10 декабря 2011, 00:02

Последний бой Волк Хана

Читать «СЭ» в

Бои без правил у российской публики ассоциируются с многократным чемпионом мира Федором Емельяненко. Однако мало кто знает, что первым российским бойцом, выступавшим на профессиональном ринге, был Магомедхан Гамзатханов, или Волк Хан, как назвали его японские промоутеры.

Волк Хан провел 61 профессиональный поединок (51 победа, 9 поражений и ничья), он - заслуженный мастер спорта России, мастер спорта по вольной и классической борьбе, боевому самбо, дзюдо, кандидат в мастера спорта по боксу. Его кубки и медали едва помещаются в комнате площадью 48 квадратных метров. Я познакомилась с ним, можно сказать, случайно. Это случилось в Вильнюсе, на чемпионате мира по самбо. Судьба распорядилась так, что Волк Хана специально пригласили, для помощи в организации мирового первенства.

– Как вы попали на профессиональный ринг?

- После чемпионата CCCР-1991 по самбо мне предложили приехать в Москву, принять участие в отборе участников боев по версии "Рингс". Признаюсь честно, в свои перспективы не очень сильно верил, поэтому приехал в столицу даже без спортивной формы. Во время отбора японцы, посмотрев  мою технику, сначала сказали, что не подойду. Тогда я сел в уголочке и стал внимательно наблюдать за конкурентами, в числе которых были олимпийские чемпионы, чемпионы мира и Европы по борьбе, боксу, дзюдо, каратэ. Всего - более 50 человек со всего Советского Союза. А потом подошел и спросил: "А что вам нужно показать-то?" Ответили, что хотят увидеть все мои возможности. Тогда, во второй попытке, я продемонстрировал боевое самбо. Японцы были настолько удивлены, что даже переспросили, что это за вид спорта? Каратэ? Бокс? После этого они минут двадцать шушукались и решили, что первым поеду я.

В Японии мы с менеджером Владимиром Погодиным выходили из самолета последними. У меня в руках была сумочка с сахаром, чаем, колбасой, печеньем… И вдруг смотрю стоят человек 40 журналистов, несколько телекамер. Я оглянулся посмотреть, кого встречают. Вы не представляете, как растерялся, поняв, что меня! Я в шоке: что говорить? Все спрашивали: "Знаю ли я своего будущего соперника?" Я отвечаю: "Нет!" - "А как же вы будете драться?" - "Вот выйду на ринг и узнаю!" На мой первый бой пришли 35 тысяч зрителей. А на ринг я вышел под новым именем - Волк Хан, которое мне дали из-за моего волчьего взгляда.

- Было страшно?

- Волновался, конечно. То и дело спрашивал Погодина: "Как мне драться?" А он в ответ: "Ты, смотри мне: осторожно! А то весь бизнес сломаешь, если сейчас всех разорвешь!" Только начну серьезную атаку, как слышу окрик: "Я тебе дам! Остановись!" Акира Маеда делает мне поперечный болевой, который запрещен в спортивном самбо, и я проигрываю на 18-й (!) минуте (по правилам бой был рассчитан на 30 минут без перерыва. - Прим. Е. Р.). После спрашивал Евгеньевича: "Ну и зачем ты мне кричал, останавливал? Что получилось?"

- Позже вы стали любимцем публики.

- Я сразу понял, что бои без правил не столько спорт, сколько шоу-бизнес. Здесь главное - зритель и его эмоции. Выходя на ринг, я внимательно изучал публику, просчитывал: на какую победу настроены зрители? Случалось, ловил соперников на болевой прием, но отпускал: чувствовал, что зрители хотят иного завершения для этого поединка, желают растянуть удовольствие от боя. Это была моя жизнь, моя работа. И так готовился к каждому бою. Зрителей надо чувствовать, и у меня это получалось.

- А поражения в вашей спортивной карьере были?

- Конечно. Вспоминается четвертьфинальный бой турнира Kings of the Rings с очень титулованным спортсменом бразильцем Антонио Родриго Ногуэйро. Пришлось выступать, несмотря на сильную ангину. Мы дрались 10 минут, и я уступил лишь по мнению судей. А в финале он за две минуты выиграл у Валентина Оверина и стал чемпионом "Рингс".

- Говорят, вы однажды дали судье пощечину.

- Был такой случай. Я уже не только выступал, но и тренировал. И во время поединка моего ученика Каримулы Баркалаева и голландца Гилберта Айвела, проходившего в Москве, был просто возмущен судейством. Дело в том, что Гилберт, находясь в проигрышном положении, укусил Каримулу, а арбитр присудил ему победу. С таким произволом я смириться не смог: вышел на ринг и дал пощечину судье. Это неправильно, но на тот момент казалось необходимым. Однажды этот же судья не остановил вовремя поединок, также проходивший на московском ринге, между Михаилом Илюхиным и бразильцем Рикардо Морарисом. В результате бразилец разорвал рот Мише. А что касается боя Баркалаева и Айвела, то после просмотра поединка в записи другие рефери победу отдали моему подопечному. И это справедливо.

- В Россию не привозят сильных бойцов?

- В нашу страну приезжают спортсмены среднего класса. Лучших не привозят потому, что в России никогда не заплатят столько денег, как в Америке или в Японии. Основной доход идет от телевидения, в нашей же стране оно к подобным затратам не готово. А такие звезды, как голландец Оверим, бразилец Силва, американец Барннет, зарабатывающий более миллиона долларов на ринге, вряд ли захотят драться за копейки.

- Можно ли сказать, что в России уже сформировалась индустрия профессиональных поединков или мы пока на первобытном уровне?

- К великому сожалению, индустрии шоу в нашей стране пока нет. У нас все строится на сборе денег со спонсоров и на продаже билетов. А один из важных критериев этой индустрии - прибыль. В Японии на этот план все просчитано: организации боев, аренда зала, зарплата спортсменам, проживание, питание, перелеты - все окупается за счет продаж билетов и атрибутов. А прибыль идет от телетрансляции. Например, в Японии деньги делают из мелочей: по контракту я не имел права дать автограф. Чтобы получить росчерк моего пера, люди за месяц должны были оформить заявку и оплатить 50 долларов в кассу федерации, а потом прийти в специализированный магазин. Там, помимо получения автографа, многие тратились на атрибутику, плакаты, футболки, принося тем самым еще больше прибыли организаторам.

- Вам приходилось делиться опытом с японскими спортсменами?

- Да. Я регулярно проводил платные семинары, собиравшие от 200 до 500 человек.

- В 90-х профессиональный ринг был прибыльным занятием?

- Сейчас мне даже стыдно признаться, но за первый визит мне заплатили всего 10 тысяч долларов. Хотя в начале 90-х это были немалые деньги, ведь зарплата в России была от 100 до 250 долларов США. При этом я был самым дорогим спортсменом из СССР. Мои бои приходили посмотреть в среднем от 35 до 55 тысяч зрителей.

- Нет ностальгии по тем временам и желания снова выйти на ринг?

- На днях я получил предложение от японцев выйти на ринг и провести показательный бой, который для меня станет последним на профессиональном ринге. А вообще, этим мартовским турниром Акира Маеда собирается возобновить работу профессиональных поединков "Рингс" для легких весов.

- Примете приглашение?

- Несмотря на 50-летний возраст я в прекрасной форме. Веду здоровый образ жизни: не употребляю алкоголь, не курю. Мой боевой вес по-прежнему 108 кг. Тренируюсь вместе с молодыми ребятами самбистами и борцами. Признаюсь, хотел бы завершить профессиональную карьеру в Японии. Там же, где и начинал.

Елена РЕНЖИНА

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости