Рио: фекальная тревога

28 апреля 2014, 12:30
12 марта 2014 года. Рио-де-Жанейро. Залив Гуанабара. В 2016 году здесь должны пройти соревнования по плаванию, байдаркам и парусному спорту. Фото Reuters

СВОЯ КОЛОНКА

Сергей БУТОВ

Подготовка Рио-де-Жанейро к Олимпийским играм-2016 проходит в довольно кислой атмосфере. Дела у бразильцев идут ощутимо хуже, чем у Афин-2004, где греки демонстрировали, казалось, образец организационного бессилия.

Не один, не два – 18 глав международных федераций по летним видам спорта на апрельском заседании исполкома МОК в Турции заявили, что Рио к Играм вообще не готов. Общее мнение: налицо самая критическая ситуация за последние десятилетия.

Начались разговоры – пока кулуарные – о том, что МОК срочно необходим план "Б". Это значит: его руководство подталкивают начать переговоры с городом, который потенциально мог бы провести Олимпиаду-2016 вместе, а скорее всего, вместо Рио-де-Жанейро.

Реальность, однако, такова, что найти город-камикадзе будет еще сложнее, чем заставить бразильцев вынуть изо рта папиросу, с которой они закемарили где-то на Копакабане. Перед афинскими Играми тогдашний президент МОК Хуан Антонио Самаранч стал бить в греческий барабан за четыре года до их начала. До Рио осталось два с хвостиком, и ситуация с каждым месяцем все больше заходит в тупик. У нынешнего главы МОК Томаса Баха есть все основания ностальгировать по Сочи, который при всех сопровождавших стройку проблемах от плана "А" не отклонился ни разу и выстроил за шесть лет на болотах возможно лучший Олимпийский парк в истории.

В отличие от Сочи или олимпийского Пекина, который мэр Рио-де-Жанейро Эдуардо Паэш теперь брезгливо называет "мавзолеем вхолостую потраченных народных денег", этому городу не нужно было строить все от начала до конца. Он уже имел солидную инфраструктуру, кое-что было возведено в рамках подготовки к футбольному чемпионату мира. К Играм требовалось построить 52 объекта – не так уж много, на самом деле. К марту-2014 построено 4…

Один из нескольких олимпийских кластеров, Деодоро, которому принимать соревнования по 8 видам спорта, строить не начинали вообще. Некоторые из объектов, что уже готовы, представляют собой довольно неаппетитное зрелище. Так, потрясающе красивый залив Гуанабара, место парусных соревнований, является кладбищем (или, пользуясь терминологией мэра, мавзолеем) рыб и домашней мебели. За всем этим с загаженной до крайности береговой линии присматривают местные мухтары.

Бездомными собаками членов дружной олимпийской семьи после Сочи уже не удивишь. Но легкая тревога за природное наследие присутствует. Бразильское министерство здравоохранения констатирует, что система городской канализации Рио справляется с нагрузкой на 34 процента. Остальное богатство уходит в море. Уровень фекального загрязнения бухты сегодня в 79 раз превышает норму в целом по Бразилии. По самым высоким мировым стандартам – в данном случае это стандарты США – в 195 раз. Чья норма ближе лично вам, решайте сами. Но, думаю, все согласятся, что доносящийся из бухты характерный запах имеет с олимпийскими идеалами довольно мало общего.

Кризис строительства никак не связан с нашим представлением о бразильцах как о нации обломовского типа, которую не интересует ничего, кроме самбы и телесериалов. Корень проблем лежит в политической плоскости и зарыт настолько глубоко, что любая попытка властей увеличить финансирование стройки попадает под град критики.

То, что Бразилия – страна колоссального социального неравенства, хорошо известно сейчас и было известно в 2009-м, когда МОК отдал ей Игры-2016. Другое дело, что если в 2010-м рост ВВП Бразилии составил 7,5 процента, то в 2012-м – только 0,9. Стоило впечатляющему экономическому росту замедлиться, как внутренние проблемы вновь оказались столь остры, что страна банально захлебнулась двумя спортивными проектами с приставкой "супер".

Что ждет Игры-2016, вопрос дискуссионный. Дело едва ли обернется вселенским позором – слишком много влиятельных людей в этом не заинтересовано. Но и поднимать паруса градостроительной фантазии бразильцам уже поздновато. Задача-максимум в такой ситуации: чтобы соревнования было где провести, а спортсменов – расселить.

Через год с небольшим МОК будет выбирать столицу зимних Игр-2022. И если Рио не внесет в ход подготовки кардинальных изменений, мы можем стать свидетелями пересмотра всей политики "глобализации во имя спорта", которую МОК проповедовал с начала XXI века, сознательно отдавая Игры не столько развитым, сколько развивающимся странам, готовым тучно инвестировать в спортивную инфраструктуру.

В таком случае Осло можно будет заранее поздравлять с Олимпиадой-2022. Мало кто из членов МОК рискнет репутацией этой организации, отдав Игры Кракову, Пекину или Алма-Ате, не говоря уже о Львове.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
0
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир