«Судьбу ученика нужно брать на себя». Памяти великого Дмитрия Миндиашвили

Ислам Бабаджанов
Корреспондент
25 мая 2021, 18:30
Дмитрий Миндиашвили. Фото Министерство спорта Красноярского края
Легендарный тренер по вольной борьбе скончался 24 мая в возрасте 87 лет — в результате пневмонии.

Миндиашвили родился в Грузии, после армии приехал в Красноярск — к любимой девушке Тамаре, там в 1958 году начал тренировать, а через 15 лет создал первую в Сибири школу высшего спортивного мастерства, которая сейчас называется Академией борьбы имени Дмитрия Миндиашвили. Миндиашвили — заслуженный тренер СССР, России и Грузии, кавалер двух золотых орденов FILA, Герой Труда (всего это звание получили четыре тренера — также это Татьяна Покровская, Ирина Винер-Усманова и Николай Карполь). Воспитал великих борцов вольного стиля — Ивана Ярыгина и Бувайсара Сайтиева. Дмитрий Георгиевич в последние годы дал немало интервью красноярским СМИ. В этом материале мы собрали его самые интересные высказывания.

О семье

— Чем больше всего горжусь? Замечательной семьей (у Миндиашвили четверо детей, восемь внуков и трое правнуков. — Прим. «СЭ»). 60-70 процентов моего успеха — это заслуга моей жены Тамары Михайловны. Два человека разных национальностей создали добрую, дружную семью. Это тыл настоящий. Я часто уезжал на сборы, на турниры, а моя жена — моя хорошая — рожала. Телеграммы отбивала: «Поздравляю, родился, столько-то килограммов». Сын или дочка. Бывало, что я приезжал, и оказывалось, что один ребенок заболел, другой... Я говорю: «Что ты молчала?» А она: «Что я тебя буду отрывать?»

С нашей семьи на фронт ушли девять человек, и меня воспитывала бабушка. Она говорила: «Вот ты женишься. Подбери себе девушку такую, которая днем будет твоим единомышленником, другом, а ночью — ласковой женой». И моя жена такая на 300 процентов.

А главное — надо любить людей. Вся жизнь основана на доброте и любви человека. Вот так. (Май 2020 года, Телекомпания «Енисей»)

О знакомстве с женой

— Я последний год служил в Семипалатинске. Это был Семипалатинский полигон. Слышали о таком? Это как раз там, где была испытана первая атомная бомба. В 1955 году, когда 7 ноября Жуков прилетел, была испытана первая термоядерная бомба в мире. Это было на Семипалатинском полигоне. Я был участником этого испытания, как старшина роты. А там механизированная колонна 12 — она прокладывала железные дороги.

Ну и вечерами молодежь, солдаты на танцы ходили. И там мы познакомились. Я так увидел... Я в пальто был — не испорчен был, если так можно говорить вообще. С девушками общаться вообще не умел. Короче говоря, она такая скромненькая, не с каждым пойдет потанцевать. Такая голубоглазенькая, симпатичная очень. Ну и пригласил я ее потанцевать... Да я танцевать даже не умел, я ей на ногу наступил даже (улыбается). Ну и, короче говоря, потом мы стали встречаться. Я приходил к ним в вагон. Они — трое девчонок — жили в вагоне. Ну поговорили, чай попили и поехали по местам в часть. И я влюбился, можно сказать, до потери сознания. Без нее не мог даже одного дня.

Они закончили свою работу, и мехколонна поехала в Красноярский край. После испытания этих бомб мы подписали на 7,5 лет бумагу о неразглашении военной тайны, поэтому не отпускали нас еще. И я не мог [поехать к Тамаре], елки-палки, хоть убегай... Ну и, короче говоря, нас наконец-то в конце декабря демобилизовали, и я выписал билет в Красноярский край — станция Красная Сопка. Поехал туда за ней. Я приехал, а ее нет. Она уехала в Ессентуки к своему родному дяде — он был главным хирургом там. Я вообще там с ума сходил... Потом она вернулась... Она сирота была, я сиротой был. Ну и она боялась, так как ее пугали: «Грузины такие, грузины сякие». Одни говорят, что грузины дома закрывают своих жен, а сами работают, гуляют. Другие — что грузины гуляют, а жен заставляют работать. Всякие глупости говорили.

Ну и вот, вчера вроде расстались нормально, а завтра опять приходишь — и у нее лицо другое. Думаю: что делать? Но я чувствую, что я ей нравлюсь... Между прочим, мы до сих пор — ни она, ни я — не сказали друг другу: «Я тебя люблю». Надо любить, а не говорить.

В один прекрасный момент приехал один парень, с которым они учились вместе в школе. Нахальноватый такой. Устроили встречу, туда Тамара пришла, и он со своим отцом пришел. Был вечер — темно. Ну и он такой мне ультиматум: «Она моя девушка. Я с ней в школе учился. Туда-сюда». А я говорю: «Не знаю. Вот Тамара, вот ты, вот я. Пусть она скажет, с кем она хочет быть. И без скандала разойдемся». И она ко мне прижалась: «Всем все ясно?» Ясно. Нож блеснул в руках у него. А он еще вместе с отцом. Но я отобрал у него нож, по морде надавал, пнул и прогнал. Я же по-плохому изначально не хотел. Если бы по-плохому хотел бы, то воткнул бы нож куда-нибудь в задницу ему. Но я нож выбросил, а его пнул, сказав: «Иди отсюда на фиг». Больше он не появлялся. И уже завтра-послезавтра мы с Тамарой назначили свадьбу, зарегистрировались. В 1956 году 13 марта мы с ней расписались. (Youtube-канал SIBERIA SHOW).

О самой памятной награде

— Это награда нашего первого чемпиона Ивана Сергеевича Ярыгина. Когда Ваня стал чемпионом (в 1972 году Ярыгин стал олимпийским чемпионом по вольной борьбе в весовой категории до 100 кг. — Прим. «СЭ»), я сам себе места не находил. Я считал себя самым счастливым человеком на свете.

Для меня это было такое счастье...

Моя мама покойная, царство ей небесное, мне говорила: «Сынок, ты будешь очень успешным человеком». Я говорю: «Почему, мама?» А она: «Да потому, что я тебя в рубашке родила». И это на самом деле так. Мне во всем везет. Я был первым ребенком-мальчиком в семье Миндиашвили. Стал первым мастером спорта Советского Союза в Красноярском крае, в Сибири и на Дальнем Востоке. Почетным мастером спорта, заслуженным тренером России, Советского Союза. И я клянусь вам, что я никогда в жизни не стремился к тому, чтобы брать эти звания и так далее. Я просто любил свою работу, работал по-настоящему — и все само по себе приходило. (телекомпания «Енисей»)

О Ярыгине и Сайтиеве

— Со мной он никогда сидя не разговаривал. Он обязательно вставал. Я говорю: «Ваня, садись». А он: «Да нет, не могу сидеть при вас». Он очень берег меня. Я помню, в Швейцарии на чемпионате мира у меня сердце прихватило — у меня часто прихватывало, — и он [Иван Ярыгин] начал гладить меня по лицу, говоря: «Сейчас будет все нормально». («7-й канал Красноярск»)

— Как-то Ваня шел с Наташей, будущей женой, а с ними грузин-тяжеловес с другой девушкой... И я шел — и даже их не заметил. И Наташа потом рассказала, что как только Ваня меня увидел, так они сразу через забор перепрыгнули и спрятались. Он тогда еще не был таким Ярыгиным, каким стал. Молодой еще был. Нет, он не боялся, но стеснялся, что меня подводит [что с девушкой гуляет, а не тренируется]. Вот такое сочетание.

Конечно, они [Ярыгин и Сайтиев] оба очень одаренные. Ярыгин больше одарен физически — могучий. А Бувайсара я называл Хиросимой. Ручонки такие были... Но у него (показывает на голову) — мышление и характер. У Вани характер тоже очень сильный. Но у него главным была физическая подготовка, а у Бувайсара она была на втором плане, а на первом — мышление и воля. Оба одареннейшие люди. А одинаковы они были в одном: в преданности и надежности. Если кто-то что-то про меня говорил — есть же завистники, или просто недопонимание, — Ваня отвечал: «Так, о боге ни слова». Так же и Бувайсар. Дай Бог ему здоровья. Ему и его детям. И с одним всегда радостно было работать, и с другим. И один все с полуслова понимал, и другой. Допустим, я дал задание сделать 10 раз, а он делал 15 раз. И тот и другой. Вот Ваня занимался у меня 17 лет. Ни одной тренировки не пропустил, ни с одной тренировки не уходил, пока я головой не кивну. (телеканал «Афонтово»)

Знаменитые воспитанники Миндиашвили

Бувайсар Сайтиев — 3-кратный олимпийский чемпион, 6-кратный чемпион мира, 6-кратный чемпион Европы;
Иван Ярыгин — 2-кратный олимпийский чемпион, чемпион мира, 5-кратный обладатель Кубка мира, 3-кратный чемпион Европы;
Адам Сайтиев — олимпийский чемпион, 2-кратный чемпион мира, 3-кратный чемпион Европы;
Сайгид Муртазалиев — олимпийский чемпион, чемпион мира, чемпион Европы;
Виктор Алексеев — 2-кратный чемпион мира;
Ахмед Атавов — чемпион мира, обладатель Кубка мира;
Владимир Модосян — чемпион мира, обладатель Кубка мира;
Сергей Карамчаков — бронзовый призер Олимпийских игр;
Адам Барахоев — бронзовый призер Олимпийских игр.

— Помню, Ваня [Иван Ярыгин] получил письмо за подписью первого секретаря Центрального комитета Коммунистической партии Украины Щербицкого. Там были подписи многих чемпионов, а еще было написано: «Уважаемый Иван Сергеевич Ярыгин, мы приглашаем вас на постоянное место жительство в Киев и предлагаем бывшую квартиру Сергея Бондарчука». План квартиры был расписан, 500 рублей заработная плата. Тогда это считалось большой зарплатой. Я говорю: «Ну что, Ваня, надо ехать. Такие условия предлагают». Он на меня так посмотрел — первый раз в жизни он так на меня посмотрел вообще (улыбается), — порвал письмо, выбросил и сказал: «Давайте сделаем такую школу, чтобы к нам приезжали люди, а не у нас забирали». Так и получилось.

Наша школа уже зарекомендовала себя, и люди стали сами... Я никого не приглашал. Никого со стороны. Ни Сайтиевых — никого. К нам ребята приезжали по направлению федераций и школ местных — из Дагестана, Осетии, с Дальнего Востока, откуда угодно.

Был у нас Ахмед Атавов, который потом стал первым абсолютным чемпионом мира. И он привез Бувайсара Сайтиева и Ислама Матиева — еще молоденьких ребят. Они тогда по юношам неплохо боролись в Дагестане. И вот начали у нас заниматься. Матиев стал тренером, а Бувайсар пошел-пошел... Он признан лучшим борцом планеты — за всю историю. Сейчас он уже депутат Государственной думы, подполковник, почетный гражданин города Красноярска, у него пятеро детей. Везде преуспел. Молодец. («Вести. Красноярск»)

О воспитании спортсменов

— Нет, я их никогда не наказывал. Как их можно было наказать? Вот пример из нашей семьи. Ребенок маленький нашкодничал, Тамара его в угол поставила. Он плачет. Я говорю: «Хватит, выводи его оттуда». Она сначала сопротивлялась, но потом пошла к нему. А он руку выдернул, не стал оттуда уходить — и заснул в углу. Это такой осадок внутри сердца. Характер у мужика сломали. Ни в коем случае нельзя так делать! Или есть такие учителя: «Двойку тебе, иди!» Да она себе сама таким образом двойку поставила. Себе. Если преподаватель наказывает своего ученика — он сам себя наказывает. Должен быть подход. Нужно при отборе — допустим, на ковре — изучить его данные: для чего его мама родила, что у него положительного, какие слабости — и исходя из этого строить спортсмена, гражданина. Есть много тренеров, которые говорят: «Что я буду унижаться?!» Я не унижался, но не боялся унизиться. Потому что мне нужно создать условия для талантливого спортсмена, чтобы он показал результат. (телеканал «Афонтово»)

— Сибирь — моя вторая родина. Хотя двух родин не бывает, но все-таки родина. После великих успехов наших борцов, спортсменов куда меня только не приглашали — в Америку, Турцию, Японию, а теперь в Китай приглашают. И предлагали очень хорошие деньги. Я не представлял себе, как могу уехать и работать против сборной России, работать против своих же учеников. И очень приятно отметить, что наши ребята-спортсмены точно так же поступали. Куда только Ивана Ярыгина не приглашали! Алексеева приглашали. Босику [Бувайсару] Сайтиеву Турция предлагала месячную зарплату в миллион долларов. Миллион долларов! А мне 500 тысяч долларов предлагали. Никто никуда не поехал. Младшего брата — Адама Сайтиева — в Грецию приглашали на точно такую же хорошую зарплату. Наша главная цель — воспитать личностей, людей нормальных, добрых, правильных, сильных, выносливых, чтобы они могли быть в нужный момент защитниками отечества, свой родины. Это очень-очень важно. Поэтому я всегда выступаю везде... Я им внушаю, что мы не просто борьбой занимаемся, мы не просто разными видами спорта занимаемся. Просто все виды спорта являются средством воспитания личностей.

Когда играет гимн нашей страны за рубежом — это и есть утверждение нашего государства. К нам по-другому относятся. Надо видеть главную цель во всех делах. Вот если... Я ничего не хочу сказать, у нас много замечательных и выдающихся тренеров — они асы. Но есть такая категория тренеров, которые из своих учеников выжимают результаты, и больше их ничего не волнует. А я всегда говорю так: к тебе пришел мальчик или девочка, и ты должен взять его судьбу на себя. Всю судьбу на себя взять. Тебя должно все касаться: как он ведет себя, как он учится, в какое высшее учебное заведение он поступит, когда у него назревает момент создания семьи.

Первая задача борца — положить на лопатки соперника. Я специально устраивал соревнования такие, что давал победу, только если он на лопатки положит. Победы по баллам я не давал. И они у меня всегда стремились положить на лопатки.

Знаете что? Может быть, кому-то это смешным покажется, но почти все мои ученики ко мне приводили своих будущих жен и говорили: «Вот, как вам, нравится? Как вы считаете? Хотим жениться на такой-то». Представляете? Это трогательно очень. Но я вижу, что у них глазки горят. Говорю: «Смотрите. Только это должно быть раз и навсегда. Уважайте и любите друг друга». («Вести. Красноярск»)

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
0
Офсайд