Логинов против СБР. Контрактный конфликт выходит на новый уровень

14 августа 2019, 21:20

Статья опубликована в газете под заголовком: «Контрактный конфликт выходит на новый уровень»

№ 7997, от 15.08.2019

Александр Логинов. Фото AFP Правление СБР. Фото СБР Александр Логинов. Фото Федор Успенский, "СЭ" Александр Логинов. Фото AFP
Российские биатлонисты требуют выплаты долгов по премиальным в шесть миллионов рублей, недовольны экипировкой и условиями своей работы. Но у СБР — своя позиция.

Самая громкая история нынешнего лета в российском биатлоне — контракты спортсменов национальной команды. Лидер мужской сборной Александр Логинов договор с Союзом биатлонистов России так и не подписал. Евгений Гараничев, Дмитрий Малышко и Антон Бабиков также готовы присоединиться к «бунту». На минувшей неделе с четверкой встречался исполнительный директор СБР Сергей Голиков, но к конкретным результатам переговоры не привели. Сезон все ближе, и вялотекущий конфликт может обернуться взрывом. По информации «СЭ», Логинов в ближайшее время готовит заявление, в котором изложит все претензии к работодателям. А их, судя по всему, накопилось немало. И пресловутый контракт — только повод для того, чтобы все недовольство вырвалось наружу.

Протест не против рекламы, а материальной ситуации

Есть мнение, что камнем преткновения при подписании контракта стали рекламные места на форме и винтовке спортсменов. Якобы СБР хочет забрать больше места для собственных спонсоров, а Логинов и Ко борются за своих рекламодателей. А площади для наклеек и нашивок, ко всему прочему, ограничены регламентом IBU.

Правление СБР. Фото СБР
Правление СБР. Фото СБР

Однако, как стало известно «СЭ», разногласия спортсменов и федерации куда глубже, чем торг вокруг рекламных площадей. И представлять бунтарей как толпу эгоистов, желающих урвать у федерации лишний кусок, не совсем верно. Обиды копились много лет, а ситуация с материально-техническим обеспечением команды со временем становится все хуже.

— Это неправда, что спортсменам мало денег, — заявил источник «СЭ». — От СБР никто лишней копейки не требует, просят просто не мешать зарабатывать. Хотя, например, премиальные не платят — а смысл тогда подписывать договор, тем более на таких условиях? Обязанностей у спортсменов прибавилось, они должны согласовывать всех спонсоров с СБР, раньше это было их личное дело.

— Многое из того, что в прошлом сезоне федерация взяла на себя в части логистики и обеспечения, осталось на бумаге. Раньше на сборе было три машины — теперь приезжает одна. В Финляндии в прошлом году в столовую приходилось ездить черт знает куда. От года к году ситуация со сборами становится все хуже. У спортсменов первоначально хотели забрать сбор в среднегорье за границей, представив это как нежелание ехать тренироваться в Тюмень — а без сборов в горах сложно набрать нормальную форму, это важная часть подготовки. Все это вызывает недовольство у биатлонистов, которые застали лучшие времена, — отметил собеседник «СЭ».

У Логинова есть основания выступать

Нынешний конфликт вредит всем. Спортсменам надо тренироваться, СБР — завоевывать репутацию успешных реформаторов. Совсем недавно казалось, что чиновникам почти удалось убедить биатлонистов — в какой-то момент Логинов остался последним, не подписавшим договор. Но, судя по всему, недовольных на самом деле гораздо больше, и Логинов просто стал их лидером. Вообще, российские биатлонисты никогда не отличалась привередливостью, но об ухудшении обеспечения на условиях анонимности сегодня говорят многие из них.

Александр Логинов. Фото Федор Успенский, "СЭ"
Александр Логинов. Фото Федор Успенский, «СЭ»

Логинова в ситуации бодания с СБР можно понять. Во время дисквалификации ему помогала не федерация, а в основном Тюмень и личные спонсоры. Он — единственный в мужской команде, результатами которых может гордиться любой российский болельщик. А ведь можно вспомнить саму дисквалификацию — Мартен Фуркад и Ко настойчиво требовали, чтобы саратовец рассказал, откуда в его пробе появился ЭПО. Но Александр упорно молчит. А если бы решил рассказать — неизвестно, к каким последствиям бы это привело для нашего биатлона в целом.

Исполнительный директор организации Сергей Голиков предложил Логинову бегать в своей форме и на своих лыжах. И в такой ситуации совершенно не факт, что у Александра будут сложности. Насколько известно «СЭ», предложения у лидера сборной есть. Главное — чтобы на фоне конфликта ему все-таки дали выступать за сборную.

У Логинова есть вопросы к СБР и по поводу экипировки. Как говорит тот же источник, в последнее время у спортсмена есть проблемы с лыжами. На некоторых соревнованиях Александру приходилось бежать на лыжах Малышко. Вряд ли это все добавляет настроения спортсмену в нынешней непростой ситуации.

Мы должны раз и навсегда согласовать позиции

У СБР — своя правда. Вице-президент Союза Алексей Нуждов в интервью «СЭ» рассказал, что условия договоров основаны на международной практике, а обвинения спортсменов беспочвенны.

— Алексей Викторович, переговорный процесс с несколькими биатлонистами продолжается. Когда будет следующая встреча?

— Сейчас сборы идут, к спортсменам ездил Сергей Голиков, он выслушал их аргументы и скоро доложит ситуацию членам правления СБР. Правление решит, что делать. Межсборье будет скоро, все приедут в Москву. Мы открыты для контактов. Если спортсмены хотят поговорить — президент СБР и я готовы встретиться.

— В СМИ обсуждается проблема с рекламными местами. А есть другие вопросы, на которые жалуются биатлонисты?

— У каждого свои персональные проблемы. Идет рабочий процесс разрешения ситуации.

— Есть информация, что членам сборной не платят премиальные, есть трудности с материально-техническим обеспечением и логистикой.

— О каких премиальных идет речь? Есть призовые IBU, есть премиальные, заложенные в бюджете СБР. Вот эти шесть миллионов рублей относятся к сезону-2019/20. У нас не было контрактов в прошлом году. Непонятно, на каких юридических основаниях их выплачивать. Насчет логистики — вещи вкусовые. Вот в прошлом году много говорили насчет автобуса из Швеции в Норвегию. А когда разобрались — оказалось, что этот вариант был оптимален. В СБР можно много чего критиковать или говорить, что я не профессионал. Пусть так. Но что, Драчев — не профессионал, что ли? Или Чепиков, Тарасов?

— Ну вот есть, например, авторитетный в биатлоне человек Антон Шипулин, который говорит, что договор ставит спортсменов и федерацию в неравные условия.

— А договор по определению не может быть равным. Ни в одной стране такого нет, приоритет всегда у федерации. А в чем меряется равенство, в килограммах?

— В правах и обязанностях, наверное. Спортсмены, по словам Шипулина, оказываются в роли рабов.

— Это субъективный взгляд. Тогда уж тренеры у нас рабы, если рассуждать по логике Антона. У них меньше зарплаты. В нашем договоре условия ни грамма не хуже, чем в зарубежной практике. И что, Фуркад, Бе считают себя рабами?

Я никогда в жизни не употреблял допинг. Я никогда не нарушал антидопинговых правил. Я всегда добросовестно проходил все допинг тесты и всегда был открыт для всех антидопинговых служб. У меня нет никакого объяснения происходящему. Я крайне зол, что продолжается охота на ведьм, которая подрывает мое доверие, как абсолютно чистого спортсмена, не только к борьбе с допингом, но и к нашему виду спорта в целом. Любые обвинения, даже любые домыслы в свой адрес, иначе как полным бредом я назвать не могу. Это абсолютно безосновательный бред, ничего кроме возмущения не вызывающий. Я всегда честен перед собой, биатлонной семьей и болельщиками. Мне не в чем упрекнуть себя. *** I have never used any prohibited substances. I have never violated a single anti-doping rule. I have always been open to all anti-doping authorities and institutions. I have no explanation for recent events. I am angry and furious about the witch-hunt that is going on. It undermines my trust not only in anti-doping institutions in general, but in biathlon as a sport in particular. All possible accusations towards myself, even all rumors are nonsense. Total nonsense. I have always been honest to myself, to the Biathlon family and to the supporters. I have nothing to blame myself for.

Публикация от Anton Shipulin (@anton_shipulin)

СБР открыт. И в финансовом смысле, бюджет опубликован, и в переговорном. Не сомневаюсь, мы договоримся. Просто это все надо делать без надрыва. В том числе в СМИ. Но в то же время не хотел бы, чтобы нашу открытость и утверждения о том, что мы найдем выход, воспринимали как слабость, возможность отступить от здравого смысла. Мы с Логиновым общались перед нынешним сбором. Он приехал ко мне, мы с ним два часа сидели, я изложил позицию СБР по расходованию средств, по тому, откуда они приходят.

— Он ушел довольным?

— Мне казалось, что мы хорошо поговорили, он меня понял. Замечу только, что я его не спрашивал, будет ли он подписывать договор, я просто изложил нашу позицию. Поймите, где-то должна быть проведена черта, мы не можем спорить бесконечно. IBU регламентировал рекламную площадь: 400 квадратных сантиметров на форме и три места на винтовке и шапочке.

Александр Логинов. Фото AFP
Александр Логинов. Фото AFP

— Почему раньше таких договоров не было?

— Не знаю. Но сейчас это все надо упорядочить. Общественная организация может существовать только на членские взносы и спонсорские деньги. И личные спонсоры должны согласовываться, чтобы не повторить ошибок прошлого. Не должно быть такого, чтобы на наклейки спонсоров СБР клеили своих личных.

— Такое было в прошедшем сезоне?

— Было. Мы должны раз и навсегда согласовать позиции и разделить это все. Давайте становиться цивилизованными, — заключил Нуждов.

Резюмируя — пока предпосылок для разрешения конфликта не видно. По нашей информации, вскоре публично по вопросу планирует высказаться сам Логинов. Так или иначе — главное, чтобы в процессе перетягивания винтовки она случайно не выстрелила. В нашем биатлоне, по чеховским заветам, она висит на сцене всегда. И спусковой крючок на взводе.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
38
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир