03:10 14 октября 2011 | ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА

Усэйн Болт: "Если перестану глазеть по сторонам, могу пробежать стометровку и за 9,50"

Усэйн БОЛТ. Фото AFP
Усэйн БОЛТ. Фото AFP

Собственный корреспондент "СЭ" в Северной Америке встретился с быстрейшим человеком планеты.

Как только я вошел в номер отеля, то сразу же понял, что давно мечтал начать газетный материал именно так: "Сижу я, значит, на балконе с Усэйном Болтом".

Вообще-то Болт категорически не ассоциируется с посиделками, так же как балкон - с интервью. Но вокруг колыхался пальмами пафосный Беверли-Хиллз, вечер в южной Калифорнии был роскошен, и на балконе действительно сидел ОН. Не вечно же ему бегать, правда?

Незадолго до нашей встречи Усэйн принял участие в открытии бутика швейцарской фирмы Hublot, производящей то, что и полагается производить швейцарским фирмам, - знаменитые на весь мир наручные часы. Болт, по его собственным словам, фанат продукции Hublot и, кроме того, он посол этой компании. Для человека, который зарабатывает себе на жизнь долями секунд, партнерство самое подходящее.

Церемонию швейцарцы устроили со знанием дела - в ботаническом саду Беверли-Хиллз, куда пригласили прессу и стайку детишек. Пресса щелкала камерами и готовила вопросы ("Собираетесь ли вы попробовать себя в Голливуде?"), а детишки соревновались с Усэйном в беге по красной ковровой дорожке. Трехкратный олимпийский чемпион, пятикратный чемпион мира, суперрекордсмен в беге на 100 и 200 метров и прочая, и прочая старательно изображал нечеловеческие усилия, и было видно, что в этой галдящей компании он чувствует себя расчудесно.

Потом была раздача денег благотворительным организациям - все как полагается. На выданной мне аккредитации красовались логотип Hublot и силуэт Усэйна в его знаменитой победной позе. Той самой, которая не шибко нравится президенту МОК Жаку Рогге. Шестое чувство подсказывает мне, что Болту мнение Рогге по данному вопросу не очень-то интересно.

ВСЕ ДЕЛО В ЯМСЕ?

Он, конечно же, настоящий ямаец, этот сын фермеров из области Трелоуни, обогнавший наши с вами представления о человеческих возможностях и заслуживший прозвище Молния (то есть Lightning Bolt). Достойный сын своего острова. Творит с душой и надрывом, отдыхает со вкусом, к жизни относится, как завещал великий Боб Марли - все будет олл-райт, но вуман, но край. Как они с таким отрешенно-расслабленным характером умудряются бегать так быстро? Придя на заветный балкон в номере Усэйна, я именно с этого и начал.

- Пару лет назад я нашел в интернете сайт Ассоциации легкой атлетики Ямайки. И еще до того, как открылась страничка, из компьютера полилась песня регги. Припев там был такой: "Почему ямайцы бегают, как ветер?" А действительно, почему ямайцы бегают, как ветер?

- У всех свои версии. Кто-то говорит: это потому, что все мы - потомки рабов, кто-то объясняет пищей, которую мы едим...

- Версию про пищу ваш отец озвучил, не так ли? Неужели все дело в том самом корнеплоде, ямайском ямсе?

- После Пекина по этому ямсу все с ума посходили. У родителей был продуктовый магазин, и там отец торговал ямсом, который выращивал у себя на ферме. Сколько я в детстве его съел!.. Ну папа и постарался, чтобы об этом все узнали. Что творилось! Все нагрянули к нам в Трелоуни за ямсом.

- У вас на Играх в Пекине даже шиповки были цвета сладкого картофеля.

- (смеется.) Ну да, помню, это вообще было нечто...

- Как ямс едят, кстати?

- Вареным. Но, если честно, он мне с детства так надоел, что я его и не ем уже. Сами знаете - когда в детстве слишком часто ешь что-то одно, оно потом вот где сидит.

- Так значит, секрет успеха все-таки не в ямсе и не в рабстве?

- Я сам над этим долго думал и решил, что на Ямайке просто лучше отсеивают таланты. У нас есть соревнование, которое сокращенно называется Чэмпс. А если полностью - чемпионат Ямайки среди мальчиков и девочек. Для всех на острове это событие огромной важности, а для детей это вообще как Олимпиада. К Чэмпс готовятся с юных лет, и именно там тренеры находят талантливых детей.

- Но у вас-то, когда вы выиграли этот самый чемпионат, не было, знаю, какой-то особой подготовки. Как поется в той же песне, "просто бегали натурально".

- Я - да. Просто для удовольствия. И лишь в последний год школы стал более или менее серьезно думать о том, чтобы стать легкоатлетом. Как раз тогда ко мне пришли и сказали: "Парень, у тебя настоящий талант. Если будешь делать вот это и вот то, сможешь добиться больших результатов".

В США предлагали уехать - выступать за один из калифорнийских университетов. Многие соглашаются: это же заманчиво - ты бесплатно учишься, а вдобавок с тобой работают лучшие тренеры. Но я в Америку никогда не хотел. Вот когда предложили перебраться в Кингстон, столицу Ямайки, - согласился. Это был шанс стать профессиональным бегуном, не уезжая с острова. Я переехал в Кингстон, но все равно поначалу всерьез ни к чему не относился. Бегал на чистом таланте. Это меня уже позже постепенно обуздали.

ЛЕГКОАТЛЕТИЧЕСКИЙ ДЖОРДАН

- А почему в Америку не хотели? Заманчиво же, действительно.

- А я такой был паренек, маму любил. Не хотел от семьи далеко уезжать. Да и холодная погода мне не по душе, если честно. Правильное решение было, как выяснилось.

- В Калифорнии для вас слишком холодно?

- Да я в те годы про Штаты особо и не знал ничего. Приехал раз в Майами - было прохладно. Не ямайское там солнце. Я и сейчас надеюсь, что в Лондоне погода будет хорошая. Если пойдет дождь - не страшно, но если у них там холодно будет, это станет серьезной проблемой.

- Обуздать вас тренерам, наверное, нелегко было. Вы и по сей день вольная душа.

- Ну да. Когда был школьником, то просто не видел причин тренироваться. Зачем? У меня все получается, бегаю быстро, мне и так хорошо. Забыть о шуточках и начать концентрировать усилия на спорте пришлось позже, когда стал профессионалом. Но и то далеко не сразу - годы потребовались. Все окончательно встало на свои места лишь в 2007-м, на чемпионате мира. Я тогда пришел вторым на 200-метровке, после Тайсона Гэя. Помню, присел с тренером и сказал: "Мне кажется, я мог выиграть". Да, говорит, мог. Был бы чуть посильнее физически - победил бы. А продолжишь бегать от занятий в спортзале - так никогда и не победишь. С тех пор я как-то поменьше стал по барам бегать и гоняться за удовольствиями.

- Слышал, однажды тренеру пришлось искать вас с помощью полиции.

- (Смеется.) Это в школе еще было! И совсем не так, как об этом теперь рассказывают. Мы приехали на Чэмпс, расположились на территории университета. Жара была страшная, и ребята сели в машину и погнали в магазин за льдом. А по дороге обратно нас остановила полиция. Мол, мы не имели права отлучаться с территории. Полицейские позвонили тренеру, и он запретил им меня отпускать, пока сам не приедет. Вот и вся история.

- Веселость ваша все-таки никуда не делась.

- Я просто люблю, когда люди вокруг меня смеются. Если смог кого-то рассмешить - день удался. Мне это доставляет удовольствие.

- Похоже, намерены продолжать в том же духе, что бы там ни говорил Жак Рогге о неуважении к коллегам.

- Продолжу!.. Когда он это сказал в Пекине, я на секунду призадумался. Спросил кое-каких других спортсменов. Как ты думаешь, мол, я проявил какое-то к тебе неуважение? Все ответили: "Забудь, все нормально".

- А сами тогда не жалели, что замедлились на финише? Неслись бы себе дальше, и 9,69 вполне могли бы превратиться в 9,58 уже тогда, в Пекине.

- Но ведь по ходу стометровки я даже и не думал о том, чтобы как-то выпендриться. Просто в какой-то момент посмотрел вокруг, есть ли кто рядом. Увидел, что никого нет, понял, что выиграю, и давай праздновать. Это было большое счастье, а не отсутствие уважения. Вся работа, все усилия принесли результат. Разве это не нормальная реакция?

- Как вы придумали свою знаменитую позу?

- Так ведь это танцевальное движение. Я вообще спонтанный человек, что у меня откуда возникает - кто разберет. Просто застыл как-то в этой позе, и всем понравилось: "Э-э-эй, классно!" И люди стали ассоциировать эту позу со мной. Это теперь эмблема моей линии одежды. Помните знаменитую позу Майкла Джордана, летящего к кольцу? Она тоже стала его эмблемой. Получается, я Майкл Джордан легкой атлетики!

- А этот ваш танец перед стартом?

- Просто я такой, какой есть. Расслабляюсь, а для меня быть расслабленным перед стартом очень важно.

- В Лондоне что-то новое от вас увидим?

- Без сомнения! Лондон для меня будет главным событием в жизни. Моя персональная цель - сделать эти Игры самыми запоминающимися. Знаете, сколько в Лондоне выходцев с Ямайки?

- Догадываюсь. Словно дома побежите..

- О, это будет здорово! Не могу дождаться... А новые штуки обязательно придумаю. Ямайцы всегда придумывают новые танцевальные номера. Загляните в YouTube - там есть сюжет, как мы праздновали победу в эстафете на чемпионате мира.

(В YouTube я советую заглянуть вам, а спецкору "СЭ" хватило и общения вживую. Сразу после интервью Усэйн отправился на коктейль для VIP-персон, тоже организованный фирмой Hublot. Там он чуток пофотографировался с поклонниками, а потом вскочил на сцену и остаток вечера отработал ди-джеем. Крутил себе хип-хоп и был поглощен этим с головой.)

БЛЭЙК ВСЕГО ЛИШЬ СЛЕДУЮЩИЙ

- Кстати, о ямайских бегунах. У вас теперь есть серьезный конкурент - Йохан Блэйк. Повод для беспокойства?

- Я никогда не беспокоюсь. Да, мне все теперь то и дело напоминают о Йохане. Но мы уже давно друг против друга не бегали - то он забег пропустит, то я. Вот на чемпионате мира в Тэгу у меня фальстарт получился, и он выиграл стометровку. Но я хочу посмотреть, как он будет бежать против меня, как справится с моральным стрессом.

С другой стороны, мы тренируемся вместе, так что ему, наверное, будет не так трудно. Я сам его учил: "Каждый забег - та же самая тренировка. Делай то, что говорил тренер, и ни на кого не отвлекайся". В общем, мне интересно, как мы выступим друг против друга. Интересно, но не беспокойно. Я выигрывал у Тайсона Гэя и Асафы Пауэлла. Так что Блэйк всего лишь следующий. А для спорта это, конечно, будет хорошее событие.

- Но Блэйк опережает ваш график - стал показывать близкие к рекордным результаты в более юном возрасте, чем вы. Я же видел ваше лицо во время этапа Бриллиантовой лиги, когда он пробежал 200 метров за 19,26.

- Я был удивлен, но... Пусть пробежит так еще раз. Сможет - тогда начну беспокоиться. Йохан еще недостаточно многого достиг. А удивлен я был, потому что Йохан раньше на двухсотке не считался таким уж мастером. Но стометровке - другое дело.

- А вы сами какую дистанцию больше любите?

- Двести, конечно. Это мое. Я, когда начинал, пытался бегать и сто, и двести. Но потом стометровку вообще на время оставил, потому что старт у меня никуда не годился. Когда я набираю свою пиковую скорость, забег можно заканчивать - ни у кого шансов нет. Одна проблема: на стометровке, если стартовал совсем плохо, то просто не хватит времени ее набрать. На двухсотметровке - другое дело. Там главная сложность - правильно проходить поворот, но этому научиться легче. Я так долго над этим работал, что 200 метров - это теперь как часть меня.

ХОЧУ ПОИГРАТЬ В ФУТБОЛ

- Майкл Джонсон как-то сказал: "Усэйну Болту наплевать на технику. И он может себе позволить на нее наплевать".

- Нет, я работаю над техникой, просто мне она дается труднее, чем другим спринтерам. Человеку с моим ростом приходится работать над такими вещами, о которых коротышкам вообще думать не приходится. Особенно во всем, что касается старта.

- А что, рост действительно так мешает?

