«Хочу зайти в UFC по красной дорожке». Что объединяет дагестанского вундеркинда и Конора

Илья Андреев
Шеф отдела единоборств
3 августа 2020, 17:25
Мухаммад Мокаев. Фото instagram.com
Интервью с Мухаммадом Мокаевым — двукратным чемпионом мира по ММА среди молодежи, который 1 августа успешно дебютировал в профессионалах.

Мокаев, которому 30 июля исполнится 20 лет, считается одним из самых перспективных бойцов ММА вообще. В любителях его рекорд — 23-0. Мухаммад родом из Буйнакска (Дагестан), но в детстве вместе с родителями переехал в Великобританию. Там он живет в Манчестере. 1 августа Мокаев провел первый бой в профи — в Стокгольме на турнире бахрейнского промоушена Brave он уверенно победил ирландца Гленна Маквея — единогласным решением судей. На следующей день после поединка Мухаммад дал большое интервью «СЭ» — о дебюте в профессионалах, звездах ММА и подписании контракта с компанией, которая представляет интересы Конора Макгрегора.

«Говорил сопернику во время боя: «В глаза смотри!»

— Вам никак не могли подобрать противника. Сколько их поменялось?

— Шестеро. Думаю, такого еще не было в истории ММА.

— Ничего себе. А почему так много?

— Бросали вызов, я соглашался, они снимались. Просто хотели хайпануть на моем имени. Драться со мной они не собирались. То был украинец с рекордом 1-1, в Bellator дрался. То филиппинец с рекордом 6-1, то румын. В итоге против меня согласился выйти ирландец. Но для меня смены соперников не были проблемой. На чемпионате мира же не знаешь, кто будет твоим противником.

— Довольны дебютом?

— Доволен. До UFC я хочу провести как можно больше времени в клетке. Использовать весь свой арсенал.

— Что не понравилось в бою?

— Думаю, я все сделал хорошо. За исключением того что в третьем раунде проходил в ноги с длинной дистанции. Это была ошибка. Вообще, он [Маквей] был очень тяжелый. Он не сделал вес, показал 3,4 килограмма лишних. В день боя весил 67 кг, а потом он, думаю, еще добрал и во время поединка весил под 70. Я на взвешивании показал чемпионский вес — 61,2 кг, а в день боя весил 64,2 кг. Я маленький для этой категории.

Я не ставил перед собой цель во что бы то ни стало победить досрочно. Я знал, что соперник больше меня, старше, физически крепче. Мне нужно было двигаться, показать, что умею в боксе. Мне кажется, это первый бой, где я в стойке провел больше времени, чем в борьбе.

— Почему не пожали сопернику руку после боя?

— В третьем раунде я ему сказал: «Говори, что ты говорил». Он продолжил материться. Когда бой закончился, я еще раз сказал ему это. И он все равно заартачился. Я хотел с ним пообщаться после этого, но больше его так и не увидел. Но сегодня утром он мне написал.

— Что написал?

— Извинился. Спросил, почему я так близко к сердцу воспринял то, что он показывал средние пальцы. Я ответил, что у нас в культуре не принято так поступать. Он сказал, что у него в Ирландии это нормально. А я не думаю, что это где-то может быть нормально. Просто он вырос в таком обществе.

— Говорили с ним только в третьем раунде?

— Нет. С первого раунда начал с ним разговаривать. Даже еще до того, как бой начался. Говорил ему: «В глаза смотри!», «Ты устал!» Не давал ему думать о бое — отвлекал. Ему что-то сказал — и в ногу прошел. Если он попадал, то говорил ему: «Я не чувствую!» Психологически давил на него. Психологически он мне проиграл еще до боя.

— А как это поняли?

— Когда я увидел его фото в инстаграме, где он показывал пальцы, я подумал, что в жизни он реально такой. А когда я вышел из лифта в отеле, увидел его команду. Там был и он. Я подошел к нему, сказал: «Покажи сейчас пальцы. Хочу увидеть это». Он не показал. Тогда я понял, что его слова ничего не стоят.

«Абдель-Азиз может подписать тебя в UFC, а вот с поиском спонсоров он слабоват»

— Следующий бой — 4 сентября в Польше, так?

— Да. Жду соперника.

— В том же весе или в наилегчайшем?

— Спущусь в 57 кг.

— Почему?

— Я маленький для категории 61 кг. Я раньше не совсем понимал это, но теперь понимаю. Позже поднимусь обратно. Я могу выиграть у ребят и из полулегкого веса, и из легкого. Но если я начну драться с ребятами, которые крупнее меня, я до пятого боя не доживу. Нужно думать о здоровье.

А так я готов драться хоть каждый месяц. На чемпионате мира я дрался пять раз за пять дней, так почему тут должен останавливаться, брать отдых в два месяца? Могут быть проблемы с весогонкой? Никогда не понимал, почему люди не хотят становиться лучше, а хотят гонять вес. Никогда не понимал.

— Сколько хотите провести боев в Brave и когда собираетесь перейти в UFC? Есть же наверняка план.

— План есть. Я в пятницу, после взвешивания, подписал контракт с Paradigm Sport Management. Эта компания работает с Исраэлем Адесаньей, Майклом Биспингом, Конором Макгрегором. Выбор был нелегкий. Мне писали очень многие менеджеры. Почему Paradigm? Вы же видите, как поднялся Адесанья. Он уже на обложке игры UFC 4. А как они продвигали Конора, Биспинга? Эта компания заинтересована не только в том, как раскрутить тебя перед каким-то боем. Вот что ты будешь делать после завершения карьеры? А у Paradigm есть план наперед. Это меня заинтересовало.

— Не будет ли хейта из Дагестана, учитывая, что эта компания представляет интересы Конора?

— А причина?

— Ну, типа в одной команде с Конором.

— (морщится). Нет, не думаю. Исмаил Наурдиев там тоже подписан, и все нормально. Это ничего не значит.

— Али Абдель-Азиз на вас выходил? Видел, что с победой в инстаграме он поздравил.

— Выходил.

— А почему решили с ним не сотрудничать? По-моему, он достаточно эффективный менеджер.

— Почему так думаете?

— Пример: у Марчина Тыбуры травмировался соперник. Замена нашлась быстро — против поляка вышел россиянин Максим Гришин, который не тяжеловес, но работает с Абдель-Азизом. То есть Али легко протаскивает в UFC своих бойцов, отстаивает их интересы.

— В UFC можно ворваться и без менеджера. А вот общаться с UFC без менеджера тяжело. По-любому нужен нейтральный человек. Кого, вы говорите, подписал Абдель-Азиз? Имя?

— Максим Гришин.

— Его за границей никто не знает — ни в Европе, ни в Америке. По-английски он, возможно, не говорит. Ему просто нужно было подписаться в UFC. Таких много. Им нужно подписаться в UFC, а какие у них будут спонсоры, как их будут раскручивать в медиа — для них неважно. У меня другие цели. Я хочу быть на телевидении, хочу, чтобы у меня были хорошие спонсоры, чтобы у меня были раскрученные сайт и Youtube-канал. Это мне интересно. Али может подписать в UFC, может там тебя продвинуть — если будешь показывать хороши результаты. А вот со спонсорством у него слабо.

«Наилегчайший дивизион UFC очень слабый»

— И снова спрошу — сколько боев хотите провести в Brave перед переходом в UFC?

— 4-5. Цель — перейти в UFC в следующем году. Но я хочу стать чемпионом Brave, самым молодым чемпионом. А после этого подписаться в UFC.

— Но вы не согласитесь на стандартный гонорар новичка 10+10 тысяч долларов?

— У меня было предложение подраться в августе в Dana White's Contender Series. Там гонорар как раз 10+10. Но я хочу зайти в UFC по красной дорожке, а не через задние ходы какие-то. Хочу, чтобы меня ценили.

— Как вам новый чемпион UFC в наилегчайшем весе — Дейвисон Фигейредо?

— Хороший боксер, у него хорошее джиу-джитсу. А вот борьба не на высоком уровне. Вообще, мне этот дивизион не нравится. Он очень слабый. И с точки зрения медийности тоже. Ну кто знает, кто там сейчас чемпион? Я понимал идею закрыть его. А то сидят там тихо.

«У меня есть уровни, кому отвечать в начале, а кому в конце. Я фильтрую»

— Вас называют проспектом номер один в ММА. Как не зазвездиться при таком большом внимании?

