03:20 5 апреля 2011 | Футбол — РФПЛ

"Росгосстрах" требует от РФПЛ 616 миллионов

Глава РФПЛ Сергей ПРЯДКИН. Фото Татьяны ДОРОГУТИНОЙ, "СЭ" Фото "СЭ"
Глава РФПЛ Сергей ПРЯДКИН. Фото Татьяны ДОРОГУТИНОЙ, "СЭ" Фото "СЭ"

Вчера стало известно о том, что бывший титульный спонсор чемпионата России - компания "Росгосстрах" - подала в Арбитражный суд Москвы иск к РФПЛ на сумму 616 175 000 рублей

В начале - официальные комментарии сторон.

Пресс-служба "Росгосстраха": "Иск подан в связи с тем, что "Росгосстрах" не удовлетворен выполнением со стороны РФПЛ обязательств по договору о спонсорстве в рамках проведения чемпионата России по футболу. Претензии касаются целого ряда нарушений действующего договора. Сумма иска связана с большим количеством случаев нарушения условий договора. При этом условия применения штрафных санкций предусмотрены договором".

Президент РФПЛ Сергей Прядкин: "Мы извещены о претензиях "Росгосстраха". Будем разбираться, договариваться. Знаю, что у "Росгосстраха" есть претензии в части непоказа ряда матчей в прямом эфире по Первому каналу и телеканалу "Спорт", но мы старались это компенсировать. К тому же вряд ли есть вина премьер-лиги в том, что телеканал "Спорт" перестал существовать. Уверен, что в любом случае мы найдем общий язык с нашим партнером".

В приведенных цитатах сразу обращает на себя внимание извинительная интонация обычно жесткого и категоричного главы РФПЛ. "Старались компенсировать", "вряд ли есть вина премьер-лиги" - формулировки не юридические, скорее бьющие на жалость. В чем же прокололась лига, почему так велика - более 20 миллионов долларов! - сумма иска?

Этот вопрос я вчера вечером задал руководителю департамента по связям с общественностью "Росгосстраха" Андрею Бирюкову.

- Сумма иска исчислялась нами в строгом соответствии с условиями договора, - ответил Бирюков. - Причем речь идет об их невыполнении или неполном выполнении нашим партнером только в 2010 году. Подобные проблемы возникали в течение всего срока действия контракта, но прежде их удавалось совместно разрешать в досудебном порядке. На сей раз - не удалось.

- То есть сначала вы пытались договориться полюбовно?

- Разумеется, претензии были выставлены раньше, чем иск.

- Какой была реакция РФПЛ?

- Без комментариев. Результат налицо.

Еще одна фигура, которая могла бы пролить свет на случившееся, - бывший коммерческий директор РФС Петр Макаренко, поскольку футбольный союз являлся третьей стороной договора с "Росгосстрахом". Но он также оказался краток.

- Это большая и неоднозначная история, в которой есть и правота "Росгосстраха", и в то же время объективные вещи, которые лига не могла сделать. Говорить о том, что все однозначно и кто-то на сто процентов прав, а кто-то - виноват, я бы не стал. Истина, как обычно, лежит где-то посередине, а ее выяснение, на мой взгляд, будет тянуться очень долго.

* * *

"Росгосстрах", уже будучи партнером РФС, стал титульным спонсором чемпионата России летом 2006 года. В прессе сообщалось, что тройной контракт между РФС (получившим 10 - 15% суммы), РФПЛ (85 - 90%) и страховой компанией был подписан на пятилетний срок. Если так, то он должен был завершиться не зимой, а летом 2011 года.

- Не досрочное ли прекращение контракта входит в сумму иска? - спрашиваю г-на Бирюкова.

- Нет. Заметьте, наша компания во всех комментариях придерживалась формулировки "почти на пять лет". В действительности срок был ближе к четырем с половиной годам. Так что дело не в этом.

А в чем же? Я побеседовал с экспертами, находящимися в курсе дела, но предпочитающими не раскрывать свои имена. И выяснилось вот что.

Контракт, заключенный в 2006 году, с финансовой точки зрения был прорывом в российском футболе. По убеждению моих собеседников, сумма в 10 миллионов долларов в год, которую выплачивал премьер-лиге "Росгосстрах", на первых порах являлась для России неслыханной и была куда выше объективной стоимости нашего футбольного продукта на тот момент. Тогда даже суммы в миллион долларов вызывали у потенциальных спонсоров смех.

Но "Росгосстраху", как компании рыночной, заинтересованной в каждом частном клиенте (для сравнения - СОГАЗ работает только с корпоративными клиентами), такая реклама была очень нужна, и компания шла на траты. Однако некоторых нюансов, связанных с традициями российской жизни, страховщики не учли.

В любом таком контракте две важнейшие вещи - рекламные возможности и сохранение эксклюзивности по товарной группе. В случае с "Росгосстрахом" - отсутствие соглашений с другими страховщиками. Но ряд клубов, в частности - "Зенит" и "Локомотив", такие соглашения имел (питерцы - как раз с СОГАЗом) и соответствующие баннеры на стадионах выставлял. Недавно Сергей Фурсенко обмолвился, что это вызывало проблемы. Теперь ясно какие.

Возникли они и с телевидением: по некоторым данным, телеканал "Спорт" еще до ребрендинга, зато после известного конфликта 2007 года с "НТВ Плюс" (того самого, когда в ситуацию в пользу "Спорта" вмешался "рядовой болельщик"), почувствовав административную поддержку, отказался выполнять ряд рекламных обязательств перед "Росгосстрахом". Эти данные, правда, не сходятся с тезисом г-на Бирюкова о том, что претензии компании касаются только 2010-го, ведь в прошлом году в эфир выходил уже не "Спорт", а "Россия-2". Но то, что телевизионные претензии являются одними из главнейших, - очевидно.

Проблемы копились, и после прошлого сезона руководство РФПЛ по логике вещей должно было сесть за стол переговоров с "Росгосстрахом" и их разрешить. Но отложило все на потом, что и закончилось обращением в суд. На что при этом рассчитывали в лиге - непонятно. Ведь вскоре произошло еще одно важнейшее событие.

* * *

- Если бы "Росгосстрах" по сей день оставался титульным спонсором чемпионата России, такой иск был бы возможен? - спрашиваю Бирюкова.

- Особо подчеркну, что данный иск никак не связан с прекращением действия контракта.

Напомню, что срок соглашения между "Росгосстрахом" и РФПЛ 31 декабря прошлого года завершился, и лига решила его не пролонгировать, отдав предпочтение СОГАЗу. При этом не сказать, что сумма резко возросла: "Росгосстрах" платил 10 миллионов долларов в год, СОГАЗ, если разделить 60 миллионов на 4,5 года, - 13,3.

Проблема не в самом факте смены генспонсора, а в том, как это было сделано. "Росгосстрах" более чем за полгода (что подтверждают слова Прядкина в интервью "СЭ" от 7 июля 2010 года: "Да, "Росгосстрах" вышел с новыми предложениями еще два месяца назад") выразил желание продолжить сотрудничество. Но, по данным моих собеседников, после окончания сезона ему даже не предложили по-участвовать в тендере, где в открытой борьбе кошельков определился бы новый спонсор.

"Росгосстрах", как мне рассказали несколько источников, был поставлен перед фактом: мол, в ваших услугах не нуждаются. Тендера не было, и это стало для компании неприятной неожиданностью. Хотя, учитывая, что СОГАЗ относится к империи "Газпрома", для которой не является чужим и президент РФС, удивляться этому вряд ли стоит.

Но не стоит удивляться и ответному удару "Росгосстраха". Там, конечно, никогда не признаются, что именно обида на футбольные власти послужила поводом для обращения в суд. Страховая компания и без этой обиды имела основания судиться с РФПЛ. Но, пока она была спонсором, до этого не доходило, а теперь - дошло.

Поговаривают, что глава "Росгосстраха" Данил Хачатуров с учетом того, что с его детищем поступили не по-человечески, настроен бескомпромиссно. По данным экспертов, в связи с этим избежать суда РФПЛ будет сложно, и как минимум на половину указанной в иске суммы "Росгосстрах" имеет основания рассчитывать. Впрочем, объективно об этом могут судить только те, кто обладает всей полнотой информации.

Ничего невероятного в судебном споре, конечно, нет. Но масштабы правовой непродуманности, окружающей нынче российский футбол и его власти, все больше поражают воображение.

Игорь РАБИНЕР

Материалы других СМИ