Женщин в спорте будут определять по жребию? Новый виток безумия в МОК

Олег Шамонаев
Шеф отдела информации
17 ноября, 14:30

Статья опубликована в газете под заголовком: «МОК снял с себя ответственность за трансгендеров»

№ 8570, от 19.11.2021

Кастер Семеня. Фото Getty Images Лорелл Хаббард. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Кристин Мбома. Фото Getty Images
Международный олимпийский комитет снял с себя ответственность за появление в женском спорте трансгендеров и атлетов «с особенностями сексуального развития».

16 ноября 2021 года, безусловно, станет черным днем в истории женского спорта. В этот день Международный олимпийский комитет сломался под давлением правозащитников и самоустранился от очень невыгодного с точки зрения пиара вопроса о недобросовестной конкуренции в женских соревнованиях со стороны бывших мужчин — трансгендеров и девушек с повышенным от природы уровнем тестостерона. Само тестирование на мужской половой гормон для допуска к женским стартам отныне признано несостоятельным, а процедура отделения мужчин от женщин целиком отдана на откуп федерациям по видам спорта. Как они это собираются делать — никто не знает. Поэтому в ближайшие годы нас ждет хаос, способный угробить женский спорт в его нынешнем виде. Бесхребетность МОК в этом вопросе на фоне попрания всех норм в деле борьбы с допингом по-настоящему шокирует.

Падение барьеров

Жесткий барьер между мужчинами и женщинами — это основа спорта. Как и жесткий барьер между юниорами и взрослыми или между представителями разных весовых категорий. Но наше время — это время падения всех барьеров. Внезапно выяснилось, что грань между полами не такая уж незыблемая. Больше того, оспаривается сам постулат, что среднестатистический мужчина имеет физическое преимущество перед среднестатистической женщиной. Все это поставило спортивных чиновников в крайне невыгодную ситуацию. Защита олдскульных взглядов на четкое разделение М/Ж превращает в глазах прогрессивной неспортивной общественности в мерзких ретроградов. Ну а поддержка трансгендеров и «особенных дам» в женском спорте подставляет функционеров под удар со стороны природных барышень. В общем, желание МОК убраться с линии огня вполне понятно — комитет проделывает этот фокус уже не в первый раз.

Почти два года специальная комиссия МОК «изучала вопрос», но не придумала ничего лучше, чем снять с себя ответственность за ситуации с Кастер Семеня и другими андрогенными бегуньями, а также с тяжелоатлеткой-трансгендером Лорел Хаббард и ей подобными. Все существовавшие ранее правила допуска к женским стартам отменены. Вместо них провозглашены 10 абстрактных принципов, которые в основном посвящены правам человека и инклюзивности. Четко обозначается лишь отказ от теории о том, что трансгендерные спортсменки априори имеют преимущество перед природными женщинами. Но даже эти принципы носят характер рекомендаций. Весь процесс поддержания справедливой конкуренции в женском спорте, в том числе на Олимпийских играх, теперь целиком находится в компетенции международных федераций.

Федерации по видам спорта отныне вольны сами определять правила участия в женских соревнованиях трансгендеров и спортсменок с особенностями полового развития. Требование, согласно которому для выступления в женских дисциплинах на Играх необходимо иметь уровень тестостерона ниже 10 наномолей на литр в течение последних 12 месяцев, больше не действует (хотя именно на этот метод опираются правила многих федераций). Специалисты, нанятые МОК, пришли к выводу, что нет четких доказательств прямого влияния уровня тестостерона на результаты, а терапия по искусственному снижению уровня мужского гормона без медицинских показаний вредит здоровью спортсменок. Визуальные осмотры и проверки хромосомного набора при секс-контроле также названы «унизительными» и «нежелательными». Что делать дальше — непонятно.

Лорелл Хаббард. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Лорелл Хаббард. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Позор науки

Да, трансгендеров и андрогенных атлеток в женском спорте не слишком много, однако их достаточно для того, чтобы наглухо закрыть возможность для побед обычным женщинам в целых дисциплинах. Например, очевидно, что намибийки Кристин Мбома и Беатрис Масилинги будут доминировать в беге на дистанциях от 200 до 1500 метров. А Франсин Нийонсаба из Бурунди — в беге на 5000 и 10 000 метров. И это только те, о ком мы сейчас знаем. Наверняка отмена ограничений на уровень тестостерона приведет в женский спорт новых сильных «спортсменок с сексуальными особенностями», не говоря уже о бывших мужчинах-трансгендерах, чье тело сформировалось во время мужского пубертата и более приспособлено для циклических и силовых видов спорта. Впрочем, последний тезис, как выясняется, с научной точки зрения некорректен.

То, что наука практически в середине XXI века не в состоянии определить четкие критерии для человека женского пола, — это настоящий позор для ученых. И причина, увы, очевидна. Все исследования на эту тему так или иначе финансируются учреждениями, которые по политическим причинам крайне не заинтересованы в жестких и конкретных выводах. Дошло до того, что даже работа, на основе которой Международная федерация легкой атлетики ограничила допуск тестостероновых спортсменок на определенные старты (на дистанции от 400 до 1500 метров), в итоге отозвана самими же авторами как дискриминационная. Пострадавшая из-за этих ограничений южноафриканская бегунья Кастер Семеня дошла до Совета ООН по правам человека, и там категоричные выводы ученых о влиянии тестостерона на результат были разбиты в пух и прах.

В итоге научное обоснование критериев разделения по полам, принятое в МОК с 2004 года, оказалось под большим вопросом. Ранее уровень тестостерона считался адекватным критерием — ведь общеизвестно, что в одном литре крови здорового мужчины от 5 до 30 наномолей мужского гормона, а у женщины — от 0,1 до 3 наномолей. Черту провести легко и логично, даже с учетом «индивидуальных особенностей». Но в итоге выяснилось, что нюансов гораздо больше, чем можно себе вообразить. В итоге «тестостероновый метод» отправляется на свалку истории, где с середины 1990-х уже лежит «хромосомный» способ, который был основан на анализах слюны и тоже оказался ненадежным (несколько уличенных в наличии мужских ДНК женщин в итоге стали матерями). Еще раньше спортивные организации отказались от визуального гинекологического осмотра как слишком унизительного. Хотя сегодня в этом можно усомниться — ведь никого не напрягает тот факт, что спортсменкам в рамках допинг-контроля с детских лет систематически приходится ходить в туалет под пристальным наблюдением чужих людей.

Кристин Мбома. Фото Getty Images
Кристин Мбома. Фото Getty Images

В индивидуальном порядке

Теперь «неунизительный» и научно обоснованный метод вольна самостоятельно придумывать каждая федерация. С одной стороны, в этом есть логика. Глупо грести под одну гребенку теннис и фигурное катание, тяжелую атлетику и шахматы. Например, возраст перехода из «андеров» во взрослый спорт в разных видах отличается радикально. Но, с другой стороны, даже на примере шахмат мы видим, что женщинам необходим отдельный класс, что нельзя проводить все соревнования только в «открытой категории». На заре спорта проводились эксперименты и с разными критериями разделения спортсменов (по расовому и сословному признаку, а также на любителей и профи). Но более чем столетняя история спорта показала, что жизнеспособными являются только классы М/Ж, а также юниоры/взрослые и весовые категории.

К чему сейчас приведет самодеятельность федераций? Очевидно, что у них нет таких возможностей для подведения научной базы под свои критерии, как у МОК. И вообще — фантазии способны завести очень далеко. Наверняка где-нибудь мы скоро увидим больше двух полов, а также открытые классы, в которых женщины получат возможность соревноваться с мужчинами. Ну или где-нибудь начнут определять женщин по жребию — а как еще, если наука бессильна? Отвечает ли это трендам нашего мира — вопрос спорный. Как и то, что делать МОК, если правила какой-нибудь федерации окажутся дискриминационными и не будут отвечать принципам олимпизма. На презентации новых десяти гендерных принципов представитель МОК не смог ответить на этот вопрос, заявив лишь, что все подобные моменты будут рассматриваться в индивидуальном порядке.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

45
Предыдущая статья Следующая статья