— Внимание большое, но я знаю, что это только начало. Впереди еще много тяжелой работы. Вот пример. У нас была пресс-конференция в зуме. И мой соперник объяснил участием в ней тот факт, что он не сделал вес. Я ему сказал: «Тогда надо было слать журналистов подальше. Потому что если ты не делаешь вес, то все эти журналисты будут настроены против тебя». Если у меня в контракте прописано, что я должен дать интервью, а мне надо тренироваться — я пойду тренироваться. Пусть штрафуют, мне без разницы — тренировки важнее.

— Популярность часто негативно влияет на людей. Кто-нибудь из старых знакомых говорил, что вы изменились?

— Нет. Но бывает, что кому-то могу не ответить на сообщение. Сейчас уже невозможно отвечать всем. Отвечаю своим близким, которые с самого начала в меня верили. А кто запрыгнул в поезд по пути — они с него сходят. У меня есть уровни, кому отвечать в начале, а кому в конце. Я фильтрую.

— Сколько сообщений пришло с поздравлениями после дебюта в профи?

— Не считал, но много. Ответил мало кому — только близким.

— Александр Зинченко поздравил?

— Поздравил. Ему ответил.

«Исмаилов съел Емельяненко психологически»

— Еще вас поздравил Магомед Исмаилов — в инстаграме. Значит, знакомы с ним?

— Да, мы были вместе на сборах в Таиланде. Очень позитивный. Мы с ним допоздна в зале оставались, дополнительно тренировались. Когда он в зале — энергия там заряженная.

— Как вам его бой с Александром Емельяненко?

— Высоким с низкими тяжело боксировать. А Емельяненко еще и борьбы боялся. Из-за этого он стоял в неудобной для себя стойке — боялся и тейкдаун пропустить, и в челюсть пропустить. Он был потерянным. И еще на нем было много давления. Может, он недооценил Магу из-за веса. Но Мага съел его психологически до боя.

— Слышали, что Brave может подписать Емельяненко?

— Серьезно?

— Да. Он сам об этом говорил. Советуете ему эту лигу?

— Конечно. Они до конца года проведут 18 турниров! Какая организация еще такое делает кроме UFC? Даже Bellator не делает.

— Емельяненко за бой с Исмаиловым заработал порядка 10 миллионов рублей. А Brave может предложить хотя бы похожие деньги?

— Может.

«Чимаев очень скромный парень. Живет в комнате метр на метр»

— В Стокгольме вы были вместе с Хамзатом Чимаевым. Давно познакомились?

— В 2017 или 2018 году. В 2018-м я был на его бое в Бахрейне. Кажется, у него еще был рекорд 3-0. Я тогда как раз выиграл чемпионат мира, и он мне сказал: «Хватит в любителях драться, это уже нелегально». Он очень простой пацан. Когда я прилетел в Стокгольм, пригласил меня и мою команду на ужин. Еду сам на стол ставил. Живет в той же комнате, что и раньше, — в зале. Комната метр на метр, кровать, тумбочка — и все.

— Чимаев выиграл два боя за десять дней, и теперь о нем заговорили все.

— Он вошел в историю. Когда создаешь историю, ты уже на виду. Люди ждут от тебя новых подвигов. Он молодой, знает английский.

— Правильно делает, что бросает вызовы Конору, Серроне, Майе?

— Конечно. Раз ты пришел в организацию, то должен быть готов драться со всеми. И у тебя должен быть четкий план, как подниматься наверх.

— Он может зачистить полусредний вес?

— Может.

— А средний?

— Посмотрим. Невозможно драться в таком темпе, как он в первых раундах. Какая бы у тебя физика не была. Думаю, с другими соперниками он будет биться по-другому. Но заднюю он точно не даст.

— Бой Чимаева с кем вам было бы интересно посмотреть?

— С Дарреном Тиллом. У него хайп такой, шутки делает такие... Задел девушку Колби Ковингтона. Хотел бы, чтобы кто-нибудь его побил за это.

— Ковингтон тоже не святой.

— Но задевать чью-то девушку... Ты не имеешь права такого делать.

Единоборства / ММА: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
8
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир