Очередной российский ходок попался на допинге. Снова ЭПО, снова мордовские корни

20 октября 2020, 19:35

Статья опубликована в газете под заголовком: «Новый скандал в ходьбе: опять ЭПО и мордовские корни»

№ 8308, от 22.10.2020

Максим Краснов. Фото Никита Успенский
Когда это закончится?

На официальном сайте Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) буднично появилась новость об очередной дисквалификации. Однако стоило начать вникать в подробности — стало жутко. Достаточно четыре слова, чтобы понять почему: Максим Краснов, ходьба, эритропоэтин.

Объясняем, почему такое сочетание прискорбно

Во-первых, спортсмен. Уверен, вы никогда прежде не слышали о Краснове. Потому что он отнюдь не атлет топ-уровня. И просто дико, что человек, который толком ни на что не претендует (он стал четвертым на чемпионате России, проба с которого и дала положительный результат) бросается в допинговую бездну. Причем старт, на котором он погорел, не был отбором куда-либо. Просто турнир и турнир. Принимать что-то ради четвертого места на таких соревнованиях — изуверский абсурд.

Во-вторых, сразу бросается в глаза дисциплина. Ходьба... Когда-то именно с нее началось крушение всей российского легкой атлетики. Бесконечные дисквалификации мордовских спортсменов привели к тому, что тень брошена на всех вообще. И вот — очередной привет. Вы поверите следующему ходоку из Саранска, который выстрелит на каком-либо старте?

В-третьих, препарат. В пробе Краснова обнаружен запрещенный фонтурацентам и хорошо знакомый каждому любителю спорта в России эритропоэтин. В 2020 году попадаться на ЭПО — просто дно.

Тренер не видел его с февраля

Во все том же пресс-релизе ВФЛА зацепила еще одна деталь: спортсмен представляет Московскую область, а его тренер — Вадим Злобин. Специалист хорошо известен в легкоатлетических кругах и как комментатор, и как тренер. При этом к его репутации вопросов никогда не было. Ни одного его ученика прежде не дисквалифицировали. Вот и стало любопытно: как же так? Тем более — целое ЭПО.

— По бумагам я действительно являюсь его тренером, — объяснил Злобин. — Но это не тот случай, когда мы с учеником прошли вместе путь с самого начала. Мальчик воспитывался в Мордовии и Челябинске. И два года назад его отец попросил меня забрать парня. Им казалось, что так для него будет лучше.

— Как проходила подготовка в этом году?

— Вот это очень важный вопрос. Мы с Максимом не виделись с зимнего чемпионата России. Там он сдал отрицательный допинг-тест. Потом началась пандемия, и он уехал в регион. С февраля мы контактировали исключительно по телефону. Я писал планы. Виделись только на соревнованиях.

Что ему взбрело в голову — никто не знает. Он — взрослый человек, 24 года. Говорить о том, что кто-то мог на него как-то повлиять не приходится, в его возрасте решения принимают самостоятельно. И понятно, что для нас вся эта история неприятна.

— Вы с ним созванивались после этих новостей?

— Да. Он сказал, что не знает откуда это все взялось. Так что мне добавить нечего. Знаю ровно столько же, сколько и вы.

Сам спортсмен от общения отказался. «У меня нет объяснения этой ситуации», — сообщил Краснов.

Чемпионке мира из Бахрейна простили четыре «флажка»

Факт такой дисквалификации сам по себе печален. Но, по крайней мере, все указывает на то, что принимать запрещенку было личным решением Максима. Его проба с февральского чемпионата России отрицательная. После этого в сборной он не был и даже с личным тренером не виделся. Готовился у себя. Так что вопросы — только к нему. Это точно не какая-то система, а осознанное решение отдельно взятого человека.

Вместе с тем его мордовское прошлое — очередной укор в сторону региона и методов подготовки ходоков там. Формально он перешел к Злобину из Челябинска, где Краснов числился с 2015 года. Но становление как спортсмен Максим проходил именно в Саранске. Там был заложен фундамент, там он готовился, когда выиграл медаль юношеского первенства мира.

Из хорошего в этой истории — работа РУСАДА. На ее фоне сегодняшнее же решение дисциплинарного трибунала World Athletics — просто ужас. Там история в том, что Сальву Эйд Насер, которая с феноменальным результатом победила на 400 м на чемпионате мира-2019, оправдали, несмотря на... сразу четыре флажка. При этом три из них у нее были еще к весне прошлого года и по-хорошему выступать на ЧМ в Дохе она вообще не должна была. В январе-2020 Насер пропустила еще один допинг-тест.

Объяснила спортсменка из Бахрейна свои залеты крайне туманно. Сначала сама неправильно указала адрес. Точнее говоря, она написала в АДАМС дом 964. И пока допинг-офицер пытался достучаться куда-то, сидела в доме под номером 954. Ну, ошиблась, подумаешь. Понять и простить.

Еще один пропуск — целая эпопея с отменой самолета, переездом на машине, проблемами с отелями, которые были переполнены, но самое прекрасное — концовка. Она попросила какого-то человека поменять ей данные в АДАМС, однако он спал — и не прочел сообщение. В итоге ситуация зависла. И в этот сложный день к Насер как раз пришли офицеры. Тут даже дополнить нечего.

В общем, как вы догадались, ее полностью оправдали. И американский спринтер Кристиан Коулмен наверняка считает, что все по делу. Если вы понимаете, о чем я.

Легкая атлетика: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
39
Офсайд
Предыдущая статья




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир