01:40 12 декабря 2011 | Биатлон

Ольга Зайцева: "План по медалям
в Хохфильцене не перевыполнила"

Суббота. Хохфильцен. Дарья ДОМРАЧЕВА опережает на финише гонки преследования Магдалену НОЙНЕР (слева) и Ольгу ЗАЙЦЕВУ. Фото REUTERS
Суббота. Хохфильцен. Дарья ДОМРАЧЕВА опережает на финише гонки преследования Магдалену НОЙНЕР (слева) и Ольгу ЗАЙЦЕВУ. Фото REUTERS

 КУБОК МИРА

33-летняя москвичка стала главной российской героиней второго этапа Кубка мира, выиграв две медали в личных стартах (бронза в спринте и серебро в гонке преследования) и приведя нашу команду к бронзе в эстафете 4х6 км

Владас ЛАСИЦКАС
из Хохфильцена

- Давайте сначала немного поговорим об эстафете. Вы, готовясь к старту на четвертом этапе, следили за тем, как складывается ситуация в гонке для нашей сборной?

- В принципе да. Два первых этапа я полностью смотрела, а на третьем как раз пошла разминаться, но все равно на табло постоянно поглядывала.

- Когда поняли, что выше третьего места нам уже не подняться?

- Уходя на последний круг, увидела, что норвежка и француженка уехали достаточно далеко. Конечно, хотелось попытаться догнать их, но это было нереально. Так что после этого я поехала уже спокойно.

- А как сил на все три дня гонок хватило?

- В субботу ощущала себя уже не так резво, как в пятницу. Не знаю, как со стороны смотрелась гонка преследования, но мне казалось, что я была вялой. Может, погода сказалась - в первый день стартов было солнечно, а в субботу думала, что вот-вот пойдет дождь. Зато в эстафете опять вроде бы силы немножко появились.

- Теперь хочется обсудить субботнюю гонку преследования, о которой вы уже заикнулись. Когда подъехали на четвертый рубеж, видели, насколько неудачно стреляет лидер - Магдалена Нойнер?

- Не только видела, но и слышала (улыбается). Я прекрасно понимаю, что последний рубеж самый важный и ответственный, и на нем надо сработать идеально. И мне казалось, что все должно быть хорошо, - я могу отстрелять на ноль, но промах все же случился. Причем, это моя ошибка и я немного виню себя за нее - неаккуратно сработала, возможно, просто поторопилась. Но как получилось, так получилось. А если пошутить на эту тему, то мне просто не хотелось ехать на финиш в одиночестве. Втроем всегда веселее (улыбается).

- Об этом вы и думали, когда после четвертой стрельбы покидали стадион в компании Дарьи Домрачевой и все той же Нойнер?

- На самом деле я уже тогда предполагала, что мы до самого конца будем идти все вместе, и выявлять сильнейшего придется на финише. Силы у меня были, мощь тоже. К тому же я чувствовала, что могу в подъем обойти и Домрачеву, и Нойнер, но в итоге мне немножко места по ширине не хватило, а так все закончилось бы очень хорошо.

- Когда незадолго до финишной прямой вас подрезала Нойнер и вы оказались за спинами соперниц - не подумали в тот момент, что выше третьего места подняться не удастся?

- Это все произошло на спуске из под мостов, так что думать было некогда. Может быть, у девочек немного лучше работали лыжи именно на спуске, чем у меня. Возможно, из-за этого я и оказалась чуть позади - в подъем же себя ощущала поувереннее.

- А место для решающего финишного рывка выбирали?

- Да, в подъеме, где стоял Вольфганг Пихлер - там можно было атаковать. Но еще раз повторюсь: места мне для этого не хватило. Домрачева немного широко пошла, и если бы я начала суетиться и пытаться обойти ее то с одной стороны, то с другой - только время и силы потеряла бы.

- После финиша было больше радости от завоеванного серебра или огорчения от упущенного первого места?

- Я была довольна и выступлением, и своим состоянием.

- Накануне гонки преследования вы говорили, что обыгрывать Нойнер можно, - и уже через сутки это сделали. Для вас было принципиальным обогнать немку?

- Нет. Мы никому ничего не доказываем - в каждой гонке работаем, кто как готов на данный момент. Той же Магдалене после двух кругов штрафа было тяжелее на последних километрах догонять и удерживать высокую позицию, чем той же Домрачевой после ее идеальной стрельбы. Да, штрафной круг всего 150 метров, но они дают о себе знать - особенно на финише.

- Вы долгое время по ходу гонки шли вместе с другой россиянкой - Ольгой Вилухиной. Взаимодействие у вас какое-то было?

- Я хотела этого и в какой-то момент даже Оле на палку случайно наступила - она в свою очередь подумала, что я накатываю на нее, но я ей крикнула: "Езжай". Мне кажется, мы неплохо с ней круг поработали, а затем перед рубежом я уже пошла своим темпом. Хочу сказать, что рада за всех наших девчонок, ведь вся команда в гонке преследования выступила очень здорово. Мы всегда верили, что у нас все будет хорошо, и эта гонка, как и эстафета, не сомневаюсь, еще больше придала нам уверенности.

- А вам самой такие валидольные гонки, какой вышло преследование, нравятся?

- Когда есть силы, то да. А когда их осталось не так много, для спортсменов это уже не настолько увлекательно, как для зрителей (смеется).

- Какой личной гонкой в Хохфильцене остались больше довольны?

- Обеими. Хотя по стрельбе выходит, что лучше отработала в преследовании, где на четырех рубежах допустила всего один промах, а в спринте я на двух рубежах не закрыла одну мишень.

- В трех гонках в Хохфильцене вы трижды попали в призы. Нечто подобное и ожидали?

- Все идет по плану. Я рассчитывала на хорошие выступления, и не могу сказать, что перевыполнила план.

- Эти подиумы, на ваш взгляд, снимут немного то давление, которое оказывалось на команду после этапа в Остерсунде?

- Я общаюсь с людьми, которые на меня сильно не давят, и стараюсь при этом не читать то, что пишут в интернете. Надо просто не обращать внимания на тот пресс, который порой создается. Все-таки спортсмены - обычные люди, и, на мой взгляд, они вправе иногда выступать плохо. Конечно, мы стараемся выкладываться по максимуму, но случаются разные дни - хорошие и плохие.

Материалы других СМИ