«Его панчи издавали звук удара топора по мясу. Я слышал, как хрустнул нос Ногейры». Вспоминаем бомбы Федора

22 октября, 20:15
Федор Емельяненко. Федор Емельяненко. Джон Маккарти приводит в чувство Бретта Роджерса после правого прямого Федора Емельяненко.
Последний Император подает с обеих рук.

Федор Емельяненко не запомнится как один из самых сокрушительных панчеров в истории ММА, но не потому, что у него не было нокаутирующей красной кнопки. Сила удара Федора всегда была при нем — и сила гораздо большая, чем та, что изначально подарена природой любому тяжеловесу, — но именно разнообразие и универсализм сделали его явлением.

Запас трюков Федора был настолько велик, что он построил 14-матчевую победную серию в Pride всего с одним нокаутом из стойки — в поединке против Зулузиньо (дважды уронив его и добив на земле). Еще три нокаута в ведущем японском промоушене Емельяненко оформил ударами на земле — Херринга и Косаку он засек до остановки доктором, а Гудриджа затоптал соккер-киками. В остальных десяти прайдовских поединках у Федора шесть побед сабмишенами и четыре — решениями. Универсализм в его золотом сечении: 14 побед в Pride, и достигнуты они всеми тремя возможными способами в ММА, да еще и практически поровну: шесть сабмишенов, четыре нокаута и четыре решения.

Сейчас эта всеохватность Федором безвозвратно утеряна — пять его последних поединков закончились нокаутами. Впервые в его карьере так много боев кряду заканчиваются только одним способом. Объясняется это просто — из реальных оружий на высоком уровне у Федора остался только нокаутирующий удар, и если он его не доводит, то проигрывает этим вариантом сам. 

Если вглядеться в его карьеру и понять, когда Федор начал терять универсализм, то больше всего похоже на правильный ответ — в 2008 году: поединок с Тимом Сильвией. Тогда мы впервые увидели Федора, агрессивно форсирующего нокаут, насыпающего серию размашистых ударов без попыток прятать панчи за угрозами тейкдаунов или другими маневрами. Да, Федор блестяще воспользовался минимальным футворком Сильвии, здорово сбил его переднюю руку и пробил фирменный левый хук, но вся атака выглядела чрезмерно агрессивной и рискованной. Подобное Емельяненко провернул ранее и с Зулузиньо, но там соперник настолько был неповоротлив и уступал в скорости, что риски были минимальными.

Начиная с боя против Сильвии мы увидели Федора-нокаутера (да, Тима он формально задушил, но все решила серия ударов, особенно левый хук), который идет в размены и гонится за финиширующим ударом. Такой Федор был в бою с Роджерсом, Вердумом, Бигфутом, а самым ярким воплощением его стилистической деградации стал поединок с Дэном Хендерсоном, где Последний Император просто превратился в отчаянного рубаку.

 

Трудно назвать одну причину таких перемен — возможно, Федор решил, что одного его бокса хватит для побед, возможно, травмы и возрастные изменения не позволили бороться и ставить на долгие маневренные поединки, возможно, произошло что-то еще. Так или иначе, даже с учетом потери универсализма Федор создал несколько нокаут-шедевров, и, прибавив к ним его предыдущие финиши данным способом, мы хотели бы разобрать его коллекцию на отдельные элементы.

Итак, у Емельяненко 15 побед нокаутами в профессиональных ММА.

ГНП-нокауты (ударами на земле) — 5: Херринг, Гудридж, Кохсака, Синх, Соннен. Сюда же включены докторские остановки, вызванные ГНП.

Нокауты из стойки левой рукой — 5: Такада, Хейсман, Нагата, Зулузиньо, Мир. Также добавим сюда нокдауны левой рукой в боях с Сонненом, Сильвией и Фуджитой.

Нокауты из стойки правой рукой — 5: Роджерс, Орловский, Рампэйдж, Хиззо, Исии. Обратите внимание на симметрию и в этом направлении — все 15 нокаутов разбиваются на три разных способа. Это не тот случай, когда у Федора вся опасность исходила только от одной руки.

Нокауты ударами ногами — 0. Федор очень сильно недоиспользовал кики, хотя мы видели случаи блестящего их применения. Это левый кик в корпус Фуджите, с которого началась нокаутирующая серия. Это отличные лоу-кики и мидл-кики в бою с Кро Копом (когда Мирко готовил хай-кик, Федор сбивал его с равновесия лоу-киком), это лоу-кики в поединке с Монсоном, одним из которых он сломал ему ногу.

Теперь разделим все нокдауны и нокауты Федора по видам панчей.

Левый хук (боковой удар) — 8 нокаутов и нокдаунов.

Правый прямой — 3.

Правый хук — 3.

Федор крайне редко использовал апперкоты и классический прямой джеб. Даже его правый прямой, которым он создал два своих самых ярких нокаута — с Орловским и Роджерсом, — Федор бил не по классической траектории. Он сильно наклонял корпус, и прямой удар шел вверх. Механика положения корпуса скорее напоминает оверхэнд, но движение руки — это чистый кросс. Кстати, затем отменный правый прямой Федор поставил и Вадиму Немкову. Вот как Вадим в интервью «СЭ» описывал роль Емельяненко в постановке этого удара:

«Правый прямой у меня прорезался, когда пришел Федор и начал сильно заострять внимание на развороте плеча во время удара. Левой рукой, правой. Когда плечи разворачиваются, удар становится жестче и летит дальше. Когда пришел Федор, люди начали падать от моей правой. Он много работал со мной над тем, что, когда ты бьешь правый прямой, левое плечо должно быть сзади».

 

Любопытно, что у самого Федора этот удар заработал только под конец карьеры — впервые он уронил им как раз Андрея Орловского (32-й бой в ММА). С некоторых камер кажется, что летит оверхенд или оверхук, но стоит всмотреться в траекторию удара, и видно, что это самый что ни на есть правый кросс, только направленный вверх. Сам Последний Император на недавней пресс-конференции довольно сухо и без подробностей вспомнил этот нокаут: «Была определенная наработка, по движениям Андрея я понял, что могу попасть по нему этим ударом».

Если мы разделим нокауты и нокдауны Федора на те, которые случились с позиции первого номера (когда он инициировал атаку) и второго (когда контратаковал), то увидим, насколько по своей природе он агрессивный боец.

3 нокдауна и нокаута — из позиции второго номера.

11 нокдаунов и нокаутов — из позиции первого номера.

Если смотреть на то, когда случились нокауты, то тут почти все случились в первом раунде — 14. Только один раз Федор нокаутировал соперника позже — Роджерса во втором раунде.

Интересно поговорить и о силе его удара. Тяжелый вес исторически лидирует по проценту досрочных побед, что объясняется вторым законом Ньютона: сила = масса x ускорение. Ребята свыше 100 кг веса практически любым попаданием могут закончить бой, но все равно среди них есть те, за чьей силой стоит не просто масса. Федор — из таких. Тот же нокаут с Орловским — да, кажется, что Федор слишком глубоко наклоняется и удар идет чуть ли не от задницы, но если присмотреться — видно, что его рука сжата в кулак у груди и удар идет именно оттуда. Он не делает амплитудного дугового замаха, чтобы зачерпнуть силы, а бьет четко и аккуратно. И из-за того, что Орловский летит на него, Федор не использует весь свой рич. Чтобы выключить таким ударом наглухо, нужна огромная сила.

 

С Роджерсом Последний Император вложился еще сильнее, удлинив панч, и это, пожалуй, самый сочный нокаут в его карьере. Когда Бретт проснулся, то ничего не помнил. Его диалог с рефери Джоном Маккарти стал культовым.

Роджерс: «Что случилось?»

Джон: «Он только что тебя нокаутировал».

Роджерс: «Я хорошо дрался сегодня?»

Джон: «Ты отлично дрался, мальчик мой».

Джон Маккарти приводит в чувство Бретта Роджерса после правого прямого Федора Емельяненко.
Джон Маккарти приводит в чувство Бретта Роджерса после правого прямого Федора Емельяненко.

Сам Емельяненко после поединка объяснил нокаут удачным наблюдением за движением ног соперника: «Я посмотрел на его передвижение ног и постарался подловить на его реакции».

Левая рука Федора тоже хорошо запомнилась соперникам. Вот что говорил на послематчевой пресс-конференции Тим Сильвия: «План был держать Федора на дистанции за счет рича. Если он сокращает дистанцию — встречать его локтями. Он бьет очень сильно, никто и никогда раньше не бил по мне с такой силой. Удушающий? Честно, я был настолько потрясен после левого хука, что не мог нормально защищаться».

Проигравший уже совсем одряхлевшему Федору Чел Соннен тоже был шокирован силой его левой руки: «Я планировал драться перед его лицом, смотреть ему в грудь, изматывать. Но он ударил меня так сильно... В меня просто прилетела ракета. Я реально считаю этот удар ракетой. После него я так и не восстановился. Когда я рухнул на канвас, у меня была мысль: «О'кей, на этом можно и заканчивать, но я не хочу запомниться как человек, проигравший самым быстрым нокаутом в истории Bellator». Я никогда раньше не сталкивался с такой силой удара».

Бывший боец ММА и автор книг Сэм Шеридан так вспоминал силу удара Федора в своей книге: «Я помню первый бой Ногейры с Федором, когда Федор сломал ему нос. Правый прямой Федора бил как лазер, просто невероятная скорость. На арене была абсолютная тишина, и попадания Федора издавали звук удара топора по мясу. Я слышал, как хрустнул нос Ногейры. Федор дрался с опущенными руками, его скорость позволяла ему держать их внизу. Когда они входили в клинч, он швырял Ногейру как куклу. Он был быстрее, сильнее и точнее. Я никогда раньше не видел, чтобы кто-то бил так сильно, как он. Когда же попадал Ногейра, Федор даже не моргал, ему это было нипочем».

Сам Ногейра после первого поединка был уверен, что побьет Федора в реванше. Более того, пророчил Федору большие проблемы в бою с Марком Коулмэном.

«Мое лицо почти зажило после боя. Боб Сапп сломал мне левую кость в носу, а Федор — правую, — говорил бразилец в интервью изданию Gong Kakutougi в июне 2003-го. — Он нанес мне в начале боя несколько жестких ударов с левой. После возвращения в Бразилию я отправился к своему другу-врачу, и тот прооперировал меня за 40 минут. Федор выбрал хорошую стратегию на наш бой. Я ожидал, что он будет проходить мой гард, менять позиции, но он даже не пытался финишировать меня приемом. А сам очень хорошо защищался от них. Он очень быстрый. Хотя он не проходил гард, нельзя назвать его действия в партере пассивными. Он постоянно двигался. Но я пересмотрел бой, и теперь у меня есть несколько идей, как победить его. Я примерно понимаю его стратегию — сидеть сверху и наносить удары без попыток сабмишенов. Если я окажусь сверху, я могу кое-что сделать. В бою я дважды оказывался сверху, но мне потребовалось много времени, чтобы провести свип и оказаться наверху. Когда я вышел в топ-позицию, уже был конец раунда. Если бы времени было побольше и я мог бы развить позицию, то прошел бы его гард. Во втором раунде я тоже оказался сверху, но снова была концовка, мне не хватило времени.

Изначально я думал, что смогу финишировать его со спины, но он очень хорошо защищается от приемов из этой позиции. Защищается очень быстрыми движениями. И он силен физически и умен, чтобы не идти на большие риски. Он хорошо бил сверху, а такие удары требуют великолепного баланса, физической силы и выносливости. Но рано или поздно Федора загонят в позицию на спину, и что тогда он будет делать? Например, это может сделать Марк Коулмэн или боец похожего стиля. Вы думаете, Федор сможет наносить такие тяжелые удары, находясь на спине? В реванше я тоже буду стремиться выйти в позицию сверху, а не пытаться свипнуть со спины. Как может пройти бой Федора с Кро Копом? Очень интересное противостояние. Мирко — отличный ударник, но Федор тоже хорош в стойке. У Мирко хорошая защита от проходов в ноги, хорошие спролы, но Федор не проходит в ноги, он бросает из клинча».

Напоследок доверим объяснение специфики удара Федора Емельяненко его многолетнему тренеру по боксу Александру Мичкову.

«Самый жесткий удар — это у Феди, — говорил Мичков в интервью YouТube-каналу «Разрешите вас перебить». — Он бьет именно жестко. А тяжело бил Саша [Емельяненко]. У Феди удар именно резкий, идет касание — точное и резкое. А у Саши удар с продавливанием. Кулак коснулся — и еще движение. У Феди так — и отскочил, как теннисный мяч. А у Саши идет дальше, продавливает».

В интервью «СЭ» Мичков рассказал, что Федор многое в технике ударов и нахождении углов взял у Роя Джонса.

«Каким был его бокс, когда он пришел ко мне? Ему поставили какие-то начальные моменты, одиночные удары. Выглядело это немного коряво. Я пытался поставить его в классическую боксерскую стойку, что-то сообразить, но это не подходило Федору. Он мне жаловался: «Когда я держу руки высоко, я не вижу атаки соперника и не успеваю». Я тоже это заметил, но думал, что со временем он привыкнет. У него поэтому открытая стойка, голова торчит. Все классики — тренеры по боксу говорили мне: «Ты не можешь ему руки поднять и голову опустить?» А я думал: зачем это делать, если Федору это неудобно? Я пришел к выводу, что ему лучше делать так, как удобно. Он стал меньше пропускать удары, а за счет своей феноменальной скорости и реакции защищался. Долго ли бился с его стойкой? Нет, это где-то в течение месяца было. Когда он стал становиться в пары, я увидел, что он просто не успевает [при классической стойке]. Начал с ним разговаривать, давал ему кассеты с профессиональными боями, но он объяснял, что ничего не видит и не успевает. Поэтому мы попробовали так, как ему удобно.

Я подумал: раз у него получается так, то зачем ломать и изобретать что-то лишнее? Часто говорили, что у Федора размашистые удары: «Он корявый у тебя, поставь ты ему классическую технику». А зачем, если он бьет те же самые удары, пусть и с замахом, но попадает? Зачем выдумывать и что-то ломать? Ему так удобно. Тем более когда большой замах, соперник не очень концентрируется, думает, что успеет поставить руку, сделать блок. Как правило, в 90 процентах случаев такие удары пропускают. Через два года после того, как Федя начал со мной работать, я сказал ему: «Посмотри, как работает Рой Джонс-младший, как он передвигается, под каким углом делает удары». Федя посмотрел и резко обогатил свой арсенал».

23 октября Федор Емельяненко подерется с Тимоти Джонсоном на Bellator 269 в Москве.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

34