10 апреля 2020, 11:05

«Федор пропустил жесткий удар, но пришел в себя и выиграл. Я закричал залу: «Смотрите, какие мы!»

Бывший тренер и менеджер Russian Top Team Николай Питьков — про карьеру Федора Емельяненко и проделки Сергея Харитонова.

В марте мы опубликовали интервью с тренером Russian Top Team Андреем Былдиным о Федоре и Александре Емельяненко, Сергее Харитонове. Сегодня — заключительный материал из тульской командировки: беседа с человеком, который в RTT играл ключевую роль — Николаем Питьковым.

Братья покинули команду в 2003 году, Харитонов — в 2007-м. Клуб развалился, а Питьков завязал с ММА. Сейчас у него свой ресторан японской кухни в центре Тулы. Там мы и встретились.

Как Федор возил с собой черный хлеб

— Вы тоже завязали с тренерством. Кроме ресторана — чем занимаетесь?

— Купил старый детский сад и сделал там спортивный зал, хотел в этом направлении работать. Супруга уговорила устроить как раз детский садик со спортивным уклоном. Оказалось — то, что нужно!

— Сколько стоит?

— 17 тысяч рублей в месяц. Сын Волк Хана к нам ходит.

— Вы были классным каратистом...

— Обычным.

— От расставания с Емельяненко большая дыра внутри?

— Вообще никакой. Все зажило. Хотя тогда было неприятно. Мы как раз в этот момент через нашего депутата и бывшего начальника охраны Ельцина Александра Коржакова вышли на знаменитого Иншакова. Чтоб тот помог продвинуть Емельяненко. Бои без правил в России вообще развиты не были.

— Заинтересовался?

— Нет. Сказал — есть свои спортсмены, которых двигает. Господи, вот вы расспрашиваете — столько всего сразу вспоминается...

— Что — особенно?

— Бой с Фудзитой. Емельяненко пропустил жесткий удар в височную часть, но как-то пришел в себя и выиграл удушающим. Волнение было жуткое. Я сам до этого Фудзиты дотронулся — он будто из бетона! Скала! Когда все закончилось, я сам выскочил на ринг и кричал залу: «Смотрите! Смотрите, какие мы!» Когда первый раз оказались в Японии, поселили нас с Федей в китайском квартале. Номерок крошечный, два на три метра. Пошли кушать — приносят палочки. Федор в недоумении: «А где вилки? Где хлеб? Пусть принесут!» Пытаемся объяснить — и не можем...

— Пришлось Федору кушать руками и без хлеба?

— Палочками. Так извелись, что мышцы на руках заболели. А Федор подытожил: «Все, теперь будем хлеб с собой возить». Действительно, возил.

— Черный?

— Только черный!

Как Федор не перезвонил

— Емельяненко на вас обижается.

— За интервью? Я не знаю, он или менеджеры написали, что в том интервью много неправды. А обижается ли — не в курсе.

— С самим Финкельштейном, который увел у вас Федора, говорили? (Емельяненко после Russian Top Team выступал за клуб Red Devil.)

— Нет. Сказано было так: «Человек хочет посотрудничать». Да мы были не против! Мне Федор передал его телефон, я набирал несколько раз. Но Финкельштейн ни разу не отозвался. Сначала взял трубку его водитель: «Он не может подойти, позже». Человек не перезвонил. Я понял — не хочет разговаривать.

— А Федор вам потом предъявил в разговоре: «Хотели бы — дозвонились...»

— Ну да. Еще отвечал бы секретарь или кто-то.

— Сами-то вы с Былдиным готовы были прогрессировать как тренеры и менеджеры?

— Разумеется! Харитонов у нас прибавлял и прибавлял в гонорарах. Начав с 5 тысяч долларов. Дело-то шло. Перед каждым боем подыскивали для Федора и Харитонова такого спарринг-партнера, который похож на будущего соперника. Может повторить его коронные удары.

— Сегодня у вас есть телефон Федора?

— Нет. В какой-то момент он все поменял. Однажды надо было узнать что-то про UFC, я нашел номер. Федор меня узнал: «О, привет. Я перезвоню». Не перезвонил. Может, забыл.

— Не обидно?

— Нет. Знаете, единоборства — тяжелый вид спорта. Человек мог забыть. Бывает такое.

— Чему вас научила эта история?

— Главный урок — из обычного борца можно сделать бойца смешанных единоборств. Реально! Еще — не доверять договоренностям на словах. Все надо подписывать.

— На чем обычно стопорились переговоры?

— На страховке. Что будет, если Федор получит травму. Ну и на гонорарах.

— Сам Емельяненко вникал в эти дела?

— Вникал. Даже предлагал что-то. Мы же знали, сколько получал Ногейра — было обидно! В разы больше!

— Сколько?

— Говорили — 200-300 тысяч долларов. У Федора первый бой в Японии стоил две с половиной тысячи (в организации RINGS. — Прим. «СЭ»). Волк Хан получал столько же.

Как Федор стал Последним императором

— Как появилось прозвище Последний император?

— Мы же выступали в RINGS, а там победителей чемпионатов называли «императором», надевали лавровый венок как у Юлия Цезаря. Все это было у Ногейры или Волк-хана. А Федор стал последним чемпионом. Ну и заодно Последним императором. RINGS уже загибался.

— Самому-то Федору прозвище понравилось?

— А кому ж такое не понравится? Вообще, японцы — удивительные люди... Председатель их федерации самбо пришел в гостиницу. Слегка выпивший, в спортивном костюме. Пригласил нас в ресторан. Заказали суши и пиво. Приносят счет, шарит по карманам. Забыл карточку!

— Да и черт с ней.

— А наличных у него нет. Нам платить категорически запрещает. Достает из кармана брусок в бархатном мешочке, килограммовый слиток золота: «Возьмите. Завтра вернусь с карточкой, рассчитаюсь». Официант перепугался: «Не надо, не надо ничего оставлять, мы верим...»

Как Харитонов и Илюхин разыграли самбиста

— Ваших бойцов смешные истории преследовали?

— Да случались... Как-то Харитонов и Миша Илюхин поехали в сборную России по самбо. Какой город — не помню. Заселяются в гостиницу, в номере одна койка занята, сумка лежит. Две свободны. Разместились, легли. Тут заходит парень, самбист. Посмотрел косо: «Что это мою сумку сдвинули? Ну-ка быстро поставили на место...»

— Продолжение? Самбист снялся со сборов?

— Нет, наши ребята перемигнулись. Начали подыгрывать. Переставили быстренько, извинились. Тот приободрился: «За чайком мне сбегаете?» — «Да-да, какие вопросы...» Ну, дурака валяют.

— Понятно. Тем интереснее продолжение.

— Целый день над ними издевался. По ногам кого-то хлопнул: «Подвинулся!» Потом пошли на тренировку, у кого-то спросил: «Это кто такие вообще?» А ему отвечают: «Да Харитонов с Илюхиным. Самые лютые бойцы без правил». Парень сжался. А дальше Харитонов рассказывал — лежат они в номере, этот тихонечко отворяет дверь. Засовывает голову: «Ребята, можно?» Сел на край кровати: «Вы меня извините. Переборщил. Если надо — могу за чайком сбегать...» Наши от хохота чуть с кровати не свалились.

Как встретили в лифте Плисецкую

— Самое интересное знакомство благодаря боям без правил?

— Майя Плисецкая. В какой-то гостинице едем в лифте — вдруг она заходит. А у ребят лица после боя побитые. Она так взглянула, со смятением. А мы улыбаемся: «Здравствуйте, Майя Михайловна!» Расцвела: «Ой, наши, русские мальчики...»

— Чужое интервью, которое произвело особенное впечатление?

— Летели с Харитоновым на бой в Японию. Нахватал в дорогу журналов — а в одном интервью Кости Цзю. С заголовком — «Не забывайте своих первых тренеров». Я эту заметку Харитонову подсунул.

— Что такого?

— Рассказывает, как попал в Австралию. Первый менеджер и тренер поддерживал во всем. А потом появились люди со стороны, начали агитировать: «Бросай этого менеджера, ты мало зарабатываешь, можно в два раза больше». Год капали на мозги.

— Уболтали?

— Константин начал замечать у тренера недостатки. А те вешают и вешают лапшу: «У нас хорошие юристы, разорвем контракт». Ну и повелся. Начались судебные тяжбы — и Костя проигрывает! Чтоб отработать крупную неустойку, пришлось драться каждый месяц. 5-6 лет это тянулось. Самое жуткое время в его жизни. Со всеми рассорился, нервничал, в семье начались передряги...

— Можно понять.

— Наконец рассчитался со всеми. Набрал номер этого тренера — тот поднял трубку и произнес: «Я ждал этого звонка пять лет». Встретились в кафе. Узнал его не сразу — настолько этот тренер постарел. Не могли наговориться до самого закрытия. Костя говорил: «Я встретил родного человека...» А в конце было обращение к спортсменам — ребята, многие компании будут охотиться за вами. Не торопитесь!

— Что Харитонов?

— Прочитал — и со всем согласился. А с Костей я потом познакомился. Он играл в бильярд. Говорит: «Вы с президентом обнимаетесь». Я уж не стал говорить, что это Федор обнимается, а я с Емельяненко уже не работаю. Про статью ему напоминать не стал.

— Что-то интересное услышали?

— Занятное услышал. Цзю вдруг говорит: «Все это хорошо. Но ведь бои — не вид спорта!» Что тут можно ответить?

Russian Top Team
Команда, образованная на стыке 90-х и 00-х годов. Руководитель — Владимир Погодин, бывший вице-президент Всероссийской федерации самбо (погиб в авиакатастрофе в 2008 году). Бойцы
Russian Top Team выступали в ведущих японских промоушенах — RINGS и Pride. По словам тренера и менеджера Николая Питькова, название Russian Top Team придумали японцы. Костяк команды составляли Федор Емельяненко, Александр Емельяненко, Сергей Харитонов. Тренеры — Питьков, Андрей Былдин, Александр Скрипников. Им помогали Магомедхан Гамзатханов (Волк-хан), Михаил Илюхин, Андрей Копылов (все трое и сами выступали как бойцы), Александр Федоров, Николай Зуев.

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости