Рейтинги растут, а спортсмены остаются нищими. Где деньги для нашего фигурного катания?

13 января 2021, 10:30

Статья опубликована в газете под заголовком: «Новая эра в фигурном катании: деньги, рейтинги, спонсоры и новые проблемы»

№ 8357, от 14.01.2021

Александра Трусова, Алина Загитова, Анна Щербакова. Фото "СЭ" Александр Коган и Александр Горшков. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Алексей Сучков. Фото Федерация фигурного катания Марий Эл
Что нужно, чтобы рынок пришел в вид спорта, который претендует на лидерство среди зимних дисциплин.

Когда новость о планах федерации провести командный турнир только была опубликована, первой реакцией был приятный шок. В одном из видео меня угораздило пообещать погрызть шнурки от коньков, если федерация придумает прыжковый турнир вместо чемпионата Европы — и кажется, теперь до повторения судьбы Дмитрия Губерниева мне совсем недалеко.

Но главное, что запланированный турнир — коммерческий. Он может стать намного более важным событием в нашем фигурном катании, чем эпохальная победа Алины Загитовой на Олимпиаде или слезы Этери Тутберидзе на прошедшем чемпионате России. Это сигнал к зарождению в России рыночных механизмов в фигурном катании.

Да, понятно, что эти планы все еще может перечеркнуть всего один штамм микроскопического вируса. Но пока наши руководители федерации, как самураи и камикадзе, в одиночку тащат мировой календарь и обеспечивают нас всех шоу, темами для разговоров, а спортсменов — практикой. Верим, что так будет и дальше. Банзай, наши сэнсэи Александр Георгиевич [Горшков] и Александр Ильич [Коган].

Александр Коган и Александр Горшков. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Александр Коган и Александр Горшков. Фото Александр Федоров, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Может ли в принципе фигурное катание стать коммерческим и что для этого надо? Дискуссию об этом, как кажется, пора начинать.

Спонсоров все больше

Что прежде всего надо понимать? Фигурное катание — до крайности специфический вид спорта: А) дорогой; б) непростой для вплетения в сетку телеканалов; в) сложный для расширения календаря — программ на сезон у фигуристов все равно две. Но в нынешней ситуации грех не вводить новые форматы — турниры по прыжкам, а сколько можно было бы сделать из вращений! И это не только ради игры слов — пипл хавает фигурное катание и очень хочет добавки.

Или, выражаясь умным языком, конъюнктура для фигурного катания весьма благоприятная. Рейтинги просмотра трансляций по телевидению растут — это наглядно показал Кубок и чемпионат России, которые били футбол и возглавляли топ спортивных трансляций недели в стране. Растут и просмотры в интернете — произвольная программа Анны Щербаковой набрала в YouTube легендарные 1,7 миллиона просмотров.

Телевидение — это не только плата федерации за телеправа, но и реклама. Сравните трансляции чемпионата России, к примеру, 2017 года в Челябинске и того, что прошел недавно. Приглядитесь к бортам.

На чемпионате страны четыре года назад, еще до Пхенчхана, на бортах я насчитал только шесть больших спонсоров: телекоммуникация, шампанское, денежные переводы, чай, бытовая техника и ювелирные часы. Были, разумеется, и другие — но это либо местные компании, либо производители коньков, лезвий и тематической продукции.

Теперь смотрим на борта на последних видео Первого канала. Я насчитал 15 федеральных компаний и организаций. Помимо собственно Первого, появились мощнейшие спонсоры в виде «Газпрома» и G-Drive, платежная система «Мир» и огромное количество других. И они грамотно и интересно интегрируются — все уже запомнили мороженое у диванов, где сидят фигуристы во время объявления оценок. Производители коньков ютятся на одном борту с одной наклейкой на каждого, причем в зоне, которая в телекамеры попадает реже всего.

Что по деньгам? Федерация не раскрывает свой рекламный бюджет. Известна лишь сумма контракта с «Ростелекомом» — 150 миллионов рублей в 2020 году. Кому-то покажется немного, с учетом того, что почти все турниры носят название компании. Но если сравнивать с предыдущими контрактами, это повторение рекорда. Последний раз 150 миллионов российский телекоммуникационный гигант платил в 2014-м, в год Сочи. Самый золотой год российского спорта по финансам. С положительной оценкой соглашается спортивный агент Ари Закарян, который имеет представление о расценках: «Федерация России работает сейчас очень качественно, на мой взгляд. Это хороший контракт».

Для сравнения: один из банков заплатил за включение себя в название Российской футбольной премьер-лиги на три сезона 375 миллионов рублей — порядок похожий, а это футбол. Понятно, что деньги «Ростелекома» — не совсем рыночная история, а в некотором смысле социальный проект, но люди поступают ответственно. Кстати, еще несколько компаний я обнаружил в другом формате — на сайте ФФККР или других баннерах на аренах.

Но фигуристы не роскошествуют

Делаем вывод: рынок в фигурном катании уже есть. Тогда к чему вообще этот разговор? А к тому — что этот рынок должен приносить? Пестрота бортов — это прекрасно, но вряд ли вы, как я, сидите перед ноутбуком с калькулятором и на замедленных повторах ловите названия брендов на катке. По идее, спонсоры развивают фигурное катание. Оно становится более разнообразным, богатым во всех смыслах слова. Но есть ощущение, что в России подавляющее большинство фигуристов — нищие. В этом контексте аналогию с футболом уже никак не проведешь.

То, сколько фигуристы зарабатывают и как — тема для отдельного текста. Приведу лишь пару примеров: не все фигуристы, носящие на груди нашивку «Ростелекома», получают за это деньги. Фигурное катание — уникальный вид спорта еще и тем, что на костюмах спонсорские наклейки исключены. Но тем не менее, на спортивных куртках, в которых сидят спортсмены в kiss-and-cry, есть лоты для четырех нашивок. У Щербаковой на чемпионате России кроме Первого канала, «Ростелекома» и производителя экипировки был G-Drive, у Косторной на «Гран-при» — марка зубной пасты. У Трусовой, кстати, почему-то не было даже Первого канала.

Но вот фигуристы второго эшелона, даже резервисты сборной, зачастую остаются без нескольких тысяч рублей в месяц от «Ростелекома». Выходом могли бы стать личные контракты фигуристов со спонсорами. Но по нашей информации, часто федерация старается сделать такой договор трехсторонним, что не всегда устраивает спонсора. Ситуация не единичная — недавно конфликт на ту же тему произошел в биатлоне.

Конечно, если ты Алина Загитова, то одна победа на Олимпиаде, принесшая 13 миллионов рублей, обеспечит тебя надолго. Но ставка сборника без заслуг вполне себе на уровне среднемесячной зарплаты в Москве, не говоря уже о тех, кто вне национальной команды. Петербургские танцоры летом подрабатывали кто грузчиком, кто курьером. Наверное, это по-своему справедливо — с какой стати фигурист должен получать бешеные деньги при средней зарплате в стране 30 тысяч рублей? Но это показывает, какой большой разрыв в российском фигурном катании между небольшой прослойкой суперзвезд и всеми остальными.

Регионы — на сухом пайке

Немного денег перепадает и регионам. Вот как описывает деятельность региональной федерации исполнительный директор Федерации Московской области Елена Новикова (это регион, в котором больше всего катков в стране):

— Мы проводим соревнования и по сути выживаем за счет родительских денег. Откуда взять средства общественной организации? Особенно с учетом цены на лед в Московской области в районе 15 тысяч рублей за час? В январе мы должны провести соревнования, у них официальный статус всероссийских, значит, они должны быть бесплатными. То есть взносы запрещены. Я считала, стоимость их проведения — 850 тысяч рублей. Спонсоры? Сразу мимо. Детский спорт им неинтересен. Они напрямую говорят: нам нужна международная арена, перспектива, спорт высших достижений. Никаких налоговых послаблений ни для нас, ни для потенциальных спонсоров нет, хотя был период, когда для компаний за развитие массового спорта их делали. Поэтому хоть какая-то возможность зарабатывать — судейские семинары, тренинги. Но, конечно, этого не хватает. Нас спасают только родители, их энтузиазм. Такое вот развитие спорта, — подытоживает Новикова.

Разрыв между регионами и основной сборной — явление, характерное и для других видов спорта. Есть мнение, что раз проблема на местах, там она и должна меняться:

— А у нас уже все фигурное катание — коммерческое, — со смехом говорит Алексей Сучков, судья ISU и руководитель компании, которая до недавнего времени занималась экипировкой и материальным обеспечением сборной России. — Я работал с несколькими регионами. Все держится на частном капитале — деньгах родителей. Но спонсоров привлечь очень сложно. Чем их заинтересовать на детском уровне? На долгосрочную перспективу никто работать не будет. Обычно ими становятся магазины фигурного катания, но они же не такие богатые.

— Разрыв с регионами, наверное, существует во многих видах спорта. У нас сборная по биатлону популярна, но вряд ли кому-то нужны чемпионаты области.

— Совершенно верно. Наверное, здесь ответственность региональных федераций. Часто их президенты — тренеры, у которых нет возможности привлечь финансы или внимание властей, а не бизнесмены. И развивать фигурное катание на таком низовом уровне могут только фанатики. Экономических оснований для этого на данный момент я не вижу.

Алексей Сучков. Фото Федерация фигурного катания Марий Эл
Алексей Сучков. Фото Федерация фигурного катания Марий Эл

А вот турниров могло бы быть больше — при этом Сучков выдвигает нестандартную идею:

— Коммерческие турниры, подобно анонсированному командному, будут способствовать развитию фигурного катания?

— На уровне России федерация работает очень хорошо. Кубок Росси показывают в прямом эфире по Первому каналу — когда такое было? Но согласен, что такие коммерческие турниры нужны, думаю, федерация двигается в этом направлении. В принципе стартов в советские времена было намного больше, нам тоже нужно усиливать календарь, и когда подтягиваются спонсоры, телевидение — это дает толчок.

Можно подумать и о других форматах. В фигурном катании с успехом проходили чемпионаты мира среди профессионалов, где был и элемент шоу, и оценка техники. У нас многие фигуристы на данный момент не выступают в соревнованиях, но катаются в шоу. Алина Загитова сейчас в таком статусе, например, множество наших одиночниц, да можно копнуть и глубже. Бестемьянова и Букин до сих пор катаются в рамках Ледового театра Игоря Бобрина, Ягудин и Плющенко. Почему бы не устроить схожий турнир по аналогии? Он тоже должен проводиться под эгидой федерации, считает тренер и судья.

Растущие возможности, кажется, только увеличат объем авгиевых конюшен, которые нужно расчищать в фигурном катании. Прямо как в известной формуле про многие знания — многие печали. Радует одно: работа все равно идет, а печалиться времени совсем нет.

Фигурное катание: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
82
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир