10:30 6 ноября 2015 | Хоккей — Европа

"Тарасенко сказал:
"Никого не бойся, и все получится"

Виталий МЕНЬШИКОВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Виталий МЕНЬШИКОВ. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"

У защитника "Сибири" Виталия Меньшикова – уникальная судьба. Шесть с лишним лет он скитался по командам высшей лиги. Где-то не платили зарплату, где-то не замечали в упор. За это время Виталий повидал многое: порой приходилось подрабатывать частным извозом, водить грузовики. Думал ли он тогда, что 5 ноября 2015 года ему предстоит дебютировать в сборной.

Марат САФИН
из Хельсинки

С ПЕРВОГО РАЗА В "СИБИРЬ" НЕ ПОПАЛ

– За три дня до вызова меня предупредил администратор команды, что меня включили в расширенный список. Попросил дать размер обуви, одежды. А через три дня мы встречались с новокузнецким "Металлургом", и после игры генеральный менеджер "Сибири" Кирилл Фастовский сообщил, что пришел официальный вызов. Это были потрясающие эмоции! Для меня это большая честь, – начал Меньшиков.

– До "Сибири" ваша карьера складывалась непросто: вы долго скитались по высшей лиге.

– В 17 лет я уехал в Америку из родного Челябинска. На тот момент "Трактор" не играл в суперлиге, не был решен вопрос с финансированием команды. Мой агент пообещал, что я буду играть в одной из юниорских лиг Канады. Но я оказался в Соединенных Штатах, в Atlantic Junior Hockey League, молодой лиге. Уровень там был далеко не самый высокий, не знаю, почему так поступил агент. У нас было всего 4 тренировки в неделю по 40 минут и по два часа тренажерного зала. Обещали устроить в семью, в итоге я искал ее сам. Никаких денег при этом нам конечно же не платили, никак не обеспечивали формой. В итоге я отыграл сезон, который закончился в январе, и уехал.

– Началась долгая эпопея с вышей лигой?

– Да, я поехал в "Металлург" (Серов). Оттуда вернулся в "Трактор 2", к своему первому тренеру Борису Самусику. Именно тогда он переставил меня в оборону. До этого я играл в нападении. В первую команду меня не взяли, и я решил двигаться дальше. Позвонил в "Зауралье", поехал в Курган, оттуда перебрался в самарский ЦСК ВВС, команда оказалась банкротом, пришлось перейти в "Рязань". Был еще в волжской "Ариаде", затем первый раз оказался в "Сибири" на просмотре, главный тренером тогда был Дмитрий Юшкевич. Оттуда меня отправили набираться игровой практики в "Зауралье". На следующий год я прошел полную предсезонку в Новосибирске, но в состав не попал. Поехал в альметьевский "Нефтяник". Там у меня не особо сложились отношения с коллективом, и я вновь поменял место работы – на это раз это был красноярский "Сокол". Что и говорить, команд было много. И самое главное, тяжело играть, когда постоянно переходишь с места на место. У каждого тренера свой рисунок игры, свои требования, под которые еще нужно подстроиться.

ЗАЩИТНИКОМ СТАЛ В 19 ЛЕТ

– Как удалось попасть в КХЛ?

– После Красноярска я поехал в "Автомобилист", сыграл там 9 матчей, после которых сняли главного тренера Андрея Шаянова. Я тут же выпал из состава и снова оказался в Красноярске. Два года назад я получил предложение от Владимира Плющева, возглавившего "Казцинк-Торпедо". Он сказал прямо, что такого опыта, как у него в команде, я нигде больше не получу. И ведь действительно так и вышло: я провел полноценный сезон, стал лучшим бомбардиром-защитником и лучшим снайпером-защитником в лиге. Владимир Анатольевич привил мне правильную психологию, подсказывал много нюансов. После этого сезона мне поступило предложение от "Сибири".

– Сложно было переучиваться на защитника в 19 лет?

– В школе "Трактора" играл в защите лет до 8-9. Так как я часто бегал вперед, переставили а атаку. Сначала было очень непривычно, я очень много играл впереди, нередко проваливался. Много работал над тем, чтобы это устранить. Когда переходил из команды в команду, каждый тренер вносил нюансы в мою игру. Не у всех, к сожалению, были грамотные советы. Нужно было выделить нужную мне информацию, плюс добавить что-то свое в игру. Особенно хорошо помог мне Дмитрий Юшкевич, который исправлял мне катание. Очень много дельных советов дал мне Андрей Тарасенко. Наверное, именно с этого момента и начался мой рост, появилась более-менее осмысленная и эффективная игра в обороне.

– Какие именно советы они давали?

– По всей игре защитника. Как играть на синей линии, как правильно закрывать зону, очень много было нюансов по катанию. Посоветовали сменить марку коньков.

– Многие воспринимают высшую лигу как некое болото, в которое ты попал и уже никогда не выберешься. Так ли это?

– Я бы не стал так говорить. Если есть желание, ты можешь сделать шаг, два шага вперед. Просто там играет много ребят, которые смирились со своим положением, и это не очень хорошо. Главное – верить. Есть масса молодых ребят, которые продолжают верить, прогрессируют, работают на каждой тренировке, ходят в тренажерный зал, а не бегут домой играть в компьютерные игры. Это же твоя жизнь. Есть же хорошее выражение: если ты хочешь иметь то, чего у тебя никогда не было, делай то, что ты никогда не делал. Знаю, что подобное негативное мнение о высшей лиге присутствует. Но это не так, там достаточно хороший уровень. Процентов 30-40 ребят из ВХЛ могли бы спокойно играть в КХЛ.

В 14 ЛЕТ ВЕСИЛ 98 КИЛОГРАММОВ И СЛЕГ С АРИТМИЕЙ

– Скитаясь по высшей лиге, мыслей о национальной сборной, наверное, не возникало.

– Может быть это громко звучит, но это правда: я всегда ставлю себе высокие цели. Всегда думаю о том, кем я хочу себя видеть через два-три года. Говорил себе, что хочу играть в КХЛ. Я надеюсь, что и дальше смогу прогрессировать.

– Смотришь заявки команд КХЛ и из года в год удивляешься, сколько в них воспитанников челябинских школ. Причем далеко не все из них попадают в "Трактор" или "Мечел", но, как и вы, пробиваются через команды ВХЛ. В чем секрет этого города?

– У нас много сильных тренеров. На самое главное, на мой взгляд, это вопрос мотивации. Челябинск – суровый город. Хороший, но суровый, рабочий. И если ты хочешь чего-то добиться, то приходится делать больше, чем другие, с детства заявлять о себе. Это желание – во внутреннем стержне каждого челябинского игрока.

– Я был свидетелем, как вы трудились на сборах. При всей работоспособности кажется, что в вас генетически заложена физическая сила.

– В 14 лет я был высокий и невероятно худой. Тогда у меня возник бзик: чтобы чего-то достичь, я должен стать мощным и физически очень сильным. И я переборщил. За полгода набрал 15 кг мышечной массы. Тренировался со своим годом и с ребятами на год старше. Выходных у меня не было, я сам себе устраивал дополнительные тренировки. В итоге при росте чуть ниже, чем сейчас (195 см. – Прим. "СЭ"), я весил 98 кг (сейчас – 95. – Прим "СЭ"), – для несформированного детского сердца это очень плохо. В итоге я слег с аритмией на два месяца. У меня постоянно прыгало давление. Я ведь делал упражнения на массу, хотя нужно было делать упражнения на резкость, на выносливость. Я стал тяжелый, вязкий, ухудшилось катание.

– Сейчас ваша команда на первом месте в конференции, хотя в межсезонье ее покинули ведущие на тот момент игроки. За счет чего удается добиваться хороших результатов?

– В прошлом году появилась уверенность, когда прошли два круга плей-офф. Когда каждый игрок чувствует, что прибавляет от матча к матчу, она появляется. Конечно, перед началом сезона много вопросов, беспокойств, как оно все сложится, но уже с предсезонных матчах уверенность эта появляется. Костяк команды остался, в коллективе все друг за друга. По первым играм ребята поняли, что те, кто был вроде бы на вторых ролях, могут стать лидерами и становятся ими.

– Согласны с мнением, что новое поколение тренеров – Скабелка, Разин, Кудашов, Скудра – повышают уровень игроков?

– Согласен. Они фанаты своего дела. В "Сибири" тренеры показывают нам видео, демонстрируют ошибки, компоненты, в которых необходимо прибавить. Такие наставники не боятся доверять молодежи, раскрывают игроков. Считаю, неправильно ставить крест на игроках в детском возрасте, в молодежной команде. Если есть желание, надо много работать - и тебе воздастся.

– Что сказали Андрей Скабелка и Андрей Тарасенко, когда тебе пришел вызов?

– Андрей Владимирович сказал: "Молодчик. Заслужил вызов своей работой. Давай действуй, все получится". Тарасенко, тоже Андрей Владимирович подбодрил: "Никого не бойся, и все получится". Другие тренеры: Павел Зубов, Константин Капкайкин, Кирилл Легчаков тоже поддержали меня добрыми словами.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