Допинг как прикрытие. В чем главная подоплека дела ВАДА — РУСАДА

Алексей Рыбалко
Корреспондент
3 ноября 2020, 15:10
РУСАДА vs ВАДА: кто победит в CAS? Фото AFP
Слушания о санкциях против России в Спортивном арбитражном суде в Лозанне изменят весь мировой спорт.

На этой неделе в Лозанне проходит заседание Спортивного арбитражного суда (CAS), на котором фактически решается судьба российского спорта на ближайшие четыре года. Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА) пытается дисквалифицировать Российское антидопинговое агентство (РУСАДА) за якобы имевшие место манипуляции с базой данных Московской лаборатории. Но предложенные санкции повлияют не только на структуры по борьбе с запрещенными веществами, но и на весь российский и мировой спорт. Нашу сборную собираются лишить флага на двух Олимпиадах, нашей стране хотят запретить проведение крупных соревнований, а нашим гражданам — занимать ключевые посты в международных федерациях.

Дело ВАДА-РУСАДА не имеет аналогов в истории и затрагивает базовые для спортивного сообщества принципы. В частности, суду предстоит выяснить, что важнее — Олимпийская Хартия или Всемирный Антидопинговый кодекс. Почему в двух этих ключевых документах обнаружились разночтения — отдельный разговор. Но сейчас юристам и функционерам в любом случае надо выкручиваться из создавшейся ситуации, и очевидно, что в глобальном смысле речь в CAS должна идти не про русский допинг, а о более основополагающих вещах. В частности — о попытках перестроить мировую систему спорта в пользу главенства карательной функции ВАДА, его спонсоров и политических кураторов.

Самое тонкое место

Международный олимпийский комитет изначально позиционировал себя как структура вне политики. Конечно, глобальные мировые тренды все равно так или иначе затрагивали олимпийское движение, но это воздействие оставалось поверхностным. Сама организационная схема МОК была создана таким образом, что напрямую контролировать ее какому-то одному центру силы проблематично. Даже при наличии большого политического ресурса и очень больших денег. Олимпийская семья была неподвластна прямому влиянию, и пока в мире сохранялся баланс сил, раскачать созданную за десятилетия систему мирового спорта возможности не было.

Но потом мир стал однополярным и вопрос о балансе интересов отпал сам собой. К счастью, ситуация доминирование одной силы, диктовавшей свою волю всем остальным, сохранялась не долго. В какой-то момент Россия перестала соглашаться с ролью сателлита и сырьевого придатка без права голоса. В ответ мы получили санкции — политические, экономические, понятийные и, наконец, спортивные. В последнем случае — через самое тонкое место, где порвать легче всего. Через борьбу с допингом, которая еще 20 лет назад рассматривалась исключительно как медицинское направление, а в наше время вдруг оказалась чуть ли не важнее самого соревновательного процесса.

Политическая конъюнктура

С начала нынешнего века ВАДА бешеными темпами наращивало свой бюджет и свое влияние, с каждой новой редакцией Всемирного кодекса получая все новые полномочия и все сильнее выходя из-под контроля кого бы то ни было. Все это происходило на фоне распространения страшилок о задопингованности большого спорта и чуть ли не мирового заговора «грязных спортсменов», «грязных команд» и целых «грязных сборных» против тех, кто соревнуется по-честному. Понятное дело, что носителями благородства за очень редким исключением оказывались западные спортсмены, ну а где искать источник вселенского зла агентству очень скоро подсказала политическая конъюнктура.

С 2015 года на фоне обострения международных отношений ВАДА всеми силами старается убрать Россию с мировой спортивной арены. Создавая заказчикам антидопинговой истерики вокруг нашей страны конкурентные преимущества как в плане медалей, так и рычагов управления и влияния, а также, что самое главное — расчищая место вокруг сочного финансового пирога. Все эти базы данных, рассказы Родченкова, информация о кибератаках и тонны грязи, которые льются на Россию в Англии, Канаде, США, Австралии — это никакого отношения к борьбе с допингом не имеет. Ни на полпроцента. В кулуарах об этом говорят практически в открытую. Международные спортивные функционеры, сотрудничавшие с Россией на протяжении десятилетий, теперь только виновато разводят руками — дескать, не можем же мы идти против течения.

Претензия на гегемонию

Внутри спортивной системы прекрасно понимают все политические расклады и истинные масштабы допинговых проблем в России и за ее пределами. Поэтому кампания по борьбе за «чистый спорт» рассчитана исключительно на массового западного обывателя. И в плане спорта Россию выставляют, как главного сторонника допинга, который построил целую систему сокрытия нарушений и насильно заставляющий своих спортсменов употреблять «запрещенку».

Безусловно, такое поведение, как пытаются внушить обывателю, не может оставаться безнаказанным — Россию надо поставить на место, убрать со сцены и лишить возможности для самостоятельных действий. В спорте сделать это сразу не получилось, не позволила система. МОК слегка прогнулся под давлением, но в целом заказ не выполнил. Значит, нужно забрать полномочия у МОК, обвинив в мягкотелости, конфликте интересов и даже коррумпированности. Сейчас самая удобная ситуация — из-за пандемии мировой спорт переживает тяжелейший кризис со времен Второй мировой войны. И под лозунгом «спасения ситуации» у Международного комитета вполне реально отрезать часть функций.

Если CAS признает за ВАДА полномочия определять кого и куда отстранять, МОК де-факто перестанет быть главной спортивной организацией в мире. Поражение же агентства вынудит его пока отложить претензии на монополию и гегемонию. Внутри ВАДА все тоже не так просто — у него большие противоречия с американцами, которые открыто говорят, что агентство слишком мягко ведет себя в отношении России. Победа по иску к РУСАДА в CAS нужна ВАДА как воздух, иначе его просто уберут с передовой на войне «за чистый спорт». С другой стороны — агентство пока не может пойти наперекор собственным правилам и процедурам, иначе это окончательно разрушит мировое спортивное сообщество, формировавшееся более ста лет.

За гранью добра и зла

Формально CAS — это высший орган для разрешения споров в мировом спорте. Так написано и в Олимпийской хартии, и во Всемирном антидопинговом кодексе. Но с организационной точки зрения — это не более, чем частный швейцарский фонд, живущий на дотации отдельных иностранных государственных структур и заинтересованных лиц. До тех пор, пока речь идет о чисто спортивных делах, его роль как арбитра не вызывает вопросов — при условии, что это признают все участники спортивного сообщества. Но проблема в том, что дело ВАДА-РУСАДА местами выходит за рамки спорта, затрагивая общепринятые права граждан и руководителей других стран. Если CAS начнет вмешиваться еще и в такую тематику — это уже за гранью добра и зла.

Впрочем, добром и злом, равно как и какими-либо доказательствами или соблюдением правовых процедур мир санкций уже давно не оперирует. Все происходит по понятиям силы. Поэтому и слетел с катушек привычный уклад, к которому человечество стало привыкать после мировых войн первой половины XX века. А мы тут про защиту прав «чистых спортсменов» пытаемся замолвить слово. Они, эти спортсмены, ВАДА уже давным-давно не интересны. Равно как и «грязные спортсмены». Современная антидопинговая система — она сегодня о другом.

С применением допинга как явлением бороться скучно, неинтересно и невыгодно. Гораздо выгоднее за него наказывать, вводить санкции, признавать безобидные препараты запрещенным и тут же ловить тех, у кого они не успели выветриться естественным путем. Иногда, правда, попадаются не те, на кого ставили силки. Тогда приходится замыливать новости, рассказывать о «случайном применении», «незначительной вине» и спускать дела на тормозах. Благо фонд — это не государственная структура, и может себе позволить любую избирательную практику. В спортивном мире давно известно, что успех или неудача в антидопинговом деле все чаще не имеет никакого отношения к справедливости, а может быть связана и с национальностью обвиняемого, и с наличием у него денег на борьбу за свою репутацию.

Никому не нравятся силки и капканы в своем же лесу. Но охота на допингеров слишком прибыльное дело — и в финансовом, и в политическом планах. Так что этот олимпийский лес можно и порубить. Выгнать оттуда русского медведя, разворошить его берлогу, ну и немецкого царя зверей заодно с поляны попросить. В общем, из леса сделать зоопарк и руководить им. Для этого всего-навсего нужно правильное решение CAS. В деле ВАДА-РУСАДА третьими сторонами выступают ОКР и ПКР. Точно также как Россия выступает сейчас третьей стороной в разборках между ВАДА и МОК за мировое спортивное главенство и огромные денежные потоки.

Допинг: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
143
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир