"Раньше просил перекрывать мне доступ на спортивные сайты". Огонь от Легкова

Андрей ШИТИХИН
Корреспондент
8 апреля 2019, 08:40

Статья опубликована в газете под заголовком: «Александр Легков: "Раньше просил перекрывать мне доступ на спортивные сайты"»

№ 7894, от 08.04.2019

6 апреля. Ханты-Мансийск. Александр Легков (№ 2014) во время Югорского марафона. Фото Евгений Листюк 2014 год. Олимпийский чемпион Сочи Александр Легков. Фото Федор Успенский, "СЭ" Александр Большунов. Фото AFP Александр Легков (в центре). Фото Федор Успенский, "СЭ" Сергей Устюгов. Фото AFP
Через год после окончания карьеры лыжник-ветеран Александр Легков стал призером престижного Югорского марафона.

Олимпийский чемпион Сочи приехал в Ханты-Мансийск поучаствовать в Югорском марафоне, помня о том, что в прошлом он представлял на внутренней арене именно этот регион. Легков, не выступавший на больших лыжных стартах ровно год, перед началом гонки скромно говорил о том, что нацелен на то, чтобы быть близко к тройке призеров, а в итоге упустил победу лишь на самом финише. После окончания соревнований, генеральным партнером которых является банк "Открытие", Александр вытирал со щеки кровь.

– Алексей Петухов нечаянно палкой задел, – объяснил Легков. – Случайно получилось – у него палка сломалась, а чтобы взять другую, нужно было пересечь трассу. Я его пропустил, он потянулся за новой палкой, ну и острием другой палки прочертил по щеке. Никаких проблем.

– Ваш 2014-й номер – случайность?

– Сюрприз от организаторов. Про номер ничего не знал, но подумал на стартовой прямой – неужели буду стартовать так далеко? Но нет, поставили табличку, что стартую в первом ряду. С организацией все было отлично.

– Президент WorldLoppet Юха Вильямаа заявил, что трасса была в отличном состоянии.

– Он прав, трасса просто идеальная. Накануне марафона я нашел полтора часа, чтобы покататься. В лесу вообще была настоящая каша, ехать сложно, а на открытых участниках, несмотря на солнце, лыжи катили, поскольку снег зернистый. На старт же вышли и с первых метров поняли, что трасса будет отличной, лыжи у всех, наверное, катили.

– Скорость легко выдержали?

– Да темп детский был, честно говоря. Как и в прошлом году. Тогда только Александр Большунов начал работать и всех разогнал. В этом году мы пешком передвигались, можно сказать. Буквально три-четыре раза за всю гонку у меня пульс вышел за пределы первой-второй зоны, а это обычная тренировка.

– Убежать не хотелось?

– С напарником бы убежал. Предложил Шакирзянову, а Рауль как обычно – ноги сводит, не могу. Один я не решился, не знал свое самочувствие, поскольку до этого 20 дней на лыжах не стоял. При этом мысли о том, что на каждом старте, независимо от его статуса, хочется все равно бороться за самые высокие места. С другой стороны, я понимал, что готов совсем не так, когда регулярно тренировался. Ждал большего от французов, но они очень уж слабо выглядели, не хотели работать. По ходу гонки был момент, когда молодые ребята финишировали на 25 км, а мы шли с ними. За счет финишеров у нас темп чуть вырос, и как-то получилось, что мы с четырьмя французами создали просвет от остальных. Вот он, момент – уезжай, убегай. Им тоже предложил, но они отказались. В общем, я остался в группе, чтобы на финише с учетом отличной работы лыж быть поближе и побороться. В итоге третье место, что очень приятно.

Александр Большунов. Фото AFP
Александр Большунов. Фото AFP

Большунов для меня – идол

– Вопрос о командной тактике напрашивается – она есть в лыжных гонках или ее все же нет?

– Я в последнее время много читал на эту тему. Макс Вылегжанин высказался, что это лыжные гонки – не велоспорт, и тут никакой тактики нет. В некоторых моментах я с ним согласен, но согласен и с тем, что определенные моменты командной работы присутствуют, если смотреть на норвежцев. Вот во время гонки мне Иван Алыпов сказал: "Попробуй убежать, я задержу, как смогу". В общем, то же самое может быть и на гонках Кубка мира. Такие вещи есть, но у нас в сборной России немного другая история. Любой спортсмен ведь хочет бегать на Кубке мира. Чтобы попасть на этапы, ты должен быть как можно выше в каждой гонке. С этим тоже нужно считаться. Эта тема актуальна уже много лет. Мне бы, наверное, хотелось, чтобы и у нас в команде пришло к тому, что неважно кто победит, лишь бы россиянин. Вот тогда тактика будет работать.

– Говорят, что у норвежцев подобное прописано в контрактах. Они работают на кого-то поочередно, а в итоге почти все с медалями.

– Вполне возможно, но я не могу этого утверждать, поскольку таких документов не видел. Может быть, они и набрасывают. Недавно прочитал где-то у норвежцев, что тренировки в 40-градусную жару сравнимы с теми, что бывают в горах. Хочешь – не хочешь, а в подсознании сидит: может, и правда? А потом сомнения закрадываются – может, просто запутать остальных? Мыслей пролетает очень много, и начинаешь задумываться, не стоит ли попробовать, или, напротив, не обращать внимания и придерживаться своего плана.

– Тренер Юрий Бородавко сказал, что для командной тактики нужны примерно равные исполнители.

– И он абсолютно прав. Играть в такие игры можно тогда, когда спортсмены готовы. А если кто-то не тянет? Ну предложит он тебе держаться, а сам темп не держит. Для чего тогда за ним оставаться? Марафон на чемпионате мира это только подтвердил. Александр Большунов был готов, остальные – не особо. В итоге получилось то, что получилось. Никого в данном случае обвинять нельзя. Кто-то просто может бесконечно пахать, как Большунов, а кто-то только точечно к отдельным стартам способен подводиться.

– А Большунов бесконечно пашет?

– Я не знаю, как он тренируется, но у меня в голове такая картина сложилась – он работает на тренировках с утра до вечера и думает только об этом. Честно скажу, Большунов для меня – идол. Потому что я и сам много работал, но он, кажется, делает это в двойном по сравнению со мной объеме. К тому же он настоящий универсал. Я вот не мог позволить себе бегать спринты.

– Почему, кстати?

– Первое, потому что у меня не было результатов. Второе, потому что у нас была спринтерская группа, в которую меня не ставили. Да я и сам об этом не заикался, хоть у меня и отличные дистанционные результаты были. Хотя отсутствие в спринтерских гонках не позволило мне побороться за Кубок мира. Я даже немного боялся спринтов, поскольку спринтерские качества у меня проявлялись только после длинных марафонов, когда мышцы правильно начинали работать. Не после 15 или 30 км, а именно после полтинника.

Александр Легков (в центре). Фото Федор Успенский, "СЭ"
Александр Легков (в центре). Фото Федор Успенский, "СЭ"

Россияне практически всегда виноваты

– Работоспособность у вас от Бородавко?

– На 100 процентов. После заложенной им огромной базы меня просто невозможно было ушатать. Если оглянуться назад, то нельзя сказать, что кто-то из тренеров работал со мной неправильно. На каждом этапе своей спортивной карьеры я оказывался там, где было нужно. Юрий Викторович дал фантастическую базу, я проводил с ним сумасшедшие тренировки, после которых я просто не мог в дальнейшем перетренироваться. Европейцы же собрали паззл, который привел к результатам. Но мне ведь и Бородавко, и другие российские тренеры говорили, что нужно быть спокойнее, не лететь, как я делал. А я просто их не слышал, и это только моя ошибка. Изабель Кнауте, Рете Бургермайстер и Маркус Крамер сумели сделать так, чтобы я услышал. И все сложилось.

– Большунов рассказал историю, что в Квебеке в автобусе норвежцы отказались сесть с ним рядом, хотя там было единственное свободное место. У вас были ситуации, когда соперники отказывались общаться?

– Думаю, в случае с Сашей они просто постеснялись. Языковой барьер мешает. Говорил бы Большунов на английском, чтобы можно было общаться, тогда к нему и садились бы, болтали. Уверен, что в мире лыжных гонок к нему очень уважительно относятся. Что касается меня, то с ребятами, с которыми я бегал, у меня очень хорошие отношения. Я безумно благодарен Петтеру Нортугу, который меня пригласил к себе на соревнования. Пару дней назад он прислал мне смс, сказал, что все подтверждено, а я должен быть обязательно. Конечно, я к нему поеду. Побегу спринт, да что угодно – мне приятно будет вновь выйти на одну трассу с Петтером. Это говорит об огромном взаимном уважении. Те же отношения и с Дарио Колоньей. С ним мы вообще вместе тренировались, поскольку жили на соседних улицах в Давосе. Тренировались и с Нортугом, и с Мартином Сундбю. А Маркус Хеллнер, с которым мы не тренировались, сам подстраивался под график нашей группы, чтобы приехать к нам в Кирун, например, и пробежать контрольную тренировку.

– Есть мнение, что судьи всегда на стороне норвежских лыжников в спорных ситуациях на трассе.

– Доля правды в этих словах есть. Чисто визуально, плюс подача журналистов, плюс разговоры болельщиков, кажется, так и есть. Я тоже над этим много думаю. Россияне практически всегда виноваты. Даже если реально нарушили норвежцы, обыгрывается все так, что ты реально начинаешь думать о собственной неправоте.

– Такое только с норвежцами или и с представителями других стран?

– Лично у меня было и с лыжниками не из Норвегии. Думаю, многие помнят, как на "Тур де Ски" мне накинули 10 секунд за то, что я якобы подрезал Тобиаса Ангерера. Но я с этим был не согласен. Опять же, визуально россиян наказывают больше, европейцев меньше. При этом мысль о том, что судьи правы, все равно проносится – может, они правильно рассуждают и расставляют приоритеты.

Сергей Устюгов. Фото AFP
Сергей Устюгов. Фото AFP

Говорил Крамеру, что нужно быть жестче

– С лыжниками нынешней сборной России общаетесь?

– Конечно. Плотнее всех с Сергеем Устюговым, иногда обсуждаем, как он будет тренироваться и идти дальше. Да у меня со всеми отношения хорошие. С Большуновым, правда, практически не общаемся, я с ним ни разу не тренировался. Когда видимся, парой слов перекинемся. Но Саша – парень в себе, я не лезу к нему. Но, повторю, как спортсменом я им восхищаюсь. Он и Устюгов очень талантливые спортсмены, которые могут бегать все. Созваниваюсь с теми, с кем сам еще успел побегать в сборной, с тренерами – с Маркусом, Юрием Викторовичем, Изабель.

– Группа Крамера не в лучшей форме подошла к чемпионату мира. У вас есть предположения, почему?

– Я не присутствовал на тренировках, не изучал планы работы, не могу утверждать, что именно было не так со спортивной точки зрения. Но Маркус при всем своем профессионализме слишком мягкий человек. Некоторые спортсмены этим пользуются, не дорабатывают. Не хватает ему Изабель и Рете. Крамер просто идеально может построить подготовку спортсмена, составить до мелочей продуманный план. Но выполнять все за спортсмена он не будет, как и не будет стоять у него над душой и следить, что тот делает. Я даже сам Маркусу говорил, что нужно быть жестче. Но он такой, какой он есть.

– У Крамера много спортсменов, и спринтеры есть, и дистанционщики. Как считаете, нужна в сборной России отдельно выделенная спринтерская группа?

– Я думаю, нужна. У нас была группа Юрия Каминского, которая давала результат. Отдельные спортсмены, кто через нее прошел, завоевывали медали на крупнейших стартах, а Никита Крюков так и вовсе выиграл несколько медалей на Олимпиаде и трехкратным чемпионом мира стал. Пусть не все были такими стабильными, как Никита, но согласитесь, неплохо, когда есть спринтерская команда, представители которой одни из лучших в мире. Елена Валерьевна Вяльбе, знаю, против такой группы и не собирается менять структуру команды. Не знаю, есть ли сейчас у норвежцев спринтерская группа, но обратил внимание, что многие их спринтеры сейчас бегают марафоны. Тот же Ойстен "Сосиска" Петтерсен, например.

У бойцов ММА глаза как у китайских пчеловодов

– Сейчас идет полемика по поводу намерения президента ФЛГР ограничить соцсети для спортсменов во время крупных стартов. Ваша точка зрения?

– Я за то, чтобы всегда искать компромисс. В любом случае, все зависит от спортсмена. Если ему нужен результат, он сам знает, что и как делать. На мой взгляд, федерация должна просто поговорить со спортсменами, посоветовать что-то, но ни в коем случае не запрещать. Запретный плод всегда сладок. Лично мне Изабель Кнауте перекрывала с помощью программиста спортивные сайты, на которые я любил заходить. Буквально ставила на них блокировку.

– Зачем?

– Я сам просил. Открываю ноут, чтобы посмотреть фильм или с близкими пообщаться, и невольно все равно заходил на спортивные сайты. Там читал что-то и начинал раздражаться. Я переживаю, когда много критики, зачастую необъективной. Зачем мне тратить лишние эмоции? Изабель делала то, что я просил, и это реально работало.

– Вы имеете в виду комментарии под новостями?

– В основном, да. Но бывали и неверно переданные журналистами мои слова. С одним таким я пытался поговорить, нашел номер телефона через знакомых, набрал, пообщался и понял, что это бесполезно. У каждого своя работа.

– В наше время очень популярен инстаграм, в котором каждый может написать каждому, что угодно. Было ли такое в ваше время, и насколько это серьезная проблема для спортсменов?

– Инстаграм еще не был так развит, когда я бегал, а сейчас, кажется, весь мир сидит в этой сети. Я не говорю, что это болезнь, но я искренне рад за тех, у кого нет инстаграма. У меня он есть с 2013 года, и я его веду, слежу, обновляю. Сам или нет? Сам, конечно. Но есть помощницы, которым я кидаю набранный текст на предмет грамотности. Бывает, торопишься, по кнопкам не попадаешь, и такой пост лучше на всеобщее обозрение не выставлять. Ошибок в текстах лично у меня быть не должно. А проблема это или нет – да, проблема. Но каждый решает сам, читать все подряд или пропускать это мимо глаз и ушей. Невозможно ответить каждому, хотя иногда очень хочется.

– Сейчас же у вас для себя запретов нет? Что открываете в первую очередь?

– Лыжные гонки, а потом другие виды спорта. В лыжи я погружен, про другие виды спорта знаю очень много.

– Бои без правил интересуют? Там, кстати, битвы не только в октагоне, но и в соцсетях.

– Нет, не интересуют. Но мой приятель Бату Хасиков пригласил меня на турнир, который проходил в Москве. Когда смотришь на это вживую, эмоции непередаваемые. Лица бойцов меняются с каждой минутой так, что жутко становится. Причем основной бой не был таким кровавым, а вот андеркард – это да. Эти бои обычно по телевидению не транслируют, но как раз там большее всего крови и драки. Глаза у бойцов заплывают, как у китайских пчеловодов. Лучше лыжные гонки.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
4
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир