Почему «Алавес» и «Ренн» не взяли Кузяева. Интервью бывшего вице-президента «Монако» Васильева — о Далере, Миранчуке, Головине и Дзюбе

17 сентября 2020, 00:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Почему «Алавес» и «Ренн» не взяли Кузяева»

№ 8284, от 18.09.2020

Вадим Васильев. Фото AFP Муса Силла и Вадим Васильев. Фото Официальный сайт «Утрехта»
Бывший вице-президент «Монако» Вадим Васильев пообщался с обозревателем «СЭ» Игорем Рабинером.

Жизнь в футболе меняется быстро. Три сезона назад россиянин Вадим Васильев во главе «Монако» сенсационно выиграл у «ПСЖ» и всех остальных чемпионат Франции, а по итогам того 2017 года был признан лучшим футбольным менеджером Европы по версии Football Business Awards. В течение двух трансферных окон ему удавалось продать игроков на рекордные для каких-либо клубов суммы, при этом и результаты долго не страдали: монегаски из года в год попадали в Лигу чемпионов, где однажды дошли до четвертьфинала, а еще раз — до полуфинала. Первая в истории «Монако» покупка россиянина, Александра Головина, — тоже его рук дело.

Но первая же осечка привела к отставке, и, отойдя от связанных с этим переживаний, недавно Васильев переквалифицировался в агенты. К нескольким трансферам он имел отношение как посредник, а вчера осуществил первую сделку в полноценной агентской роли — 20-летний экс-нападающий «Монако» Муса Силла, будучи свободным агентом, подписал контракт с голландским «Утрехтом». Я позвонил своему старому знакомому, чтобы поздравить его с началом новой деятельности, — а в итоге получилось большое интервью.

Кузяев

— В последние месяцы ваше имя активно обсуждалось в связи с возможным трансфером Кузяева. Можете рассказать, до какой степени правдиво? — спросил я Васильева по ходу беседы.

— Если честно, немножко всем этим удивлен. С Далером я впервые встретился в декабре прошлого года. Мы познакомились, и Кузяев мне очень понравился. Я обещал помочь ему с переходом в европейский клуб. Потом, весной и в начале лета, футбольный рынок из-за пандемии встал. Когда в июле он начал потихонечку оживать, стало понятно, что с Адьямом, папой и агентом Далера, у нас разные представления о том, как правильно продвигать футболиста на европейский рынок.

При этом подчеркну: не говорю, кто прав, а кто виноват. Это не критика, а просто констатация факта: люди имеют право на разные подходы, точки зрения, различное понимание, как должен идти тот или иной процесс. Поэтому, когда стало понятно, что мы с Адьямом по-разному смотрим на вещи, обсудили это — и, как здравомыслящие люди, пришли к тому, что я продолжу работу только по ограниченному числу клубов. А по всем остальным Далер свободен работать с любыми агентами и посредниками на рынке, что и произошло. Кузяев продвигался очень многими людьми, к чему я никакого отношения не имею.

— Изначально вы сами предложили Далеру свои услуги, или его сторона вам позвонила?

— У нас есть общий знакомый, который нас свел.

— Увидели ли вы в нем настоящее желание уехать играть за границу?

— Да. В декабре Далер реально хотел уехать в Европу. Но с тех пор мы не общались. Это был наш единственный разговор.

— На сколько клубов у вас была авторизация?

— Не думаю, что эти детали настолько важны. В Испании, например, на три.

— Из тех клубов, с которыми работали вы, подошли ли близко к какому-то трансферу?

— Да, два клуба были реально в нем заинтересованы. Первый — «Алавес». Там Далера очень хотели — но не смогли осуществить сделку по финансовым причинам.

— Не потянули два миллиона евро зарплаты, которые, как сообщается во многих источниках, хотели Кузяевы?

— Цифры, извините, комментировать не буду. Скажу только, что «Алавес» — это не большой клуб, и он не может позволить себе то, на что способны другие клубы. Но, например, «Ренн» — вторая команда, заинтересованная в Кузяеве — это совсем другая история. Далер был в списке окончательных претендентов, рассматривался очень серьезно. Там как раз финансовых проблем не было.

У «Ренна» история получилась несколько анекдотичной. Когда «Севилья» выиграла Лигу Европы, и, соответственно, «Ренн» автоматически получил путевку в групповую стадию Лиги чемпионов, владелец клуба выделил большой бюджет на приобретения игроков. После этого чаша весов, конечно, склонилась к тому, чтобы потратить деньги на игрока, которого и тренер, и спортивный директор хорошо знают либо по чемпионату Франции, либо по другим первенствам топ-5, чтобы минимизировать любые риски. Пока еще полузащитника не взяли, но недавно прошла информация о предложении на 23 миллиона евро за 22-летнего полузащитника «Лиона» Джеффа Рен-Аделаида. Естественно, если есть деньги, удобнее и понятнее взять игрока, которого все в стране знают.

— Удивительно было узнать из Telegram-каналов уже в сентябре, что продажей Кузяева занимаетесь только вы?

— Да, мне присылали заметки на эту тему. Тогда мне не хотелось это комментировать, но сейчас, когда эта информация получила распространение, понимаю, что стоит раз и навсегда все объяснить и закрыть эту тему. А на месте журналистов, которые подобное публикуют, на мой взгляд, честнее было бы позвонить и все уточнить. Я никогда ни от кого не закрываюсь.

— В чем именно было несовпадение вашей и Адьяма стратегий продвижения Кузяева в Европу?

— Допустим, в прессе все время выходила какая-то информация на эту тему. Не знаю, от кого она исходила, не утверждаю, что из окружения Далера, — но точно не от меня. Смотрите, по переходу Силлы я лично общался со многими клубами, игрок и семья были в курсе всего — и ни одной, повторяю, ни одной утечки. Считаю, что трансферы любят тишину. Ставились нереальные сроки — с учетом событий в мире, в том числе и на футбольном рынке.

— Тема травматизма Кузяева никакой роли не сыграла?

— Нет. Главное, что Далер сейчас очень достойно сыграл за сборную против Венгрии, поучаствовав во всех трех голевых атаках. Просто молодец!

— Ваш прогноз: чем его трансферная эпопея закончится?

— Нет у меня прогнозов. Далеру желаю только удачи и того, чтобы он реализовал себя. И если не в этом году, то в следующем исполнил задуманное. Надеюсь, он хорошо выступит на чемпионате Европы, и тогда переход в хороший европейский клуб станет намного более возможным. Думаю, что время у него еще есть. В 27 лет карьера в самом разгаре. И даже если это не случится в этом году, то возможность у него еще будет. За российским чемпионатом в Европе следят все-таки гораздо меньше, это факт. Обратить на себя внимание можно либо через выступления в еврокубках, в первую очередь в Лиге чемпионов, либо на чемпионатах мира или Европы.

Миранчук

— Вы сказали: «Трансферы любят тишину». Но ведь вокруг перехода Алексея Миранчука из «Локомотива» в «Аталанту» было максимально много ажиотажа и обсуждений.

— Видите — это как раз к тому, что у каждого свой подход. Вокруг трансфера Миранчука было сломано много копий — но он в итоге получился. Вот и говорю, что не я прав, а я так работаю. Кто-то может работать по-другому — и тоже успешно. То, что Алексей перешел в «Аталанту» — замечательно для российского футбола. Дай бог, чтобы он показал себя, — и это еще больше откроет двери для россиян на европейский футбольный рынок после Александра Головина.

— «Аталанта», по-вашему, — правильный клуб для Миранчука?

— Всеми специалистами признано, что «Аталанта» работает очень профессионально. Думаю, Алексей оказался в правильном месте, которое ему по силам.

— Ходили разговоры, что на Миранчука претендовал и «Милан». Что для него лучше?

— На сегодня — «Аталанта». Да, концовка сезона у «Милана» получилась очень хорошей, но этот клуб в последние годы находится в процессе перестройки и некоего брожения. До недавнего времени считалось, что спортивная дирекция уйдет, поменяется тренер. Похоже на то, что, если бы не такая блестящая концовка, все это должно было произойти.

Надо посмотреть, насколько этот клуб вернется к стабильности. В то время как «Аталанта» — однозначно стабильный клуб. Поэтому для Алексея, думаю, это более предпочтительный выбор.

— А что скажете о сумме трансфера — 14,5 миллиона евро?

— С учетом ситуации на рынке, который в целом находится в подавленном состоянии, считаю, что это реальная стоимость футболиста. Изначально, когда я слышал более высокие цифры, сказал: «Нет, не более пятнадцати».

— Зачем тогда Василий Кикнадзе обещал болельщикам, что продаст его не меньше, чем за 20, а то и за 25?

— А когда он это говорил?

— Во второй половине июля, после матча 28 тура прошлого чемпионата России с «Уфой».

— Это прокомментировать не могу, но я всегда оценивал стоимость Миранчука в районе пятнадцати. И это с поправкой на коронавирус. В обычное время могло быть и больше, но пандемия внесла очень серьезные коррективы в бюджеты большинства клубов. Стадионы пустые, доходов нет, зарплаты платить надо те же, многие спонсоры в трудной ситуации отказались...

Сегодня абсолютное большинство клубов на рынке — продавцы. «Аталанта» и «Ренн», которые покупают — это исключения из правила. Купите, купите, купите! И меня как футбольного посредника почти все просят помочь продать футболистов, а не приобрести. При таких условиях это абсолютно правильная цена.

— В «Локомотиве» даже заявляют, что прописали процент за последующую продажу Миранчука из «Аталанты».

— Тогда это тем более отличная сделка, с которой поздравляю «Локомотив».

— Обсуждается еще тема, сработается ли Миранчук как по-футбольному, так и по-человечески с украинским полузащитником Русланом Малиновским.

— И сейчас, и когда был в руководящих органах УЕФА, придерживаюсь точки зрения, что футбол должен быть вне политики. А дальше все зависит от самих игроков. Призываю обоих к тому, что футбол должен объединять людей, даже если между двумя государствами имеются определенные проблемы.

— В 90-е годы, в пору сербско-хорватского конфликта, в мадридском «Реале» прекрасно уживались и очень многого вместе достигали серб Предраг Миятович и хорват Давор Шукер. Мне довелось беседовать с Миятовичем, и он сказал на эту тему: «У нас были прекрасные отношения, такими же остаются и теперь. В 87-м, когда Югославия еще была единой, мы вместе выиграли молодежный чемпионат мира. Тогда и сдружились. И никакая война не могла эти отношения испортить».

— Замечательный пример — и, надеюсь, российский и украинский футболисты его поддержат, даже если они и не были знакомы раньше. Спорт — один из мостиков к восстановлению хороших отношений между странами или, по крайней мере, между людьми.

— В Бергамо Миранчук приехал с травмой, полученной в матче со «Спартаком». Это не помешает ему в «Аталанте»?

— Это еще раз к вопросу о цене. Смелое решение итальянского клуба — редко кто покупает травмированного, пусть и не слишком серьезно, футболиста. Это показывает, насколько «Аталанта» верит в Миранчука и заинтересована в нем.

Со стороны видны все предпосылки для его успешной карьеры, а это важно для всего российского футбола. Головин, Миранчук — если у них будет получаться, то это поможет и другим. Потому что отношение к российским игрокам в Европе все равно остается настороженным. В частности, в той же Германии, где успешных примеров уже много лет нет.

— На ваш взгляд, переход Мирачука стал хотя бы в какой-то мере следствием довольно успешного опыта Головина в «Монако»?

— Безусловно, все имеет значение. В первую очередь, конечно, Алексей проявил себя сам, и основная заслуга — его собственная. Но помню по Головину даже я вначале сомневался — ведь не было довольно продолжительное время с россиянами положительного опыта. Особенно когда речь идет о серьезном трансфере. Но этот перелом сознания происходит, хотя и медленно. Разговаривал со специалистами в Испании — у меня был мандат только на три клуба (по данным «СЭ», это «Валенсия», «Вильярреал» и «Алавес», — Прим. И.Р.). Все равно осторожность ощущается. Вот во Франции после Головина все уже более открыто. Это постепенный процесс, и он движется в правильном направлении.

— Учитывая, что процесс с Головиным проходил у вас на глазах, какой совет дадите Миранчуку?

— Постараться влиться в среду, чтобы чувствовать себя комфортно. Как можно быстрее постараться хотя бы минимально выучить язык. И принять новые условия игры без каких-то оговорок. В «Аталанте» они точно другие, нежели в «Локомотиве». Если что-то будет не нравиться — они такие, и все. Ты пришел не для того, чтобы их менять. В чужой монастырь со своим уставом не ходят. И все тогда получится.

Когда «Локомотив» играл против «Ювентуса» в Лиге чемпионов, меня спрашивали, кого из россиян я считаю наиболее востребованными в Европе. Назвал как раз Алексея Миранчука. Так и произошло.

Головин, Неймар, феномен французских клубов в ЛЧ

— Каким видите дальнейшее развитие Александра Головина? Сколько времени ему было бы правильно провести в «Монако» — и когда делать следующий шаг?

— Сейчас в «Монако», на мой взгляд, сильные тренер и спортивный директор. Надеюсь, это поможет клубу вернуться к стабильности. И, наверное, будет правильно, если Саша поработает этот сезон в такой обстановке, которая и поможет футболисту сделать этот шаг вперед, который уже близко, но пока по объективным причинам не состоялся. Переход на следующий уровень в своей игре повлечет за собой хорошие предложения о переходах.

— «Монако» в последние пару лет находился в состоянии турбулентности. Видите ли предпосылки для стабилизации монегасков на уровне кандидата на попадание в Лигу чемпионов?

— Вижу. Уже сказал, что у команды сейчас сильные тренер и спортивный директор. Вижу и сильную команду, способную претендовать на высшие места во французской лиге. Лично мне отрадно и то, что в последнем матче, выигранном у «Нанта», оба гола забили мои «воспитанники» — два талантливейших молодых футболиста Диоп и Жеббель. Я приобретал обоих в клуб, и у них по разным причинам заняло время, чтобы показать себя. Но сейчас начинают просматриваться результаты того моего труда. Конечно, хотел, чтобы они заиграли раньше, но того же Жеббеля долго мучили травмы.

— Поразительно, что чемпионат Франции на несколько месяцев остановился, но один из ее клубов, «ПСЖ», дошел до финала Лиги чемпионов, а другой, «Лион», до полуфинала. Вы с «Монако» до этой стадии доходили. У вас есть объяснение этому феномену?

— История с «ПСЖ» не особо удивительна, потому что команда подходила к прорыву уже давно. Много лет у нее не получалось выйти даже в полуфинал, но с такой потрясающе качественной командой, одной из сильнейших в Европе, рано или поздно это должно было произойти. А вот «Лион» действительно удивил. В чемпионате страны он выступил очень посредственно, но в отдельно взятых матчах Лиги чемпионов команда смогла сосредоточиться и показать результат. Качество у нее есть, но стабильности в национальном первенстве «Лион» продемонстрировать не мог. Чемпионат — это марафон, ЛЧ — спринт. Особенно в этом году, когда, начиная с четвертьфинала, этапы состояли из одного матча.

— У «ПСЖ» могут возникнуть проблемы с чемпионством в этом сезоне?

— Команду сейчас лихорадит. Но еще все впереди. И если она быстро сможет перенастроиться, то все еще можно изменить к лучшему. Во главе парижан — очень опытный директор Леонарду, которого я очень уважаю. Уверен, что клуб и он лично с этой ситуацией справятся.

— Стал ли для вас откровением срыв Неймара? И имеет ли право игрок так реагировать, даже если его спровоцировали на болезненной теме расизма?

— Нет, не имеет. И откровением — тоже не стал.

— А как относитесь к эпопее с Месси?

— Странная история для величайшего футболиста. Ухожу, остаюсь... Непроработанность заявлений и решения. Все это, конечно, не делает его менее великим футболистом, но на таком уровне подобного рода ляпы, оговорки, изменения позиции — недопустимы.

— А насколько допустимы в этой связи поступки и заявления президента «Барсы» Бартомеу?

— Поскольку это мой бывший коллега, а также в настоящий момент я с этим клубом работаю, то воздержусь от комментариев. Выборы в марте, и знаю, что конкуренция за пост президента «Барселоны» будет очень высокой.

Муса Силла и Вадим Васильев. Фото Официальный сайт "Утрехта"
Муса Силла и Вадим Васильев. Фото Официальный сайт «Утрехта»

Дзюба, Газизов, агентство

— Видите ли какие-то параллели между несостоявшимся трансфером Кузяева и состоявшимся — 20-летнего полузащитника «Монако» Мусы Силла в голландский «Утрехт»?

— Они в том, что оба — свободные агенты. И в том, что в обоих случаях очень большую роль играет семья. Правда, в случае Далера отец и вовсе — агент. В случае с Мусой агент — я, но и тут от папы и старшего брата зависит чрезвычайно много. Наверное, на этом сходства заканчиваются, потому что семья Силлы оказала мне полное доверие, и, повторяю, на эту тему нигде не вышло наружу ни одной информации. Хотя я встречался по нему со многими клубами. Французские мы сразу исключили, так как сочли, что для развития футболиста важно попробовать свои силы и продолжить рост в другом чемпионате.

Трансфер Силлы был моей первой сделкой именно в качестве агента, а не посредника, как несколько раз было до того. Вел ее от начала до конца, и она заняла определенное время, поскольку рынок сейчас медленный. Было очень много вариантов, и нужно было принять правильное решение.

— Почему именно Голландия и «Утрехт»? Можете на его примере разъяснить нюансы работы агента?

— Были более серьезные клубы, из бундеслиги, серии А. Такой именитый клуб, как «Порту». Но парень последний сезон почти не играл из-за того, что контракт не был продлен, плюс, с учетом остановки чемпионата Франции из-за ковида, у него полгода вообще не было игровой практики. Пойти в какой-то именитый клуб обернулось бы очень серьезным риском сесть на скамейку и запороть еще один сезон. Нужно было выбрать правильный клуб в правильном чемпионате.

Что значит — правильный клуб? В первую очередь, без большого давления. Допустим, «Порту» борется за титул чемпиона, а значит, тренер Сержиу Консейсау не простит ни малейшей ошибки. С другой стороны — клуб серии А, не буду его называть, который боролся за выживание в прошлом сезоне и с большой долей вероятности будет делать то же самое и сейчас. Этого тоже нужно было избежать. Если продолжить сравнение Эредивизи и серии А, то для меня важным соображением было и то, что чемпионат Голландии гораздо интенсивнее отсматривается скаутами из АПЛ и бундеслиги, нежели высший дивизион чемпионата Италии.

Нужен был клуб, где можно себя проявить, и гарантированно будет игровое время. Клуб, который станет трамплином для следующего этапа. «Утрехт» полностью отвечает всем этим требованиям. Финансово это было не самое лучшее решение, но игрок и его семья послушали меня и сознательно пошли на то, чтобы отдать предпочтение спортивным, а не денежным моментам.

— Ваше имя после отставки Томаса Цорна и до назначения Шамиля Газизова связывали со «Спартаком». Следите ли за красно-белыми и вообще за РПЛ?

— До 5 октября (когда закрывается летнее трансферное окно, — Прим. И.Р.) очень напряженный период — поэтому сейчас, к сожалению, почти не удается. Постоянные разъезды, перелеты по Европе. По поводу «Спартака» много раз уже высказывался. Я позвонил и поздравил Газизова с назначением в клуб и желаю ему удачи. Сам же начал новую деятельность в своем молодом агентстве и сейчас не хочу от нее отходить.

— Планируете ли работать с российскими футболистами? Кто из них наиболее интересен в Европе, и допускаете ли, например, что однажды все-таки уедет Артем Дзюба?

— Будущее покажет. Пока еще база футболистов у нас намного меньше, чем в Европе, в той же Франции. Или в Африке, где я сейчас побывал. Но, думаю, со временем и это придет.

Что касается Дзюбы, то, безусловно, такой переход с каждым годом становится все проблематичнее — по крайней мере, если вести речь о топ-чемпионатах, а не о странах, куда можно просто уехать заканчивать карьеру и зарабатывать деньги. Это-то для игроков такого уровня возможно всегда. Хотя, если сборная России и лично Артем блестяще выступят на чемпионате Европы, шанс будет. Окно возможности в этом случае еще приоткроется. В национальной команде у Станислава Черчесова Дзюба смотрится отлично, и без него сегодня сборную России представить очень сложно.

Трансферы: главные сделки, все переходы, последние новости

Опрос

проголосовало: 14920
Все опросы
Алексей Миранчук и «Аталанта»: что ждет россиянина в Италии?

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
30
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир