15:56 13 мая 2014 | Плавание

Юлия Ефимова: "Препарат с содержанием допинга - это моя ошибка"

Юлия ЕФИМОВА. Фото REUTERS
Юлия ЕФИМОВА. Фото REUTERS

ПЛАВАНИЕ

Сегодня было объявлено о том, что одна из самых ярких звезд российского плавания, Юлия Ефимова, отстранена от соревновательной деятельности из-за допинга на 16 месяцев – вплоть до 28 февраля 2015 года. В тот же день после окончания тренировки 22-летняя спортсменка дала интервью "СЭ".

– Когда вы узнали о том, что у вас нашли запрещенный препарат?

– Я в тот день находилась в России. Просто пребывала в растерянности, поскольку не понимала, как такое возможно. В голову лезли самые разные мысли. Думала даже, что где-то мне могли подсыпать... Все-таки это большой спорт, и здесь все возможно. Расстройство было колоссальное. Я много плакала, а когда переставала – думала, что это сон. Только со временем удалось взять себя в руки.

– Получив неприятное известие, вы сразу взяли билет до Лос-Анджелеса, чтобы лично обо всем рассказать тренеру Дэйву Сало.

– Да, но я не успела рассказать ему первой. Не знаю, как такое могло произойти, но сообщение о положительной допинг-пробе мне пришло вечером, а уже утром, когда я прилетела в США, мне начали сыпаться звонки и СМС. Непостижимым образом все об этом узнали.

– Как вас приняли в Америке?

– Все подходили, обнимали, выражали всяческую поддержку. Если честно, я очень боялась. В России меня предостерегали: мол, зачем ты туда едешь, там ты никому не нужна, с тобой никто и разговаривать не станет. Вышло же все с точностью до наоборот. Никто даже подумать не смел, что я могла умышленно принимать что-то запрещенное. Более того, ребята в группе заверили, что какое бы решение ни приняли – без поддержки я не останусь.

– А за реакцией в Россией следили?

– Нет. Я вообще ничего такого не читаю, потому что понимаю – народ у нас в этом плане достаточно жестокий. Но в то же время я получила много писем от друзей, знакомых и просто фанатов. Все они уверяли, что полностью доверяют мне. Я даже удивилась, если честно.

– Даже из вашей ситуации можно извлечь положительные моменты. Например, понять, кто действительно друг, а кто в трудную минуту может отвернуться.

– Оказалось, у меня намного больше друзей, чем я думала.

– Есть объяснение, как все-таки запрещенный препарат 7-keto-DHEA, название которого вы не можете выговорить, а о свойствах понятия не имеете, попал в ваш организм?

– Есть такая популярная в России энергетическая добавка – L-карнитин. Каждый спортсмен о ней знает. Получилось, что мои российские запасы закончились, и я решила купить его в Америке. Без задней мысли выпила его перед соревнованиями, а потом выяснилось, что там содержалась очень небольшая концентрация того самого препарата. Добавка была минимальная, но сам факт неоспорим. Более того, он был указан на этикетке. Естественно, теперь я с особой тщательностью изучаю все, что покупаю, но того, что сделано, уже не вернуть.

– Как говорится, незнание закона не освобождает от ответственности.

– Конечно-конечно. Тем более там было написано. Хотя я спрашивала в аптеке, объяснила, что я профессиональный атлет и у меня с этим все строго, но...

– Какая реакция была на саму себя, когда поняли, в чем дело?

– Была очень зла, но в тоже время испытала облегчение. Мне куда проще принять, что ошибка моя, нежели думать, что кто-то меня подставил и что-то подсыпал. А вот на себя злости было много – ну, как можно делать столь нелепые вещи на таком уровне?

– Сало тоже был зол на вас?

– Он, конечно, очень расстроился. И за меня, и за себя. Дело в том, что у Дейва раньше уже были случаи положительных допинг-проб у спортсменов. Я об этом даже не знала. А оказалось, что все эти случаи были нелепые – кто-то выпил энергетик, кто-то таблетку от головы. Это просто невероятное совпадение! Понимаете, Сало – единственный тренер в мире, которого я знаю, являющийся строгим противником таблеток в любом их виде. Даже витаминов. О каких-то фармакологических программах даже речи идти не может.

– Почему тогда вы решили принимать этот L-карнитин?

– Раньше я ничего особо не пила, но где-то полгода или год назад начала пить L-карнитин и протеин.

– Несмотря ни на что, вы продолжали тренировки. Хотя была реальность вероятность пропуска Олимпийских игр в Рио-2016. Что вами тогда двигало и как было возможно в той ситуации сохранять оптимизм?

– Это заслуга друзей и родных. Хотя первую неделю в Америке я была как живой мертвец. Эмоций просто не было. А потом я поняла, что вернуть время назад, и изменить ситуацию все равно не смогу. Да и, в конце концов, все что не делается – к лучшему.

– С поиском адвоката вам помогала непримиримая соперница Джессика Харди...

– Сама удивилась, но в Америке такое возможно. Русских адвокатов я не знаю. Федерация предлагала мне швейцарского, но я склонилась к американскому варианту. У него есть положительный опыт в подобных делах. В итоге Джессика написала мне, Дэйв скинул номер – и вот.

– Тем не менее, все эти судебные процессы очень затратны финансово. Ведь именно поэтому вы решили не подавать апелляцию на 16-месячную дисквалификацию, хотя имели полное на это право.

– Так и есть. Адвокат с самого начала говорил, что в случае чего можно будет подать апелляцию. Но на это действительно требуется очень много денег и нервов. И ведь далеко не факт, что дисквалификацию сократят. Мы, конечно, рассчитывали на меньший срок, но и это – не самый плохой вариант. Я на самом деле очень устала находится в неизвестности. Это меня очень сковывало. Только сегодня утром, наконец, я выдохнула полной грудью.

– Как получилось, что сейчас вы в Волгодонске, а не в Америке?

– Суд был в Швейцарии, и оттуда я решила поехать домой. Давно ведь не была.

– Но тренировочный процесс, судя по тому, что вы только-только из бассейна, не прекращается.

– Ни в коем случае! Тем более сейчас, когда все определилось, мне будет намного легче. Хотя в Америке мне и минутки расслабиться не давали. Я то думала, что пока буду работать в "прогулочном режиме", но тренеры это сразу подметили. Кричали: "Юля-Юля, это еще что такое?", – и приходилось работать. Теперь в мае вернусь в США с новыми силами и эмоциями.

– Многие спортсмены во время вынужденного перерыва признаются, что тяжело следить за соревнованиями. Понимаете их?

– Тяжело, но в тоже время, я не могу ни смотреть. Мне очень интересно! Тем более, я люблю болеть, поддерживать. Во время соревнований мне часто закрадывалась мысль, что было бы здорово провести целый день на трибунах – поболеть, покричать – не задумываясь о своем выступлении.

– Значит ваше появление в качестве болельщицы на чемпионате Европы в Берлине не исключено?

– Это зависит от моих тренировочных планов. Но если получится – с удовольствием приеду поболеть.

– Впереди год без соревнований. Есть возможность реализовать какую-либо давнюю мечту, которую невозможно воплотить во время соревновательного сезона.

– В июле я с подружками еду на Гавайи. Будем кататься на серфинге. Это моя мечта с самого детства! Думаю, и не только моя

Загрузка...
Материалы других СМИ