- Многие считают, что должен мешать даже больше (смеется). Трудности и впрямь есть. На 200-метровке, например, мне тяжелее в поворот вписаться. Если бегу по внешней дорожке, где он не такой крутой, - еще нормально, а на внутренней коротышкам куда проще. И со стартовых колодок мне "выстрелить" сложнее. Иногда удается, иногда не очень. Это отрабатывать надо постоянно.

- Карл Льюис когда-то сказал мне, что никто не может держать пиковую скорость больше десяти метров. Поэтому он всегда старался набрать ее где-то к 60-метровой отметке, то есть позже остальных, - чтобы сильнее финишировать.

- Думаю, что тут у каждого по-своему. Уж я-то точно могу оставаться на пике дольше чем десять метров. Это можно натренировать, и спринтеры как раз над этим и работают. А схема бега у всех одинаковая - разгоняешься, набираешь максимально возможную для тебя скорость, замедляешься. На финише замедляются все - никто, набрав пик, не остается на нем до конца. Выигрывает тот, кто держит пиковую скорость дольше и замедляется более плавно.

А вот набрать пик к 60 или 65 метрам - да, это так. Это то, что делаю я. С моим телосложением мне как раз столько и нужно, чтобы разогнаться. И тогда на последнем отрезке я точно буду сильнее всех.

- Льюис еще сказал, что надеется дожить до того момента, когда спринтер пробежит стометровку за 9,50. Доживет?

- (Смеется.) Наверное. Если перестану глазеть по сторонам, буду лучше концентрироваться и доведу свою технику до совершенства, то 9,50 или что-то в этом роде вполне для меня возможно. Я ведь никогда не бегу на какой-то определенный результат. Просто несусь как можно быстрее к финишу и надеюсь на лучшее.

- А что, как вам кажется, является пределом человеческих возможностей?

- Без понятия. И никто этого не знает. Вот я поначалу не представлял, что смогу когда-нибудь побить мировой рекорд. Выбежал из 9,80 - сказал: "Вау!" Выбежал из 9,70 в Пекине - это было фантастикой. И разве кто-либо, находившийся в своем уме, думал тогда, что спустя год я выбегу из 9,60? Никто! И я так не думал. Но выбежал.

Тренер говорит, что я выйду на пик формы в 26-летнем возрасте. Это оставляет мне еще год - и какой. Олимпийский год! В самый раз! Если с результатом 9,58 я еще не на пике, значит, мне есть к чему стремиться. Когда я пробежал эти 9,58, то спросил тренера: "Ну это-то хоть был идеальный забег?" Он сказал: "Нет, не был".

- Не был?!

- Я-то считал, что был. Разве что по сторонам опять смотрел на финише.

- А не надо было. Тайсон Гэй остался где-то далеко-далеко.

- (Смеется.) Буду знать. Но тренер нашел и другие недочеты. А когда он на что-то мне указывает, то прав оказывается всегда. Значит, буду исправляться.

- Майк Пауэлл считает, что вы могли бы побить его рекорд в прыжках в длину и улететь за девять метров.

- Хочу попробовать. Всегда, когда думаю о том, что делать, а чего не делать, задаю себе вопрос: "Получу я удовольствие или нет?" Думаю, что от этого получил бы. Интересно, что я могу сделать в прыжке. Люблю смотреть на прыгунов. Да я и метание диска, и толкание ядра в свое время пробовал. Вот после Олимпиады в Лондоне и решу, что дальше. Может быть, увидите меня в прыжковом секторе.

- Вас наверняка часто спрашивают, что вы собираетесь делать после спорта. Просто очень трудно представить себе Усэйна Болта, сидящего без дела.

- Всегда хотелось поиграть в футбол... Но сейчас у меня мысли только о Лондоне, который станет пиком всей жизни. Если все пойдет по плану, то после Олимпиады я стану настоящей легендой легкой атлетики. Вот тогда и начну думать о том, что делать дальше... Хотя... Поскольку я планирую уйти из спорта в 30 лет, то, значит, могу съездить и в Рио-2016.

ВОСЕМЬ ДЕТОК

- То есть вы еще не легенда?

- Человеку нужны цели, и моя цель - стать легендой. В конце концов, на одной Олимпиаде успеха добивались очень многие. А я хочу изумить вас. Хочу, чтобы вы схватились за голову. Или смотрели в телевизор, повторяя: "Что это было?"

- Я думал, для вас уже и это пройденный этап.

- Вот сделаю так еще раз - и стану легендой.

- Может, вы и не легенда, но уж точно национальная икона.

- (Смеется.) Да, да.

- И как вам ею быть?

- Великолепно. У самого тоже когда-то были иконы - Дон Кворри, Майкл Джонсон. Великие бегуны! Я хотел быть таким же, какими были они, считал их лучшими из людей. Знать, что к тебе сейчас относятся так же и хотят быть, как ты, - это чудесное чувство. Радость в чистом виде. И большая честь. Поэтому стараюсь жить правильно, чтобы не расстроить детей, которые на меня равняются.

- Но Ямайка - маленький остров. Масштабы вашей славы на такой небольшой территории трудно вообразить. Тяжело бывает?

- Ямайцы - самый спокойный и расслабленный народ в мире. Если у тебя все в порядке, они будут за тебя рады, но не станут сходить с ума, как в других странах. На Ямайке стараются вести себя... ну, как "клевые чуваки", которые все воспринимают как должное. (Делает жест, изображающий приподнимание кверху солнечных очков.) "Эй, Усэйн Болт, как дела! Ага, я знаю, кто ты". Они могут быть безумно счастливы из-за того, что говорят с тобой, но всегда будут стараться изобразить спокойствие. Это ямайцы. Обожаю их за это. С ямайцами я могу быть самим собой. Привет, как дела, мэн? Рукопожатие. Пошли дальше. Продолжаем радоваться жизни.

- Вы наверняка самый известный ямаец всех времен...

- Мы с Бобом Марли идем близко друг к другу. Может быть, если Олимпиада пройдет, как я планирую, я чуть-чуть вырвусь вперед.

- Хорошо, самый известный из ныне живущих. То есть лицо Ямайки. Что бы вы хотели, чтобы мир знал о вашем острове?

- Это потрясающее место. Знаю, что многие думают о Ямайке плохо, но если вы туда приедете и познакомитесь с людьми, то поймете, как там хорошо. Я, как ни странно, мало путешествовал по Ямайке. Я по натуре больше домосед. Но вот недавно снимался в рекламе для туристической фирмы, и меня повозили по острову. Так даже я, коренной ямаец, был потрясен его красотой. Решил, что теперь буду много ездить по Ямайке и смотреть разные места.

- Слава вас сильно изменила?

- Не сказал бы. До сих пор поражает реакция людей на меня. Особенно когда встречают меня где-то, где не ожидали увидеть кого-то знаменитого. Выражения лиц: "Это Усэйн? А-а-а-а!" - это нечто.

Я к этому с юмором отношусь, и это действительно довольно весело. А так - чему меняться? Разве что могу теперь себе позволить больше, чем другие. Ужасно люблю машины, у меня их восемь. Прибамбасы к ним всякие покупаю. Только что новый Range Rover купил - и безумно счастлив. Еще у меня есть Nissan Skyline - это моя детка, обожаю ее. Грузовик есть, пара BMW и так далее.

- Плюс коллекция часов Hublot...

- Да уж, знаменитая марка, престижная. Я посол этой компании. Спортсмену важно заботиться о своем имидже, поддерживать хороший, известный бренд. Но главное, что люди в Hublot постепенно стали для меня как семья. Они очень много делают для благотворительных организаций, которые я поддерживаю. Особенно на Ямайке. Иметь такие отношения с партнерской компанией - это идеально.

Слава МАЛАМУД
Беверли-Хиллз - Вашингтон

Редакция "СЭ" благодарит компанию Hublot и Галину Синельникову за помощь в организации этого интервью.

ЛУЧШИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ БОЛТА ПО ГОДАМ

Год

Возраст

100 м

200 м

2001

14 лет

-

21,73

2002

15 лет

-

20,58

2003

16 лет

-

20,13

2004

17 лет

-

19,93

2005

18 лет

-

19,99

2006

19 лет

-

19,88

2007

20 лет

10,03

19,75

2008

21 год

9,69

19,30

2009

22 года

9,58

19,19

2010

23 года

9,82

19,56

2011

25 лет*

9,76

19,40

*В 2011 году Болт показал лучшие результаты сезона после своего дня рождения (21 августа).

Материалы других СМИ