Но я знаю, что у любого можно выиграть. Даже у меня можно выиграть. Я буду работать столько, чтобы меня не выиграть (бойцовский сленг — говорить не «выиграть у кого-то», а «выиграть кого-то». — Прим. «СЭ»). Любого можно победить. Я не буду газовать — как говорят в поп-ММА — «газуешь». Я люблю говорить так, как оно есть. Я хочу, стараюсь, я работаю очень много над собой. Я верю в себя — и это самое главное. Я не собираюсь проигрывать. За это у меня вообще мыслей нет.

Я мог и в 25 лет показать, но от судьбы не убежишь. Меня чуть понесло. Но в свое время я был в Питере в [бойцовском клубе] «Александр Невский». Там у нас был тренер, Эдик Широбоков, очень хороший мужик, очень хорошо нас гонял — чисто руки и ноги. Еще я был в Москве, тренировался в «Стреле», имя не помню, у Тараса вроде...

Михаил Газаев. Фото Соцсети
Михаил Газаев.
Фото Соцсети

— У Тараса Кияшко.

— Да, дай бог ему здоровья. Там тренировался Волков Александр, я с ним спарринговал. Там тренировался Михаил Заяц — хороший мужик. Там много было людей. Все время, когда я отсутствовал, я был в боях-боях. Я даже, когда кушаю, смотрю бои. Когда лежу, отдыхаю перед сном — я смотрю бои. Это должно быть постоянно в голове, чтобы в процессе не теряться. Я живу только этим.

— Кто из бойцов нравится? Чьи бои хочется смотреть?

— Знаете, когда я выиграл первый чемпионат России — первый за всю историю России, за всю историю мира...

— В 2012 году.

— Да, 2012 год. Там дрался Мага Исмаилов — вот такой парень (показывает палец вверх). Хороший парень. Он выиграл в 93 кг, а я — в свыше 93 кг. Также там дрались Магомедшарипов Забит, Хирамагомедов. Магомедшарипов тогда стал вторым, Хирамагомедов выиграл. Я помню этих людей, мы тесно общались. Мне нравятся и Магомедшарипов, и Исмаилов. Мне очень нравится, как они ведут бой, раскачивают, говорят. Ничего лишнего не позволяют. Меня сегодня ничем не удивишь. Только своим воспитанием можно удивить, а у них хорошее воспитание. За ними приятно наблюдать. Бывают люди, которые начинают пальцы гнуть, пытаясь показать себя теми, кем они вообще не являются. Таких людей нужно держать на расстоянии, такие люди тебя будут вести в яму по наклонной. А люди, которые стремятся к чему-то, у которых есть желание, у которых есть воспитание, которые реально верят, что из меня, из тебя... Дают пример молодежи, — надо общаться с такими людьми.

«Надо переехать Глухова и разнести. Буду его бить. Бить-бить, кусать, царапать»

— У вас бой назначен на 14 октября. Как вы стали бойцом Fight Nights? Как на вас вышли?

— Все просто. Мы скинули резюме Михаила Газаева на Fight Nights, RCC, где в Екатеринбурге бои проводят, где Штырков дерется... Штырков мне тоже нравится, Уральский Халк. Я восхищен его характером. Скинули резюме в One, в лигу Хабиба Нурмагомедова Eagle FC. Fight Nights сразу ответили, а остальные организации — через две-три недели. Вот так мы приняли предложение от Fight Nights. У меня бой должен был быть в Белоруссии 3 сентября, но бойца из Белоруссии мне не нашли. Нашли, может быть, но они сливались. Нашли одного бойца, но мой менеджер на него не подписался, потому что после простоя в семь лет спортсмену нужно втянуться. Вот я выйду драться — и мне как-то непривычно будет. Нужно мне втянуться. Вот так вышли на меня, мы согласились, остается месяц... Сегодня какое число? 30-е же, да? Остается месяц и 14 дней, и я буду готов.

— Какие цели в Fight Nights?

— Провести первый бой, выиграть. Второй-третий бой провести с Глуховым, просто переехать его, разнести. Я не буду с ним церемониться, не буду драться технически и бороться, я буду... Есть же уличный бой. Я буду его бить. Бить-бить, кусать, царапать. Когда я закончу с Глуховым, у меня в планах скинуть вес до 93 кг. Этот план пока далекий, но мы его рассматриваем. Почему 93 кг? Мне нравится, как дерется Вагаб Вагабов — хороший парень, друг Исмаилова. Почему бы и нет? Я бы с ним потренировался. Я не буду говорить, что я с ним подрался бы. Может быть, он хороший парень, но я не буду сразу забегать — подерусь, не подерусь. Но я бы с ним потренировался. Он бы мне дал хороший опыт, и, может опыт, он дал бы мне свой опыт. Вот такие планы в 93 кг. А так, в общем, если ты состоишь в какой-то организации, то основная цель любого спортсмена — забрать пояс. Моя цель — просто забрать пояс чемпиона Figth Nights.

Михаил Газаев. Фото Соцсети
Михаил Газаев (справа). Фото Соцсети
Фото Соцсети

— Сколько сейчас весите?

— 110 кг.

— Рост у вас какой?

— Как у Емельяненко — 185 см. Когда-то меня в Челябинске называли челябинским Федором. Было такое время. Всего я провел 22 боя, это вместе с любителями, и из этих 22 боев — четыре профессиональных боя. Я чемпион России и Европы по Союзу ММА.

— А как вы оказались в Челябинске?

— Благодаря моему тренеру Елаеву Марату. Спасибо ему. Взял за ухо, отвел меня, привлек ко всему, потренировал, увидел во мне... В итоге я начал выступать. Из 20 человек в нашей команде все проигрывали, и даже третьего места не было. Я был единственным, кто занял первое место.

Когда я выиграл чемпионат России, мне дали грамоту, внизу была подпись, не кто-то расписался, а Мутко, который на тот момент был министром спорта. С этой подписью мы пошли к губернатору — от клуба REM-93 под начальством Валерия Николаевича Полишевского. Очень хороший мужик, он был очень хорошим наставником. Мы сегодня не общаемся, но его наставления я никогда не забуду. Он мне рассказал такую историю: вот, говорит, лев. Лев же есть? Царь зверей. Вот, скажем, ходит он по лесу и видит кошку, а она же вся такая проворная, прыгает туда-сюда, по деревьям лазает, и лев говорит кошке: «Кошка, научи меня всему тому, что ты знаешь». И кошка начала его учить. Она его учит-учит, и тут в моменте кошка на дерево забежала, подпрыгнула, лазает, а львы же по деревьям не лазают. И лев попросил, чтобы кошка научила его по деревьям лазить, и она, знаете, что сказала льву? «А чтобы ты меня потом съел?» Поняли, да? То есть ты никогда не раскрывай свои секреты, никогда полностью не передавай свой опыт. Вот такие наставления он нам давал.

В общем, попал я в Челябинск, у меня была грамота с росписью Мутко. Губернатор одобрил первый же зал REM-93 — в центре Челябинска. Насколько я знаю, по всему Челябинску где-то 57 спортзалов REM-93. Когда я сказал после боя с Глуховым «мы развиваемся» — все было к этому. На самом деле нужно развиваться. Развитие — оно вечно, правильно же? Мы начали с одного зала, нам одобрил его губернатор, потом одобрил другие залы, вот это и есть развитие — просто показывая результаты. Когда человек показывает результаты, его носят на руках. Когда результатов нет — он просто падает. Ну, это же аналогично? В принципе — это жизнь.

«Надо развиваться. Развитию нет предела, оно вечно»

— Можете пояснить именно применительно к бою с Глуховым вашу цитату: «Мы развиваемся»?

— Я еще раз говорю, даже когда собирается пресс-конференция... вот, Путин, наш президент, наш царь, как говорят, вот рядом с ним чиновники, министры. И он им говорит, чтобы развивались во всех отраслях. Правильно же? Надо развиваться. Если развиваться не будешь, то человек стоит на месте. Развитию нет предела, оно вечно. Потом я сказал, что мы взяли его [Глухова] хитростью. Было же? Каждому слову есть обоснованный ответ. Хитрость была, знаете в чем? Есть японская мудрость: когда бой неравный, нужно перестраиваться, перегруппировываться. Когда я встал на колено, посмотрел в зал, то увидел, что они потерялись и не знали, что делать. Боковые судьи тоже не знали, что делать. Иногда мне казалось, что я где-то на улице. ММА не настолько было развито... когда я был в том положении, когда три точки, человека нельзя бить ногой. Да. Но Глухов поступил так. После боя я сохранил свою честь. Я мог себя повести как угодно, я мог взорваться, вылететь ухо порвать, выкинуть с ринга, но все равно я представлял команду, поэтому не мог так поступить. На ковре мы враги, за ковром — друзья, как говорится.

Потом люди давали интервью. Там был один, в «Бригаде» снимался... помните, с длинными волосами был каратист? Саша Белый у кого купил собаку? Он с этим сидел рядом... Как зовут начальника М-1?

— Вадим Финкельштейн.

— Вот они рядом сидели.

— Иншаков, может быть? Который каскадер, каратист.

— Да. Он дал такое интервью — мол, если выходишь, то дерись. Они даже не понимают, что в бою военная стратегия играет какую-то роль. Понимаете, когда человек углубляется глубоко, то подходит к делу вообще по-другому. Я не знаю, как в карате, но у нас это целая система.

Есть Хабиб Нурмагомедов, хороший парень, которым я очень сильно восхищен. Царствия небесного его отцу, Абдулманапу, мы с ним были знакомы, потому что в финале чемпионата России я дрался с Геленаевым, чьим секундантом тогда был Абдулманап.

После моего боя с Глуховым Хабиб с отцом в интервью сказали, что это клуб смешанных единоборств, здесь есть правила, и они для всех одни. И все. Может быть, это было сделано для того, чтобы люди эти правила не нарушали. Пусть это буду я. После меня было много примеров, даже в UFC, первой лиге в мире, когда люди в этом положении ошибались. Как этого армянчика звали, армянин был... Этот... С Уайдманом дрался он.

— Гегард Мусаси.

— Да, Мусаси. Даже они, профессионалы, ошибаются.

— Но, по-моему, Мусаси победу отдали...

— Да, про меня люди со стороны начали говорить: «На колени встал!» Долбени, бл**. Они даже не оценили того, что из этого положения я наносил удары, проходил в ноги. Знаете, как мне трудно было? У меня мозоль на ноге была. Я устал, но все равно шел до конца. Что было, то было. Может быть, во благо того, чтобы сделать матч-реванш? Я не знаю. Все равно все идет к этому.

— Вы этот бой или его отрезки с какими эмоциями пересматриваете?

— С радостью. Никаких эмоций. Я ко всему с радостью отношусь. В этом виде спорта нервничать нельзя.

— Как мне кажется, ваше послематчевое интервью стало чуть ли не самым известным в истории российских ММА...

— Да мне плевать, известное или неизвестное. Я еще раз говорю: сегодня я здесь, посмотрите на наш спортзал бешеный. Бомба. Я сейчас после тренировки, потом опять тренировка. Сейчас поеду, поем. Все нормально. Я здесь, я тренируюсь, и самое главное, что все живы и здоровы.

Михаил Газаев. Фото Соцсети
Михаил Газаев.
Фото Соцсети

— «Зал «Алания ММА»?

— Да, под руководством двух братьев Дзгоевых — Димы и Георгия. Очень понятливые люди, всегда идут навстречу. Всегда делают два шага навстречу. Всегда помогут материально, чем могут... Даже не чем могут, а землю наизнанку вывернут и помогут. Кто бы ни был, они «нет» не говорят. Главное, выступать, тренироваться и развивать наш спортзал.

— Можем ли что-то такое, как в бою с Глуховым, увидеть в вашем исполнении хотя бы на 10 секунд? Узнаваемая фишка такая.

— Нет, это только воспоминания. Больше ничего. Я повзрослел, мне 31 год, поумнел. Сейчас работа вообще иная. Там, где надо бить, мы будем бить, там, где надо проходить — будем проходить. Стратегия вообще элементарная: наносить больше ущерба, принимать меньше. Все.

— Вы же мастер спорта по вольной борьбе?

— Да. Я чемпион мира по вольной борьбе среди молодежи. А на второй год стал призером мира. В первый год я выиграл в Стамбуле, во второй год выступил в Анкаре. Пять раз выигрывал Россию, международные турниры. Вольная борьба — сложная. Мой тренер — Славик Багаев. Каждый тренер вливал в нас частичку себя. На сборах я был самым молодым. Стоял на построении, и в начале стояли Артур Таймазов, Бесик Кудухов, помните? Мухач, мой друг, царствия ему небесного. Георгий Кетоев стоял. Много известных борцов стояли со мной. Честно, у нас очень хорошая школа борьбы. Невозможно, чтобы я где-то проиграл с такими борцами. У меня богатая карьера в борьбе. Но потом я ушел в бои, потому что всю жизнь дерусь. И на улице дрался. В бою у меня работает голова. Вы знаете, как бы человек ни был подготовлен, у кого лучше голова работает, у того больше желания победить. Но если голова работает, а желания нет, каким бы ты подготовленным ни был, ты проиграешь по-любому.

«В жизни ни дня не работал. Но я очень шустрый. Сейчас помогаю людям»

— Чем вы в последние шесть лет занимались, когда у вас был перерыв? До этого у вас тоже был немаленький перерыв...

— Чем я занимался? Помогал людям (улыбается).

— Расскажите...

— Ну что рассказать... Рассказать, кому я помогал? Много людей, которые нуждаются в помощи. Я всегда делюсь. Делюсь пополам. К примеру, есть девочка, болеет ДЦП, ей пять лет. Она из бедной семьи, почему бы и нет? Она в моем селении живет. Почему бы нет, финансы там, где-то кроссовки найковские не купить!? На нее смотришь, а она такая красивая, аж плакать хочется! Настолько красота дана, что человек под болезнью разговаривать не может. На ней [на ногах], кроме носков, ничего нет, пусть на ней сегодня будут кроссовки. Каждый раз, когда она едет на консультацию к врачу в Москву, я ей даю, что надо, как надо, спрашиваю, в чем она нуждается, приношу ей фрукты. Я это не публикую, не снимаю на видео. Это мое личное. Вы спрашиваете — я говорю как есть.

— Вы, наверное, работали кем-то, чтобы была возможность помогать людям?

— Не, я просто очень шустрый парень. Я никогда в жизни ни дня не работал. Но я очень шустрый. У меня всегда была возможность помогать, я сам себя обеспечивал. Сегодня могу не поесть, но помочь человеку.

Захожу на соревнования, где маленькие борются, 32-42 кг пацаны, 50 кг, захожу и начинаю их мотивировать. «Если ты выиграешь эти соревнования, то я куплю тебе эти борцовки». Не самые простые, а самые дорогие. Я смотрю на таких людей, и они выходят, рвут всех. Естественно, потом покупаю им борцовки. Бывает, что просят другое. Без проблем. На соревнованиях — как старшие — кормим их в кафе, ресторане. Мы очень гостеприимные. Всех приветствуем. Кто нас не любит, скажу им открыто: пошли они в жопу! Все.

— Михаил, зачем вам все это нужно? Возвращение в бои.

— Каждый человек представляет собой какое-то животное. Знаете, в чем суть? Надо вовремя себя остановить. Для начала ты выходишь, чтобы человеку сделать вот так (показывает неприличный жест), но в конце смысл в чем? Чтобы пожать руки. Вы понимаете меня? Это очень сложно и трудно. Я это делаю для этого. Сейчас все сложно, но реально хочу иметь все. Чтобы ни в чем не нуждаться, чтобы моя семья ни в чем не нуждалась. Дай бог, пойдут победы, и никто ни в чем нуждаться не будет. После этого будут еще победы, не только мои, но и других людей из этого зала. Я вам это гарантирую.

Реклама
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты.
Новости